ОГРАНИЧЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ- СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

ОГРАНИЧЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ- СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Действующие положения ст. 73 СК РФ ставят знак равенства между  понятиями — ограничением родительских прав и отобранием детей у родителей.

Ограничение в родительских правах непосредственно связано с существованием опасности в родительской семье. по смыслу указанной  нормы устранение этой опасности для ребенка возможно лишь посредством его изъятия из семьи даже при сохранении правовой детско-родительской связи. Изъятие ребенка возможно и в случае, когда родитель или один из них не могут или не хотят оградить его от существующей в семье угрозы, так как с правовой точки зрения не имеет значения, каков источник ее возникновения.

В связи с существующей в семье угрозой отобрание в результате ограничения родительских прав целесообразно применять уже на стадии досудебной подготовки в качестве меры по обеспечению иска в соответствии с п. 1 ст. 150, ст. 139 ГПК РФ, а также после вынесения судом решения об ограничении в родительских правах, воспользовавшись правом суда обратить решение к немедленному исполнению согласно п. 1 ст. 212 ГПК РФ.

Исходя из смысла ст. 73 СК РФ, правовые основания ограничения родительских прав можно условно разделить на две группы. К первой группе относятся случаи, когда опасность в семье для ребенка возникает в результате невиновного поведения родителей либо одного из них) — их действия или бездействие, согласно перечню ч. 1 п. 2 ст. 73 СК РФ: речь идет о психических расстройствах или хронических заболеваниях родителей, стечении тяжелых обстоятельств и т.п.

Другая группа подразумевает случаи виновного — противоправного поведения родителей (одного из них), в результате которого пребывание ребенка в семье несет для него опасность.

Опасность — обязательное условие ограничения в родительских правах — должна быть реальной, а не предполагаемой. Однако степень угрозы для ребенка не всегда  можно легко определить.  Однако, следует иметь в виду, что наступление неблагоприятных последствий при определении наличия опасности не является обязательным — достаточно понимания того, в чем заключается опасность пребывания ребенка в семье: для его жизни, физического или психического здоровья, воспитания его личности.

В законодательстве понятие «опасное положение» закреплено в ст. 1 ФЗот 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»  и связано с тем, что родители или законные представители ребенка не исполняют своих обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на его поведение либо жестоко обращаются с ним. Но четких критериев определения оснований для отобрания ребенка законодательство не содержит, хотя восполнение указанного законодательного пробела в ряде случаев помогло бы снять вопросы, связанные с жалобами на действия органов опеки и попечительства, — обоснованность их действий стала бы более очевидной, что, в свою очередь, способствует защите прав и законных интересов детей. В настоящее время характер и степень опасности определяются в каждом конкретном случае с учетом возраста, состояния здоровья ребенка, а также иных обстоятельств.

Термин «опасность» можно трактовать как наличие реальной угрозы нанесения вреда жизни, здоровью, физического или морального ущерба личности ребенка родителями или лицами, их заменяющими, подтверждаемой фактическими данными акта обследования условий жизни семьи, свидетельскими показаниями, объяснениями органа опеки и попечительства, медицинскими заключениями.

В соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 73 СК РФ, если родители (один из них) не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав. То есть ограничение в родительских правах — это временная санкция, мера профилактического характера, которая преследует цель защитить право ребенка на надлежащее семейное воспитание. Однако действующее законодательство не содержит механизма, который позволял бы отслеживать изменение образа жизни родителя и проводить с ним работу по профилактике социального сиротства.

В Семейном кодексе РФ  можно выделить нормы, прямо ограничивающие родительские права, — положения ст. 73 СК РФ, устанавливающие основания ограничения родительских прав, и нормы косвенного ограничения — например, положения ст. 62 СК РФ о назначении опекуна ребенку несовершеннолетних родителей, не достигших возраста 16 лет.

Основным правовым последствием удовлетворения иска об ограничении родительских прав является утрата права родителей лично воспитывать своего ребенка — роль его законного представителя переходит к назначенным в установленном порядке лицам (опекуну, попечителю, приемному родителю, детскому учреждению). Но родители не освобождаются от обязанности по содержанию своих детей в порядке требований п. 2 ст. 74 СК РФ и ст. 84 СК РФ. Кроме того,  ребенок, в отношении которого родители (один из них) ограничены в родительских правах, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также сохраняет имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства.

Что же касается имущественных прав родителей, ограниченных в родительских правах, то ч. 2 ст. 1117 ГК РФ не включает их в перечень недостойных наследников. На вопрос: а можно ли отнести к недостойным наследникам родителей, ограниченных в родительских правах, — нет однозначного ответа. Если ограничение состоялось по причине душевного заболевания родителя, то в его действии (бездействии) не будет вины, а значит, нет и оснований включать его в перечень недостойных наследников.

Важно отметить, что при ограничении родительских прав сохраняется правовая связь между родителем и ребенком, могут быть сохранены их личные контакты, тем более если ограничение родительских прав связано с отсутствием вины родителя или наличием его вины в меньшей степени, чем при лишении родительских прав. Поэтому обязательным условием сохранения личных связей родителя и ребенка является требование ст. 75 СК РФ о том, что эти встречи не оказывают на ребенка вредного влияния.

Вредное влияние может быть выражено в физическом или психическом воздействии на ребенка, которое неблагоприятно отражается на его здоровье и развитии: например, пребывание родителя на свидании с ребенком в алкогольном или наркотическом опьянении, подстрекательство несовершеннолетнего к правонарушению, издевательство над ним, негативное вмешательство в процесс его воспитания и т.д. Если ограничение в родительских правах произошло по причине тяжелого психического заболевания родителя, то в период ремиссии его болезненного состояния, если он не представляет для ребенка опасности, встречи могут проходить под контролем лица, заменяющего родителя. Оказание родителем вредного влияния на ребенка может быть подтверждено показаниями свидетелей, медицинскими документами, актами органа опеки и попечительства...

Если причиной, послужившей для ограничения родительских прав, является опасность, исходящая от других членов семьи, запрещать свидания с ребенком родителю, который оказался не способным его защитить от этой опасности, нецелесообразно. Такие свидания должны проходить вне стен дома, где существует угроза для несовершеннолетнего: например, на территории опекуна (попечителя), приемного родителя, в детском учреждении.

Как видно, граничение родительских прав касается некоторых из них: права на личное воспитание ребенка, права на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей. Однако при отобрании ребенка, как следствии ограничения в родительских правах, прекращается личная связь между родителями и ребенком. При этом личные права родителей переходят лицам, их заменяющим.  Дети, чьи родители ограничены в родительских правах, приобретают статус детей, утративших родительское попечение, в порядке требований ст. 121 СК РФ и подлежат устройству в соответствии со ст. 123 СК РФ. Обязательное устройство изъятого из семьи ребенка решает проблему охраны и защиты его имущественных и личных неимущественных прав, поскольку этими вопросами занимается его опекун, попечитель, приемный родитель или детское учреждение, где находится несовершеннолетний.

Процедура ограничения в родительских правах начинается с подачи соответствующего искового заявления. В п. 3 ст. 73 СК РФ закреплен перечень лиц, которым предоставлено право предъявлять иск об ограничении в родительских правах. К их числу относятся близкие родственники ребенка, органы и учреждения, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (п. 1 ст. 70 СК РФ), дошкольные образовательные учреждения, общеобразовательные учреждения и другие учреждения, а также прокурор.

Согласно положениям ст. 14 СК РФ близкими родственниками ребенка являются: один из его родителей, дедушки, бабушки, полнородные и неполнородные братья и сестры. Если иск об ограничении в родительских правах подается родственником ребенка, но не относящимся к числу близких, судья может отказать в принятии заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ. В таком случае заинтересованное лицо обращается в органы опеки и попечительства, уполномоченные законом на защиту прав ребенка в соответствии с п. 1 ст. 121 СК РФ, п. 1 ст. 70 СК РФ.

В качестве ответчика по делу выступает лицо, от которого исходит опасность для ребенка. Однако следует иметь в виду, что иск об ограничении родительских прав можно предъявить только родителю, который считается таковым в порядке требований ст. 49 СК РФ. Суд может отказать в принятии такого искового заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, если требования предъявлены к лицам, заменяющим родителей, — опекунам, попечителям, приемным родителям, патронатным воспитателям. Но в определенных случаях допускается подача иска к усыновителям по аналогии закона (ст. 5 СК РФ, п. 1 ст. 137 СК РФ): если отсутствуют установленные законом основания к отмене усыновления в порядке требований ст. 141 СК РФ, но оставление ребенка с усыновителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от них не зависящим (например, болезнь усыновителей, стечение тяжелых обстоятельств и т.п.).

Если эта опасность связана с психическим заболеванием родителя (усыновителя), сначала решается вопрос о его процессуальной дееспособности.

Обязательными участниками в деле об ограничении в родительских правах являются органы опеки и попечительства, а также прокурор.

По общему правилу  такие иски рассматривается районным судом по месту жительства ответчика в соответствии со ст. 24 ГПК РФ и ст. 28 ГПК РФ. Но в силу того, что одновременно будет рассматриваться требование о взыскании алиментов на ребенка, то допустимо согласно ч. 3 ст. 29 ГПК рассмотрение иска по месту жительства истца.

Если требование об ограничении родительских прав заявлено в отношении двух и более детей, оно подлежит разрешению судом с учетом интересов каждого ребенка.

В порядке требований ст. 123 СК РФ в обязанности органов опеки и попечительства входит рассмотрение ряда аспектов жизни лиц, выступающих истцами и претендующих на получение воспитательных обязанностей в отношении несовершеннолетнего, на предмет соответствия их возможностей справляться с воспитанием ребенка.

Действующим семейным законодательством не закрепляются требования к формату и структуре такого заключения органов опеки и попечительства. Однако, кроме информативных и аналитических сведений, относящихся к несовершеннолетнему и его семье, органу опеки и попечительства необходимо обосновать выбранные им действия по защите прав и интересов ребенка согласно п. 2 ст. 73 СК РФ с точки зрения обеспечения права ребенка на надлежащее семейное воспитание .

При рассмотрении таких жел  учитываются положения ст. 12 Конвенции ООН о правах ребенка и ст. 57 СК РФ, согласно которым ребенок вправе свободно выражать свое мнение по всем вопросам, затрагивающим его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2017 г. N 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав»  суд, решая вопрос об ограничении родительских прав, исходит из характера и степени опасности, а также возможных последствий для жизни или здоровья ребенка в случае оставления его с родителями (одним из них). Кроме того, принимаются во внимание иные обстоятельства: например, при виновном поведении родителей, создающем опасность для ребенка, выясняется, осознают ли родители виновность своего поведения, имеют ли намерение изменить его и какие конкретные меры собираются для этого предпринять.

Удовлетворяя иск в связи с виновным поведением родителей, суд выносит решение об ограничении родительских прав без указания срока их ограничения, но обязан разъяснить родителям, что в случае, если они не изменят своего поведения, к ним может быть предъявлен иск о лишении родительских прав в порядке и в сроки, предусмотренные абз. 2 п. 2 ст. 73 СК РФ.

Процесс исполнения вынесенного судом решения об ограничении родительских прав является завершающим этапом судебного производства. Иполнение решений суда по таким делам производится судебным исполнителем в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Следовательно, центральным участником процесса исполнения судебного решения является не орган опеки и попечительства, а судебный пристав-исполнитель. Однако участие органа опеки и попечительства — самостоятельное и обязательное в порядке требований п. 2 ст. 79 СК РФ. На практике, к сожалению, часто наблюдается обратная схема, когда пристав-исполнитель играет роль наблюдателя и представителя власти при инспекторе по правам несовершеннолетних, что противоречит законодательным положениям не только Семейного кодекса, но и Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», и Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах».

Исполнять судебное решение пристав вправе в любом наиболее удобном для этого месте, в том смысле, что ст. 11 ФЗ «Об исполнительном производстве» не ограничивает его действия территориально.

Процедура по отмене ограничения в родительских правах представляет собой юридические действия, направленные на правовое обоснование восстановления детско-родительских семейных отношений.

В качестве истца выступает родитель: согласно п. 1 ст. 76 СК РФ ограничения родительских прав может отменить суд по исковому требованию, предъявленному родителями или одним из них, при установлении отсутствия причин, послуживших поводом для вынесения решения по их ограничению. То есть родитель должен доказать в судебном процессе отсутствие опасности для несовершеннолетнего и целесообразность его возвращения в родительскую семью.

Кроме того, родитель должен одновременно с подачей иска об отмене ограничения родительских прав просить суд о возврате ему ребенка, т.е. о защите своих родительских прав. Однако удовлетворение иска об отмене ограничения в родительских правах непосредственно связано с интересами несовершеннолетнего, который мог забыть о родителях и привязаться к лицу, их заменившему, поэтому мнение ребенка о предстоящих изменениях в его жизни суд учитывает обязательно. Если суд придет к выводу, что возвращение ребенка родителям (одному из них) противоречит его интересам, то в соответствии с п. 2 ст. 76 СК РФ в удовлетворении иска родителям может быть отказано.

Исковое требование об отмене в ограничении родительских прав предъявляется к лицу, на попечении которого находится ребенок: другой родитель, опекун, попечитель, приемный родитель, орган опеки и попечительства, организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Если иск об отмене ограничения родительских прав и о возвращении ребенка родителям был удовлетворен, то суд разрешает также вопрос о прекращении взыскания с родителей алиментов на ребенка. В течение трех дней со дня вступления в законную силу указанного решения суд направляет соответствующую выписку в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка в соответствии с п. 3 ст. 76, п. 5 ст. 72 СК РФ.

Таким образом, положения о ведении процесса и принятии судом решения в делах об ограничении родительских прав свидетельствуют о ключевой роли действий органов опеки и попечительства, уполномоченных на защиту прав несовершеннолетнего, в связи с чем единообразие делопроизводства, выработка четких критериев, необходимых в оценке угрозы для несовершеннолетнего при составлении актов по обследованию условий содержания и воспитания ребенка в семье, существенно облегчили бы разрешение дел по ограничению или восстановлению в родительских правах.

Поделиться в соц. сетях

googlebuzz     ОГРАНИЧЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ  СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
googleplus     ОГРАНИЧЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ  СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
livejournal     ОГРАНИЧЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ  СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
mailru     ОГРАНИЧЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ  СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
odnoklassniki     ОГРАНИЧЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ  СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
yandex     ОГРАНИЧЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ  СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *