Ответственность за нарушение обязательств

Ответственность за нарушение обязательств- новая судебная практика

Верховный суд упростил процедуру доказывания по делам о возмещении убытков и сделал более реалистичным взыскание упущенной выгоды.

Обновленные положения Гражданского кодекса можно применять к правам и обязанностям из договоров, заключенных после 1 июня 2015 года. Как правильно работать с новыми положениями, В Постановлении Пленума Верховного суда  от 24.03.16 № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» изменил судебную практику по делам о возмещении убытков  в том числе о взыскании упущенной выгоды.

Возмещение убытков

Относительно возмещения убытков ВС сформировал более лояльный для кредитора подход к рассмотрению вопросов  их взыскания. Причинно-следственную связь  между нарушениями и убытками  теперь можно доказать несколько проще. В обоснование упущенной выгоды можно приводить самые различные доказательства того, что она могла быть получена.

Размер убытков и их связь с нарушением можно доказывать «с разумной степенью достоверности». Верховный суд предложил смягченный подход к стандарту доказывания по делам о возмещении убытков.

Если убытки, возмещения которых требует истец, – это обычное последствие допущенного нарушения, то причинная связь между нарушением и убытками презюмируется.  Должник, обязан  доказать  отсутствие такой связи, а не истец. Остается, правда, вопрос о том, кто будет доказывать «обычность» наступивших последствий для того или иного нарушения.

Кроме того, ВС еще раз подтвердил, что суммы причиненных убытков достаточно доказать с разумной степенью достоверности.

В обоснование упущенной выгоды можно приводить любые доказательства того, что она могла быть получена. ВС указал, что в обоснование размера упущенной выгоды можно приводить, в частности, доказательства относительно возможности ее извлечения, а не только доказательства принятия конкретных мер  к получению прибыли.

Упущенная выгода

Отсюда, ВС закрепил  более упрощенный подход к вопросу доказывания упущенной выгоды.

Ранее предполагалось, что истец может обосновать в суде упущенную выгоду, если совершит конкретные действия и приготовления, направленные на извлечение доходов, которые не были получены только в связи с допущенным ответчиком нарушением, ставшим препятствием для получения дохода.

 Если в договоре предусмотреть, что определенные обстоятельства освобождают должника от ответственности за неумышленное нарушение обязательства, то он должен доказать наступление таких обстоятельств и отсутствие умысла в своих действиях .

ВС  не дал понятие умысла, но указал, что проявление минимальной степени заботливости и осмотрительности может свидетельствовать о его отсутствии.

Ранее был более строгий подход. Должник обязан был доказать, что принял все зависящие от него меры и проявил ту степень заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.

Доказать наличие убытков при прекращении договора можно, даже если замещающая сделка была не аналогичной. ВС разъяснил, как нужно применять ст. 393.1 ГК РФ.  Чтобы  потребовать возмещения убытков, можно совершить не одну, а несколько сделок взамен прекращенного договора или приобрести не только аналогичные товары, но и их заменители, в том числе в иной местности.

Однако, здесь все равно нужно быть осторожным, поскольку арбитражные суды довольно скрупулезно относятся к исследованию вопроса о «замещающем» характере новой сделки. Кроме того, практика применения схожей нормы ст. 524 ГК РФ к договорам поставки была неоднозначна в части критерия «аналогичности» товаров.

Совершить «замещающую сделку» можно не только после, но и до прекращения первоначального обязательства . Важно, чтобы нарушение со стороны должника уже имело место и послужило причиной прекращения договора. ВС тем самым поддержал схожий подход арбитражных судов, сформированный для договоров поставки.

Следует отметить, что  «замещающая сделка» не прекращает отношений между должником и кредитором. Факт ее совершения не влияет на обязанность должника исполнить обязательство, а кредитора – принять исполнение. Поэтому кредитор, заключивший «замещающий договор», несет все риски, связанные с параллельным существованием аналогичных обязательств, включая, например, обязанность принять товар от поставщика, даже если он уже приобрел аналогичный товар.

Добросовестность и разумность действий кредитора при совершении «замещающей сделки» предполагается, если должник не докажет обратное. Так, должник может доказывать, что кредитор содействовал увеличению размера убытков либо не принял мер к их уменьшению.

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров

ВС  разъяснил, что можно взыскать с недобросовестной стороны переговоров и что делать, если вы заключили договор, а позже выяснилось, что информация, предоставленная контрагентом, была неполной или недостоверной. Также он существенно увеличил количество норм, регулирующих правила ведения переговоров: теперь к отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, можно применять нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, указанными в статье 434.1 ГК РФ .

За недобросовестное ведение переговоров с контрагента можно взыскать «полноценные» убытки. С контрагента, который недобросовестно вел переговоры, можно взыскать возмещение:

– расходов в связи с ведением переговоров;

– расходов по приготовлению к заключению договора;

– убытков в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

Таким образом, ВС более полно определил объем возмещаемых убытков  по сравнению с формулировкой, предложенной в абзаце 2 п. 3 ст. 434.1 ГК РФ.

ВС  фактически ввел новый стандарт доказывания в таких спорах. Он отличается от общего подхода по ст. 393 ГК РФ. В результате возмещения убытков добросовестная сторона должна быть поставлена в положение, в котором она находилась бы, «если бы не вступала в переговоры с недобросовестным контрагентом» (а не «если бы обязательство было исполнено надлежащим образом», как требует абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ).

Договор, заключенный по результатам переговоров с недобросовестным контрагентом, нужно оспаривать не по правилам статьи 434.1 ГК РФ. ВС рассмотрел ситуации, когда договор:

– не был заключен из-за недобросовестных действий контрагента при переговорах;

– был заключен, но добросовестная сторона не имела полной или достоверной информации на момент заключения из-за недобросовестности контрагента.

В первом случае можно оспорить сделку (ст. 178–179 ГК РФ) или применить специальные способы защиты, предусмотренные для случаев нарушения отдельных обязательств.

Во втором – контрагент вправе потребовать возмещения убытков по правилам об ответственности за недобросовестное ведение переговоров (п. 3 ст. 434.1 ГК РФ).

Ответственность за неисполнение обязательства в натуре

Вопрос принуждения к исполнению обязательства в натуре всегда оставался спорным. С появлением статьи 308.3 ГК РФ он разрешился, и ВС ввел целый комплекс правил, касающихся этого вопроса.

ВС  рассмотрел несколько способов защиты нарушенных должником прав, доступных для кредитора в зависимости от ситуации. Однако суд при принятии решения по делу все равно должен будет сначала оценить, насколько в принципе возможно исполнение обязательства в натуре.

Контрагента можно понудить к исполнению обязательства в натуре, когда такое исполнение действительно возможно. Суд должен оценить положения закона, договора и существо обязательства и определить, возможно ли будет исполнить решение в случае удовлетворения иска.

Об объективной невозможности исполнить обязательство можно говорить в следующих случаях

– индивидуально-определенная вещь, подлежащая передаче истцу, утрачена. Суд исходит из того, что вещи, определенные родовыми признаками, можно приобрести у третьих лиц;

– орган государственной власти или местного самоуправления правомерно принял акт, и теперь исполнение обязательства будет ему противоречить;

– принудительное исполнение обязательства будет нарушать принцип уважения чести и достоинства гражданина. Например, нельзя понудить гражданина исполнить музыкальное произведение на концерте.

Суд должен удовлетворить иск о понуждении исполнить обязательство в натуре, когда взыскание убытков вместо исполнения в натуре не является адекватной мерой защиты прав истца.

В то же время исковое заявление об обязании предоставить информацию суд обязан удовлетворить, поскольку защита нарушенного права возможна только этим способом .

Этот перечень не является  исчерпывающим. В нем  приведено лишь несколько примеров, когда понудить к исполнению обязательства в натуре нельзя.

Кредитор может потребовать исполнения обязательства в натуре, возмещения убытков или использовать другие способы защиты. Если понудить к исполнению обязательства в натуре все-таки возможно, то кредитор вправе выбрать любой из доступных вариантов:

– потребовать исполнения обязательства в натуре;

– поручить выполнение обязательства третьему лицу, потребовав с должника возмещение убытков;

– выполнить обязательство своими силами и потребовать с должника возмещение убытков;

– потребовать отобрания индивидуально-определенной вещи у должника и передачи ее на предусмотренных обязательством условиях.

Выбор любого из этих вариантов не исключает права кредитора требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением обязательства, а также уплаты неустойки за просрочку его исполнения.

Судебная неустойка

В постановлении № 7 судебной неустойкой Пленум ВС РФ называет астрент. По многим аспектам Верховный суд подтвердил позицию ВАС РФ, ранее сформированную в отношении астрента. В частности, он фактически поддержал подход, что в результате присуждения судебной неустойки исполнение решения должно оказаться для должника явно более выгодным, чем неисполнение.

ВС также определил сферы применения судебной неустойки. Ее могут присудить, чтобы побудить должника:

– исполнить обязательство в натуре, в том числе обязательство воздержаться от определенных действий;

– устранить нарушение права собственности, не связанное с лишением владения. Заранее заключенное соглашение об отказе кредитора от права требовать присуждения судебной неустойки.

Судебную неустойку нельзя применить:

– в спорах об исполнении денежного обязательства;

– по спорам административного характера;

– по спорам, связанным с социальной поддержкой;

– по трудовым, пенсионным и семейным спорам, вытекающим из личных неимущественных отношений членов семьи.

При удовлетворении  требований о понуждении исполнить обязательство в натуре, суд обязан удовлетворить требование о присуждении судебной неустойки.

Убытки, причиненные неисполнением обязательства в натуре, возмещаются сверх суммы судебной неустойки. Такая неустойка носит штрафной характер. Проценты по ст. 395 ГК РФ на сумму судебной неустойки начислить нельзя.

В обновленном ГК РФ законодатель указал – когда соглашение сторон предусматривает неустойку за нарушение денежного обязательства, проценты по ст. 395 ГК РФ не подлежат взысканию. Иные правила могут быть предусмотрены в законе либо стороны могут согласовать их в договоре. ВС  уточнил, что речь идет только о зачетной неустойке. Взыскание штрафной неустойки наряду с процентами по ст. 395 ГК РФ, как и прежде, возможно.

Ранее суды долгое время исходили из того, что кредиторы сами вправе выбирать, какое требование заявить – о взыскании неустойки или процентов по статье 395 ГК РФ.  Это правило не применялось в случае со штрафной неустойкой.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства

ВС  подробно расписал алгоритм взыскания убытков по день фактического исполнения обязательства. Он указал, что проценты по ст. ст. 395 и 317.1 ГК РФ можно взыскивать одновременно. Разъяснил, как считать проценты, если цена в договоре указана в валюте.

В договоре с валютной оговоркой рассчитывать проценты нужно по ставкам для вкладов в валюте. Если в договоре предусмотрена «валютная оговорка», то начислять проценты по ст. 395 ГК РФ нужно по ставкам не в рублях, а в иностранной валюте.

Когда в договоре стороны используют валюту, отличную от рублей, долларов и евро, для расчета процентов нужно брать самую позднюю из опубликованных ставок (по каждому периоду). Когда такой ставки нет, рассчитывать проценты можно на основании справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора о применяемой им средней ставке по краткосрочным вкладам граждан.

Что касается места, которое нужно брать для расчета процентов, Верховный суд пояснил следующее. Проценты нужно рассчитывать по ставкам, опубликованным для федерального округа, где было место жительства (нахождения) кредитора в момент возникновения обязательства. Отдельно Верховный суд привел два случая:

– кредитором по договору выступает компания в лице филиала. Проценты нужно рассчитывать на базе ставок для округа по месту нахождения филиала на момент подписания его работником договора;

– кредитором выступает иностранное лицо. Проценты нужно рассчитывать по средним ставкам для округа по месту нахождения российского суда, рассматривающего спор.

Начислять проценты по статье 395 ГК РФ можно по день фактического исполнения решения суда. Суд указывает в решении сумму процентов, исчисленных на дату решения, но истец может требовать, чтобы суд прямо указал, что взыскание производится до момента фактического исполнения. Расчет процентов, начисляемых после указанной даты, производится уже в ходе исполнительного производства. День фактического исполнения также включают в период расчета.

Таким образом, ВС поддержал подход ВАС РФ к взиманию процентов «по день фактического исполнения обязательства» и более последовательно изложил применяемый в этом случае алгоритм действий.

Проценты по статьям 395 и 317.1 ГК РФ можно начислять одновременно. С момента просрочки проценты по обеим статьям начисляются одновременно.

При взыскании законных процентов не применяются правила о снижении размера процентов при их явной необоснованности, предусмотренные в статье 333 и пункте 6 ст. 395 ГК РФ.

Положения ст. 317.1 ГК РФ применяются к договорам, которые заключены начиная с 01.06.2015 года.

 Верховный суд указал, что условие о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным. Статья 406.1 ГК РФ не применяется, если не ясно, что именно устанавливает соглашение – условие о возмещении потерь или условие об ответственности за неисполнение обязательств.

Толковать это разъяснение можно двояко. С одной стороны, раз не применяется статья 406.1 ГК РФ, то нужно применять общие положения о гражданско-правовой ответственности. С другой – такое условие вообще не согласовано, а соглашение в этой части не заключено.

Истцу, требующему возмещения, придется доказывать не только факт наступления предусмотренного обстоятельства, но и то, что потери уже понесены (или неизбежно будут понесены), а также причинную связь между таким обстоятельством и потерями.

Теперь же пострадавшая сторона должна не только подтвердить наличие определенного обстоятельства, но и доказать свои потери и обосновать связь между ними. В таком случае отличия возмещения потерь от возмещения убытков становятся весьма размытыми.

Если сторона, требующая возмещения, недобросовестно содействовала наступлению соответствующего обстоятельства, то оно считается ненаступившим.

 

.

 

Поделиться в соц. сетях

googlebuzz Ответственность за нарушение обязательств
googleplus Ответственность за нарушение обязательств
livejournal Ответственность за нарушение обязательств
mailru Ответственность за нарушение обязательств
odnoklassniki Ответственность за нарушение обязательств
yandex Ответственность за нарушение обязательств

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *