Ходатайство об исключении из числа доказательств бухгалтерской экспертизы и вещественных доказательства

   В______________ районный суд

 _____________________ области 

  От адвоката____________________,

 защищающего интересы подсудимого______

 _______________________, обвиняемой по ч.3

 ст.159 УК РФ

 

                                               Х О Д А Т А Й С Т В О

Об исключении  доказательств полученных с нарушением закона. 

По правилам ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию.

В соответствии с ч. 3 ст.7 УПК РФ нарушение норм УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Считаю, что недопустимыми доказательствами по данному уголовному делу должны быть признаны следующие доказательства:

  1. Экспертное исследование от 18.03.2015 года эксперта- аудитора «Л» ( т.3 л.д. 4-316, 317-377);
  2. Вещественные доказательства:

— сшив отдела культуры за январь 2012 года на 72 листах;

— сшив отдела культуры за февраль 2012 года на 207 листах;

— сшив отдела культуры  за март 2012 года на 192 листах;

— сшив отела культуры за апрель 2012 года на 170 листах;

— сшив отдела культуры за май 2012 года на 187 листах;

— сшив отдела культуры за июнь 2012 года на 193 листах;

— сшив отдела культуры за июль 2012 года на 196 листах;

— сшив отдела культуры за август 2012 год на 169 листах;

— сшив отдела культуры за сентябрь 2012 года на 172 листах;

— сшив отдела культуры за октябрь 2012 года на 191 листе;

— сшив отдела культуры за  ноябрь 2012 года на 190 листах;

— сшив отдела культуры за  декабрь 2012 года на 225 листах;

— сшив отдела культуры за январь 2013 года на 167 листах;

— сшив отела культуры за февраль 2013 года на 175 листах;

— сшив отдела культуры за март 2013 года на 205 листах;

— сшив отдела культуры за апрель 2013 года на 244 листах;

— сшив отдела культуры за май 2013 года на 220 листах;

— сшив отдела культуры за июнь 2013 года на 161 листах;

— сшив отдела культуры за июль 2013 года на 213 листах;

— сшив отдела культуры за август 2013 года на 294 листах;

— сшив отдела культуры за сентябрь 2013 года на 210 листах;

— сшив отдела культуры за октябрь 2013 года на 224 листах;

— сшив отдела культуры за ноябрь 2013 года на 222 листах;

— сшив отдела культуры за декабрь 2013 года на 249 листах;

— сшивы отдела культуры реестров по заработной плате за 2012 год на 106 листах;

— сшив отдела культуры реестров по заработной плате за 2013 год на 138 листах;

— сшив отдела культуры зачисления денежных средств на банковские карты за 2014 год на 4 листах,

Признанные вещественными доказательствами постановлением от 17.06.2016 года ( т.5 л.д. 235-245; 246-248).

  1. Заключение судебно-бухгалтерской экспертизы № 3/28 от 18.04.2016 года ( т.5 л.д. 4-67).
  2. Заключение дополнительной судебно-бухгалтерской экспертизы № 3/31 от 09.06.2016 года ( т.5 л.д. 223-227). 

Основания для заявленного ходатайства являются следующие обстоятельства.

Основания для признания недопустимым доказательством экспертного исследования от 18.03.2015 года эксперта- аудитора «Л».

Экспертное  бухгалтерское исследование от 18.03.2015 года было назначено постановлением оперуполномоченного ГЭБ и ПК Отдела МВД России по Пролетарскому району капитаном полиции «Г» от 20.02.2015 года, в порядке ст.144 УПК РФ до возбуждения уголовного дела, в ходе проверки сообщения о совершении преступления.

В соответствии с  ч.1.2. ст.144 УПК РФ « полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 УПК РФ, то есть если эти сведения отвечают требованиям предъявляемым к доказательствам.

Указанное бухгалтерское исследование  не отвечает требованиям которые предъявляются к заключению судебной экспертизы.

Заключение судебной-экспертизы должно отвечать требованиям закрепленным в ст.204 УПК РФ и в ст. 25 Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности».  

В соответствии со ст.8 ФЗ РФ « О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» указано, что эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. 

В заключении бухгалтерского исследования   эксперта «Л» отсутствует указание на то какие методики применялись при проведении экспертного исследования, отсутствует указание на то, что исследование проводилось в соответствии с положениями УПК РФ и  Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности», что не позволяет в должной мере проверить обоснованность и достоверность сделанных экспертом выводов.

  Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования 

    Экспертному исследованию подверглись непригодные для исследования объекты. 

Большинство предоставленных эксперту бухгалтерских документов не являются ни подлинниками, ни надлежаще заверенными копиями, В них отсутствуют подписи   главного бухгалтера и руководителя, на что эксперт сам указывает в своем заключении.

Эксперту были предоставлены распечатки документов с неизвестного электронного носителя. Какой-либо процессуальный документ фиксирующий копирование информации с какого-то электронного носителя в материалах уголовного дела отсутствует. Доброкачественность электронного носителя  проверить невозможно, кто и когда распечатал эти документы  неизвестно.

Ведение бухучета через программу 1С Бухгалтерия предполагает, распечатку платежных поручений банку  и постановку на них штампа  ( Проведено , дата Управление федерального казначейства). Однако, лишь на некоторых копиях платежных поручений имеются такие штампы.

Распечатки с электронного носителя никак и ни кем не заверены, за некоторым исключением.

В п. 19  Постановления Пленума Верховного суда РФ, Верховного суда РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» указано, что  «при оценке судом заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. Одновременно следует учитывать квалификацию эксперта, выяснять, были ли ему представлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования. 

Поскольку при проведении экспертизы эксперт «Л» использовались ненадлежащие объекты исследования, это заключение эксперта не может являться допустимым доказательством.

В п. 15  Постановления Пленума Верховного суда РФ, Верховного суда РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» судам разъяснено, следующее « необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.

Поскольку про проведении судебно-бухгалтерской экспертизы не использовалась ни одна из имеющихся методик проведения судебно-бухгалтерской экспертизы ( например, Инструкция о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР (утв. Минюстом СССР 2 июля 1987 г. N К-8-463), аналогичная инструкция МВД РФ), либо инструкция разработанная аудиторской фирмой, заключение эксперта «Л» является необоснованным и недостаточно аргументированным.

   В соответствии с п.5 ч.1 ст.204 УПК РФ  заключение эксперта должно содержать сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

В самом заключении эксперта «Л» отсутствуют сведения о предупреждении ее, об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ. К заключению приложено постановление оперуполномоченного ГЭБ и ПК Отдела МВД России по Пролетарскому району капитаном полиции «Г» от 20.02.2015 года, в котором есть запись о том, что эксперту разъяснены права и обязанности эксперта которые предусмотренные ст.57 УПК РФ, и он предупрежден об уголовной ответственности в соответствии со ст.307 УПК РФ- за дачу заведомо ложного заключения. Под этой записью имеется подпись эксперта и ее расшифровка. Однако, в этой расписке имеется место для написания даты разъяснения положений ст.57 УПК РФ и предупреждения эксперта в соответствии со ст. 307 УПК РФ. В указанной графе дата отсутствует. В материалах доследственной проверки имеется аналогичное постановление, однако и в нем указанная дата отсутствует. Кроме того, эти процессуальные документы имеют отличие по своему содержанию, в частности: существенно разнятся подписи лица вынесшего постановление, в постановлении из материалов  расшифровка подписи эксперта стоит рядом с  его подписью, в то время как в постановлении приложенном к заключению она находится под подписью. В постановлении из материалов проверки в п.4 указано, что проведение эксперта поручено эксперту «Л», в другом постановлении эта графа пуста.

Изложенные факты не позволяют определить кто и главное когда разъяснял права и обязанности эксперта, когда эксперт предупреждался за дачу заведомо ложного заключения ( до проведения экспертизы, в ходе ее проведения, либо после проведения экспертизы).

 В  п.4 Постановление Пленума Верховного суда РФ, Верховного суда РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» судам дано руководящее разъяснение о том, что «вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний.

Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место — убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается.

В соответствии со ст.16 Закона РФ от 31.05.2001 № 73-ФЗ

О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»  если эксперту поставлены вопросы указанного характера эксперт обязан  составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта.

Как видно из содержания  постановления оперуполномоченного ГЭБ и ПК Отдела МВД России по Пролетарскому району капитаном полиции «Г» от 20.02.2015 года, перед экспертом были поставлены вопросы правового характера, которые относятся к исключительной компетенции органов расследования, прокурора и суда. К таковым относится в частности вопросы «Возможно ли производство переплат по ошибке? ( вопрос об умысле подсудимой). Тот факт, что эксперт отвечает на этот вопрос, да еще в категоричной форме, дает основание сомневаться в компетентности эксперта «Л» и заявить ей отвод. Воспользоваться правом на отвод эксперту, подсудимая не могла, так как экспертиза проводилась до возбуждения уголовного дела.

Исследовательская часть экспертизы содержит утверждения правового характера и ответы на вопросы, которые перед экспертом не ставились. В частности: « В отделе культуры гл. бухгалтер «Т» нарушал размер выплат аванса себе и сотрудникам и поэтому получалось пользовался денежными средствами за неотработанное время», « главный бухгалтер и заведующий отделом культуры знали и другие работники, кроме водителя Приблуда, что ежемесячно получают излишне начисленную заработную плату». Заведующая «С» подписала поручение в банк на получение аванса и з/платы и всегда знала и видела, какие з/платы получают сотрудники и сама она, но не потребовала от главного бухгалтера пояснить в расхождении с начислением по з/ плате», и другие.

Изложенные факты указывают на некомпетентность эксперта и делают его заключение недопустимым доказательством.

 В соответствии с постановлением оперуполномоченного ГЭБ и ПК Отдела МВД России по Пролетарскому району капитаном полиции «Г» от 20.02.2015 года органом дознания было назначено «бухгалтерское исследование». Заключение эксперта озаглавлено «экспертное исследование».

В соответствии с ч.2 ст.74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются заключение эксперта и заключение  специалиста. Такого вида доказательства как «бухгалтерское исследование»  или «экспертное исследование» закон не предусматривает.

Из содержания постановления о назначении бухгалтерского исследования неясно назначалось ли проведение судебно-бухгалтерской экспертизы либо документы предоставлялись для дачи заключения специалиста.

Назначая «бухгалтерское исследование» автор названного постановления ссылается на ст.ст.195,196,199 УПК РФ. Эти нормы регулируют порядок назначения судебной экспертизы. Порядок назначения дачи заключения специалистом УПК РФ не регулирует.

В соответствии с этим постановлением с этим постановлением  «Л» разъяснялись права и обязанности эксперта закрепленные в ст.57 УПК РФ, а не специалиста, закрепленные в ст.58 УПРК РФ . Под разъяснением прав стоит подпись «эксперт».

В то же время в п. 3 Постановления указано, что документы предоставляются в распоряжение «специалиста». В самом заключении Острикова Л.С. называет себя экспертом, исследование называется экспертным.

В соответствии с ч.3 ст.80 УПК РФ заключение специалиста это — представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

Специалист как лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном нормами УПК РФ, в том числе его статьями 58, 164, 168 и 270, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

При этом специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза (пункт 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

Поскольку экспертом «Л» проводились исследования, то ее заключение по факту является заключением эксперта, которое не отвечает требованиям ст.204 УПК РФ.

 К экспертному исследованию прилагается дополнение. На каком основании проводилась дополнительная экспертиза из материалов уголовного дела не ясно. Постановление о назначении дополнительной судебно-бухгалтерской экспертизы  в материалах уголовного дела отсутствует, а потому проведение дополнительной экспертизы «Л» никто не поручал.

Об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ эксперт при проведении дополнительного исследования не предупреждался.

Указанные факты влекут недопустимость использования  дополнительного экспертного исследования в качестве доказательства.

 В постановлении оперуполномоченного ГЭБ и ПК Отдела МВД России по Пролетарскому району капитаном полиции Губриенко И.В. от 20.02.2015 года указано, что для проведения экспертизы в распоряжение эксперта представлены материалы первичной документации сшивы по отделу культуры Администрации Пролетарского района за различные месяцы 2012—2013 года с указанием количества листов. Однако, постановление не содержит конкретный перечень документов которые находились в сшивах, их наименование, даты, суммы, наличие печатей, штампов. Нет такого описания и в протоколе осмотра места происшествия от 03.02.2015 года, в ходе которого производилась выемка документов. Эти документы предоставлялись эксперту в неупакованном, не опечатанном виде.

Указанный факт не позволяет определить, какие конкретно документы предоставлялись эксперту для исследования.

Таким образом, не представляется возможным определить тождество документов направляемых органом дознания эксперту и документов исследовавшихся экспертом.

 Заключение бухгалтерской экспертизы «Л» не позволяет определить стаж  ее работы в должности бухгалтера и эксперта по проведению бухгалтерских экспертиз. В соответствии с приложенными к заключению этого эксперта документами она является экспертом оценщиком и аудитором, что указывает на ее недостаточную квалификацию для проведения бухгалтерской экспертизы. На это же указывают и вышеизложенные факты.

Основания для признании недопустимым доказательством вещественных доказательств

Для того, чтобы вещественные доказательства имели доказательственное значение и явились допустимыми доказательствами необходимо, чтобы в процессе их собирания и проверки были соблюдены требования процессуального закона. Считаю, что требования закона, регулирующие порядок изъятия вещественных доказательств,  при проведении расследования по данному уголовному делу были существенно нарушены.

Первичные бухгалтерские документы по которым проводились бухгалтерские экспертизы были изъяты в ходе осмотра места происшествия от 03.02.2015 года ( т.1 л.д. 220-223). При производстве этого осмотра была произведена выемка документов. Исходя из содержания протокола осмотра, изъятые документы не упаковывались, поскольку сшивы документов были пронумерованы, содержали опись и прошиты скоросшивателем.

В соответствии с ч.3 ст.180 УПК РФ в протоколе осмотра перечисляются и описываются все предметы, изъятые при осмотре и (или) освидетельствовании, как они опечатаны, какой печатью, куда направлены после осмотра.

При проведении осмотра места происшествия, изымаемые сшивы первичных документов за 2012—2013 годы не осматривались, не описывались, не упаковывались. Отдельно осмотр изъятых документов с их описанием не производился.

18.06.2016 года был произведен осмотр документов и вынесено постановление о признании их вещественными доказательствами. Однако и этот процессуальный документ не содержит описания документов содержавшихся в сшивах.

Сшивы изъятых документов были прошиты скоросшивателем и не опечатаны лицом их изымающим и понятыми, что позволяет произвести подмену документов. В связи с перечисленными фактами, невозможно достоверно установить какие документы были изъяты при осмотре места происшествии, те ли документы были направлены для проведения бухгалтерских экспертиз.

Сшивы документов признанные по уголовному делу вещественными доказательствами, не упакованы и не опечатаны, что не исключает возможность их подмены, внесения в документы изменений. 

Основаниями для признания недопустимым доказательством заключения судебно-бухгалтерской экспертизы № 3/28 от 18.04.2016 года 

 Постановление о назначении судебно-бухгалтерской экспертизы от 07.04.2016 года не содержит  полного конкретного перечня документов, которые предоставлялись эксперту для исследования. Так в п. 9 перечня документов указано, что эксперту представлены сшивы с бухгалтерскими документами за 2011—2013 годы. В постановлении не указано, какие конкретно документы находились в этих  сшивах, их хоть какие-то индивидуальные признаки позволяющие их идентифицировать. Аналогичное относится к сшивам указанным в п.п. 3,4,14 перечня.

Согласно постановления следователем эти документы  не упаковывались, не прошивались, не опечатывались, не нумеровались, что и отражено в заключении судебно-бухгалтерской экспертизы. До назначения и проведения бухгалтерской экспертизы, изъятые сшивы документов отдельно не осматривались и не описывались.

Указанный факт не позволяет определить, какие конкретно документы предоставлялись эксперту для исследования, те ли это документы которые были изъяты в ходе расследования по уголовному делу.

Протокол осмотра места происшествия от 03.02.2015 года и протоколы выемки документов, так же не позволяют точно идентифицировать их.

Перечисленные факты делают заключение эксперта недопустимым доказательством.

Предоставленные эксперту бухгалтерские документы, а именно платежные поручения, регистры, ведомости, ксерокопии которых имеются в деле, не являются не подледниками, ни надлежаще заверенными копиями. В них отсутствуют подписи   главного бухгалтера и руководителя, отсутствуют печати. Распечатки документов с электронного носителя никем не заверены, процессуальный документ фиксирующий факт распечатки документов с конкретного электронного носителя отсутствуют.

 На исследование  эксперта  были предоставлены в основном распечатки с неизвестного электронного носителя, доброкачественность которого проверить невозможно.

В заключении эксперта указано, что в соответствии со ст.9 ФЗ «О бухгалтерском учете» первичные первичного учета должны обладать обязательными реквизитами. Этих реквизитов на платежных поручениях и реестрах предоставленных эксперту  и приобщенных к материалам уголовного дела нет. Штампы Управления федерального казначейства о проведении платежей с указанием конкретных дат на большинстве платежных документах отсутствуют.

Как указано выше в протоколе осмотра места происшествия от 03.02.2015 года отсутствует описание документов содержащихся в сшивах. Эти сшивы не упаковывались, не опечатывались лицом, проводящим следственное действие. До проведения бухгалтерской экспертизы осмотр сшивов не проводился.

В протоколах выемки  и в самой экспертизе  изымаемые и направляемые на экспертизу документы находящиеся в сшивах документы  не перечисляются и не описываются. Установить какие именно бухгалтерские документы находились в сшивах и какие подвергались исследованию невозможно, так как отсутствует их наименование, даты  изготовления , кем они подписаны, имеются ли на них печати, штампы казначейства.

Таким образом, указанные  выше факты позволяют утверждать, что на исследование эксперту были представлены не надлежащие объекты исследования, что не позволяет проверить правильность произведенных расчетов, и влечет недопустимость судебно-бухгалтерской экспертизы.

Кроме того, на исследование эксперта были предоставлены документы, которые на момент проведения экспертизы еще не были приобщены к материалам уголовного дела и признаны вещественными доказательствами.

Как указано выше экспертное исследование проводилось с вещественными доказательствами, которые являются не допустимыми. В силу известного правила теории доказывания « плоды испорченного дерева» недопустимость вещественных доказательств, влечет за собой недопустимость проведенной на их основе экспертиз.

Основаниями для признания недопустимым доказательством заключения дополнительно бухгалтерской экспертизы № 3/31 от 09.06.2016 года.

Основания для признания дополнительно бухгалтерской экспертизы аналогичны основаниям для заключения № 3/28 от 18.04.2016 года.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.75,120 УПК РФ,

                                                                           П Р О Ш У:

Исключить из числа доказательств обвинения:

  1. Экспертное исследование от 18.03.2015 года эксперта- аудитора Остриковой Л.С. ( т.3 л.д. 4-316, 317-377);

2.Заключение судебно-бухгалтерской экспертизы № 3/28 от 18.04.2016 года ( т.5 л.д. 4-67).

3.Заключение дополнительной судебно-бухгалтерской экспертизы № 3/31 от 09.06.2016 года ( т.5 л.д. 223-227).

  1. Вещественные доказательства:

— сшив отдела культуры за январь 2012 года на 72 листах;

— сшив отдела культуры за февраль 2012 года на 207 листах;

— сшив отдела культуры  за март 2012 года на 192 листах;

— сшив отела культуры за апрель 2012 года на 170 листах;

— сшив отдела культуры за май 2012 года на 187 листах;

— сшив отдела культуры за июнь 2012 года на 193 листах;

— сшив отдела культуры за июль 2012 года на 196 листах;

— сшив отдела культуры за август 2012 год на 169 листах;

— сшив отдела культуры за сентябрь 2012 года на 172 листах;

— сшив отдела культуры за октябрь 2012 года на 191 листе;

— сшив отдела культуры за  ноябрь 2012 года на 190 листах;

— сшив отдела культуры за  декабрь 2012 года на 225 листах;

— сшив отдела культуры за январь 2013 года на 167 листах;

— сшив отела культуры за февраль 2013 года на 175 листах;

— сшив отдела культуры за март 2013 года на 205 листах;

— сшив отдела культуры за апрель 2013 года на 244 листах;

— сшив отдела культуры за май 2013 года на 220 листах;

— сшив отдела культуры за июнь 2013 года на 161 листах;

— сшив отдела культуры за июль 2013 года на 213 листах;

— сшив отдела культуры за август 2013 года на 294 листах;

— сшив отдела культуры за сентябрь 2013 года на 210 листах;

— сшив отдела культуры за октябрь 2013 года на 224 листах;

— сшив отдела культуры за ноябрь 2013 года на 222 листах;

— сшив отдела культуры за декабрь 2013 года на 249 листах;

— сшивы отдела культуры реестров по заработной плате за 2012 год на 106 листах;

— сшив отдела культуры реестров по заработной плате за 2013 год на 138 листах;

— сшив отдела культуры зачисления денежных средств на банковские карты за 2014 год на 4 листах, признанные вещественными доказательствами постановлением от 17.06.2016 года ( т.5 л.д. 235-245; 246-248).

 

«___»_____________ 2017 года                                        Защитник

 

Поделиться в соц. сетях

googlebuzz Ходатайство об исключении из числа доказательств бухгалтерской экспертизы и вещественных доказательства
googleplus Ходатайство об исключении из числа доказательств бухгалтерской экспертизы и вещественных доказательства
livejournal Ходатайство об исключении из числа доказательств бухгалтерской экспертизы и вещественных доказательства
mailru Ходатайство об исключении из числа доказательств бухгалтерской экспертизы и вещественных доказательства
odnoklassniki Ходатайство об исключении из числа доказательств бухгалтерской экспертизы и вещественных доказательства
yandex Ходатайство об исключении из числа доказательств бухгалтерской экспертизы и вещественных доказательства

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *