Выплата долга кредитору третьим лицом

Выплата долга кредитору третьим лицом

В соответствии со ст. 313 ГК РФ в определенных случаях кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, а последнее вправе исполнить обязательство посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет.  К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в порядке суброгации.

Использовать эту конструкцию недобросовестные лица, чтобы получить контроль над процедурой банкротства должника, оплатив его долг перед соответствующим кредитором.  При этом, суды допускали эту практику, трактуя ст. 313 ГК РФ формально. Чтобы защитить интересы кредитора в таких ситуациях следует ссылаться на выводы  ВС РФ.

Правом выплатить долг без согласия кредитора часто используют должники-банкроты.

Статья. 313 ГК РФ носит характер «легализованной интервенции» смысл которой состоит в том, что третье лицо несанкционированным платежом пытается перехватить права требования кредитора, поскольку на основании п. 5 ст. 313 ГК РФ исполнивший обязательство должника  автоматически получит в порядке суброгации права кредитора к должнику со всеми обеспечениями.

Законодатель фактически легализовал выкуп просроченных денежных требований.

Одним из проблемных вопросов, является вопрос о возможности применения ст. 313 ГК РФ к правоотношениям, возникшим до ее вступления в силу.

В настоящее время Верховный суд РФ  в одном из-своих определений указал, что юридически значимым обстоятельством в данном случае выступает не момент возникновения основного обязательства, а момент исполнения обязательства третьим лицом, который влечет возникновение прав и обязанностей у сторон правоотношений. Отсюда, если третье лицо погасило задолженность после вступления новой редакции ст. 331 ГК в силу, то кредитор должен принять предложенное третьим лицом исполнение и суброгация признается состоявшейся.

Лицо, обратившееся с заявлением о признании должника банкротом, по сути является «специальным» кредитором, который имеет определенные права и несет определенные обязанности, отличные от правомочий иных кредиторов.

Такой кредитор вправе предложить кандидатуру арбитражного управляющего, действия которого существенно влияют на ход процедур банкротства.

Законодательство о банкротстве на данный момент  не позволяет должнику при обращении с заявлением о признании себя банкротом предложить суду ни саморегулируемую организаци, из числа членов которой должен быть утвержден временный управляющий, ни конкретную кандидатуру арбитражного управляющего.

Порядок случайного выбора СРО, который должен применяться в соответствии с п. 5 ст. 37 Закона № 127-ФЗ, регулирующий орган до настоящего времени не определил.

В связи с указанной ситуацией недобросовестные должники часто через аффилированное третье лицо перекупали требования кредитора, который инициировал процедуру банкротства должника. При этом они получали возможность предложить кандидатуру своего арбитражного управляющего, чтобы предотвратить оспаривание ряда «нужных» сделок или предъявление иска к «своим» дебиторам.

Аналогичная ситуация может также возникнуть в ходе проведения собраний кредиторов, когда возникает необходимость получить большинство голосов для принятия решения, нужного тем или иным кредиторам (группе кредиторов).

В делах о банкротстве,  нередки ситуации, когда даже незначительное требование одного из кредиторов изменяло расклад сил в ходе процедуры.

При этом положения ст. 313 ГК РФ позволяют заполучить необходимый перевес в голосах без лишних попыток договориться об уступке права требования или заключения иных соглашений: достаточно лишь перечислить денежные средства по реквизитам кредитора или внести их на депозит нотариуса.

В подобных ситуациях наличие при нежелании кредитора мириться с уменьшением количества своих голосов он может вернуть полученные деньги соответствующему кредитору так как после утраты требования в порядке суброгации изначальный кредитор сам  в отношении этого перешедшего требования становится третьим лицом и может реализовать с новым кредитором зеркальную операцию.

 

В 2016 и 2017 годы  ВС РФ вынес три  решения по этому вопросу.

В определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 16.06.2016 по делу № А33-20480/2016. ВС делает вывод, что оплата 3 лицом части долга с целью получить контроль над банкротством является злоупотреблением права.

ВС  пришел к выводу, что положения ст. 313 ГК РФ действительно направлены в том числе на расширение механизмов получения кредитором причитающегося ему по обязательству исполнения, то есть, по сути, на защиту его прав. Однако указанной норме не может быть дано такое толкование, в результате которого допускалось бы ущемление интересов самого кредитора против его воли.

Действия третьего лица по перечислению предприятию суммы основного долга общества фактически были направлены на принудительный выкуп отдельных прав к должнику в целях получить либо контроль над ходом процедуры банкротства (так как предприятие являлось заявителем по делу), либо дополнительные голоса на собрании кредиторов, без несения дополнительных издержек на приобретение требований по финансовым санкциям (которые в силу п. 3 ст. 137 Закона № 127-ФЗ подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов).

По  своей сути, третье лицо использовало институт, закрепленный ст. 313 ГК РФ, не в соответствии с его назначением (исполнение обязательства третьим лицом). отсюда в действиях третьего лица прослеживаются явные признаки злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ).

 

Есть и другая позиция ВС в соответствии с которой выкуп незначительного долга  мажоритарным кредитором правомерен. Это вывод мотивирован следующим образом. кредитор действовал как разумный участник гражданского оборота экономически целесообразно. Его опасения как мажоритарного кредитора утратить возможность влиять на процедуру несостоятельности свидетельствуют о наличии законного правового интереса в применении положений ст. 313 ГК РФ, подлежащего судебной защите.

Кроме того суд дал оценку недобросовестному поведению компании, которая возражала против принятия исполнения за должника  при отсутствии к тому разумных и законных экономических оснований.

Другая позиция ВС состоит в том, что 3 лицо может погасить задолженность, перед работниками должника, возникшую в рамках трудовых отношений...

По одному из дел Верховный суд указал, что хотя выплата выходного пособия составляет содержание трудового правоотношения, такое требование, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, приобретает частноправовой характер (в силу специфики процедур несостоятельности). В связи с этим ошибочно полагать, что третье лицо не может погасить соответствующую задолженность до введения первой процедуры.

. Третье лицо, погашая требования работников, поступает экономически невыгодно для себя в связи с опасением в недобросовестном подконтрольном должнику банкротстве (что в итоге могло привести к еще большим имущественным потерям).

В этом деле  суд указал на отсутствие у бывших работников разумного мотива обжаловать судебные акты в связи с достижением главной цели их участия в банкротстве — получение денежных средств

Таким образом, из  указанной судебной практики следует, что применение положений п.п. 2 и 5 ст. 313 ГК РФ к вопросу о возможности перехода прав кредитора к третьему лицу в случае исполнения обязательств за должника всегда зависит от мотивов сторон (как исполняющего обязательство третьего лица, так и кредитора) и экономического значения их действий, ожидаемого от добросовестного участия в деле о банкротстве.

 

Поделиться в соц. сетях

googlebuzz Выплата долга кредитору третьим лицом
googleplus Выплата долга кредитору третьим лицом
livejournal Выплата долга кредитору третьим лицом
mailru Выплата долга кредитору третьим лицом
odnoklassniki Выплата долга кредитору третьим лицом
yandex Выплата долга кредитору третьим лицом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *