Принцип добросовестности

Принцип добросовестности

При исполнении договора стороны нередко ведут себя недобросовестно. При этом формально их действия обычно находятся в рамках закона.
Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ» начинается с такого основополагающего принципа российского гражданского права, как добросовестность участников правоотношений. Без этого принципа суду невозможно вершить правосудие, основанное не только на принципе законности, но и на принципе справедливости.

Критерии добросовестности

Верховный суда РФ в указанном пленуме постарался дать определение добросовестности, определив примерные критерии, которыми должны руководствоваться судьи при рассмотрении гражданских споров. При оценке действий сторон как добросовестных или недобросовестных судам следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Следует обратить внимание на следующие факторы, имеющие значение при квалификации поведения на соответствие принципу добросовестности.

В своем поведении субъект гражданских правоотношений должен учитывать не только свои интересы, но и законные интересы других субъектов, вступающих с ним в правоотношения. Это отнюдь не означает, что такой субъект должен быть альтруистом и ставить благополучие других лиц на первое место. Суть этих разъяснений сводится к тому, что добросовестный субъект действует таким образом, чтобы его поведение не только не нарушало требования действующего законодательства, но и учитывало права и законные интересы других лиц в той мере, в которой указанные лица вправе рассчитывать на это исходя из общепринятых правил.

Добросовестность и недобросовестность – это оценочные понятия. При оценке поведения лица на предмет добросовестности суд должен учитывать как внешние (объективные) факторы, сопутствующие возникновению спорного правоотношения, так и его правовую природу, что требует от суда не только знания норм права, но и наличия житейского опыта, а также понимания экономических интересов сторон.

Вышесказанное относится к объективной добросовестностью. Однако существует и субъективная добросовестность, Под добросовестностью в субъективном смысле принято понимать такое состояние лица, в котором оно не знало и не должно было знать о существовании обстоятельств, препятствующих ему осуществлять какие-либо действия, направленные на возникновение правовых последствий.

Классический пример добросовестности в субъективном смысле слова – это добросовестный приобретатель (ст. 302 ГК РФ), то есть лицо, которое не имеет правовых оснований для владения спорным имуществом (незаконный владелец), но приняло все разумные меры для выяснения правомочий контрагента на отчуждение имущества, однако не знало и не могло знать, что оно приобретает имущество у неуправомоченного лица.

Таким образом, ВС РФ придал презумпции добросовестности широкий простор, распространив ее на объективную и субъективную добросовестность.

Презумпция добросовестности

Российское гражданское законодательство традиционно исходит из презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений. Пункт 5 ст. 10 ГК РФ гласит, что добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Это, в частности, означает, что ни на одном лице не лежит бремя доказывания того обстоятельства, что его поведение было добросовестным, – указанный факт предполагается. В свою очередь обязанность доказывания обратного (то есть недобросовестности) лежит на лице, которое ссылается на указанное обстоятельство в обоснование своих требований и/или возражений.
В связи с положениями названной нормы в судебной практике возникал вопрос: распространяются ли эти нормы на добросовестность в объективном или субъективном смысле. Пленум Верховного суда РФ решил, что указанная норма имеет общий характер и должна применяться к обоим видам добросовестности. Подтверждением этого обстоятельства, служат положения пункта 22.

При этом Верховный суд РФ обратил внимание судов на существование презумпции, что лицо, полагающееся на данные ЕГРЮЛ, не знало и не должно было знать о недостоверности таких данных.

В связи с расширением сферы презумпции добросовестности в пункте 133 постановления № 25 был признан не подлежащим применению абзац 1 пункта 38 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.10 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», который возлагал на добросовестного приобретателя (ст. 302 ГК РФ) бремя доказывания того обстоятельства, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества.

Таким образом, Верховный суд РФ в своем пленуме придал презумпции добросовестности максимально широкий простор, распространив ее как на объективную, так и на субъективную добросовестность. Предложенный Верховным судом РФ соответствует смыслу положений, содержащихся в п.5 ст. 10 ГК РФ.

Существование презумпции добросовестности при определенных обстоятельствах не лишает суд возможности признать поведение лица недобросовестным по собственной инициативе. Пленум ВС РФ указал на это в абзаце 4 пункта 1 постановления № 25.

Следовательно, по мнению Верховного суда РФ, суд по собственной инициативе вправе признать поведение лица недобросовестным не только в том случае, когда на это обстоятельство ссылается лицо, участвующее в деле, но и в том случае, если имеющиеся в деле доказательства бесспорно свидетельствуют о том, что поведение лица не соответствует принципу добросовестности. Однако прежде чем применять негативные правовые последствия, связанные с осуществлением недобросовестного поведения, суд обязан вынести на обсуждение сторон обстоятельства, которые, по его мнению, свидетельствуют о нарушении принципа добросовестности. Последнее правило не противоречит принципу состязательности и диспозитивности, а развивает положения, содержащиеся в части 3 статьи 9 АПК РФ и части 2 статьи 12, части 2 статьи 56 ГПК РФ, согласно которым суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом.

При этом стоит отметить один важный недостаток разъяснений пленума ВС РФ. Обязав суд ставить указанные обстоятельства на обсуждение, Пленум Верховного суда РФ не разъяснил, какое решение должен принять суд, если, на его взгляд, принцип добросовестности был нарушен, а стороны отрицают факт недобросовестного поведения.
Вероятно, в этой ситуации суд все же может квалифицировать поведение лица как недобросовестное и применить санкции. Но только если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что недобросовестное поведение не только негативным образом повлияло на лиц, которые отрицают факт недобросовестности, но и негативно затрагивает права и законные интересы третьих лиц либо интересы общества в целом.

Последствия недобросовестного поведения

Верховный суд РФ в своем пленуме не стал подробно останавливаться на последствиях недобросовестного поведения. Тем не менее он акцентировал внимание на ключевых моментах этого сложного вопроса.
«Суд должен учитывать как характер поведения нарушителя, так и негативные последствия такого поведения»
Во-первых, в абзаце 5 пункта 1 постановления № 25 он отметил, что, если суд установит недобросовестное поведение одной из сторон, он в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (п. 3 ст. 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (п. 5 ст. 166 ГК РФ).
Таким образом, определяя последствия нарушения принципа добросовестности, суд должен учитывать как характер поведения нарушителя, так и негативные последствия такого поведения. Отсюда санкция должна быть соразмерна последствиям недобросовестного поведения.

Во-вторых, в пункте 7 постановления № 25 ВС РФ указал, что, если совершение сделки свидетельствует о заведомо недобросовестном осуществлении гражданских прав (злоупотребление правом) в зависимости от обстоятельств дела, такая сделка может быть квалифицирована судом как недействительная. Такая правовая позиция ставит точку в споре о том, может ли злоупотребление правом повлечь недействительность сделки.

Поделиться в соц. сетях

googlebuzz Принцип добросовестности
googleplus Принцип добросовестности
livejournal Принцип добросовестности
mailru Принцип добросовестности
odnoklassniki Принцип добросовестности
yandex Принцип добросовестности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *