Экспертиза с применением полиграфа

  Экспертиза с применением полиграфа

Экспертиза с применением полиграфа все чаще назначается следователями при расследовании уголовных дел. Еще чаще просят назначить экспертизу с применением полиграфа подследственные, придавая ей высокое доказательственное значение. 

Однако, при оценки экспертизы с использованием полиграфа как доказательства по уголовному делу следует быть очень осторожным, в виду выявившихся в ходе судебной и следственной практики ряда ее недостатков.

Недостаток судебно-психофизиологических экспертиз с применением полиграфа.

Практика показывает, что ряд прикладных и даже теоретических аспектов  при проведении судебно-психофизических экспертиз и криминалистических исследований с использованием полиграфа требует доработки... Об этом свидетельствует недопустимо низкое качество таких исследований, проводимых многими государственными и частнопрактикующими полиграфологами.

Среди причин, обусловивших сложившееся положение, следует выделить две, которые, по-видимому, являются важнейшими, – это низкий уровень подготовки полиграфологов, осуществляющих производство СПфЭ, и низкое качество научно-методического обеспечения их деятельности.

Старейшие в стране пользователи полиграфа – ФСБ и МВД России – готовят своих специалистов с середины 1990-х годов по ведомственным программам, которые отличаются по содержанию, специализации и продолжительности учебного процесса.

Минобороны, Минюст, МЧС, ФСКН и ФСИН России готовят специалистов в ведомственных и иных учебных заведениях по самым разнообразным программам. В последние годы криминалистические исследования с использованием полиграфа были внедрены в деятельность СК России, ФСО и других ведомств, которые не располагают собственной системой подготовки полиграфологов и готовят их, где получится.

Помимо указанного, в стране работает несколько коммерческих школ, в большей части которых занятия проводятся по учебным программам, не выдерживающим никакой критики.

 Учебные программы для производства  СПфЭ в России были разработаны  в 2001 году четырьмя специалистами из которых лишь один был полиграфологом. Программы подготовки экспертов для проведения СПфЭ были составлены крайне неудачно, а потому не нашли применения в федеральных ведомствах.

Таким образом, в связи с изложенными обстоятельствами в нашей стране до настоящего времени нет единых стандартов подготовки полиграфологов и их аттестации. Это привело к тому, что в независимости от степени подготовки, уровня знаний любое лицо с документом о квалификации полиграфолога может стать экспертом и проводить СПфЭ. При таких обстоятельствах о качестве таких экспертиз говорить не приходится.

Научные методики используемые при проведении судебно-психофизиологических экспертиз

Методика криминалистического исследования с использованием полиграфа  впервые была разработана в Институте криминалистики Центра специальной техники ( ИК ЦСТ) ФСБ России в 2001 году.

В том же году в МВД России появились «Временные методические указания по проведению опроса граждан с использованием полиграфа». После 2001 года различные авторы опубликовали методические руководства, в которых с большим или меньшим успехом были изложены вопросы технологии выполнения КИПП, однако производство СПфЭ в них не рассматривалось.

Пока полиграф применялся, в основном, в ходе  ОРД, а СПфЭ переживала первые годы своего становления, ссылка на конкретную методику, которую избирал специалист, проводя исследование, не имела принципиального значения.

Развитие СПфЭ в начале 2000-х годов качественно изменило ситуацию.

Первые экспертизы ИК ЦСТ проводил на основе КМ СПФИ: иного методического документа для СПфЭ не было. Но к 2004 году, когда появились упомянутые выше программы подготовки «судебных экспертов» по СПфЭ, ученым и специалистам ИК ЦСТ уже было понятно, что необходима типовая методика производства таких экспертиз, но на ее создание уйдет не один год.

Поэтому,  в 2005 году  появилась «Видовая экспертная методика производства психофизиологических исследований с использованием полиграфа».

Вскоре выяснилось, что эта методика (объемом менее шести  страниц) имеет ряд существенных ошибок и недостатков, а полученные с ее помощью результаты могут быть успешно оспорены в суде. Поэтому такие экспертизы СК РФ и ФСБ с использованием указанных методик не проводились.

Таким образом, через 10 лет после начала применения, СПфЭ оказалась в сложной ситуации. С одной стороны, следователи оценили эффективность этих экспертиз и все охотнее назначают их в ходе своей работы. С другой, – полиграфологи попали в безвыходное положение: видовая методика непригодна для производства экспертизы, иной методики не существует, а обеспечивать следственную практику необходимо. В итоге подготовленные заключения экспертов часто не соответствуют требованиям судебно-экспертной науки и обостряют противоречия сторон, участвующих в уголовном процессе.

Но в ближайшее время, когда завершится испытание методики, созданной в ИК ЦСТ, ситуация с СПфЭ, как ожидается, должна измениться к лучшему.

Оценка качества КИПП И СПФРЭ

Когда несколько лет назад стали появляться «заключения специалиста», содержащие оценки КИПП и экспертизам с позиций некоего «единого научно-методического подхода» к практике их проведения, такие «оценки» были восприняты как нелепый курьез или неудачная претензия на оригинальность.

О каком «едином научно-методическом подходе к практике проведения психофизиологических исследований» можно говорить, когда в стране нет ни одного единого нормативного акта в области КИПП (тем более СПфЭ) для нескольких федеральных ведомств? Когда различие мнений специалистов (достаточно заглянуть в интернет на форумы полиграфологов) по теоретическим и прикладным вопросам КИПП и СПфЭ весьма велико?

Понятие «ЕНМП» является надуманным,поэтому специалистам было рекомендовано воздержаться от оценки КИПП и СПфЭ с позиций несуществующего «ЕНМП».

Применение ЕНМП на практике.

При обращении в экспертное учреждение следователи и адвокаты могут испытывать затруднения в корректном формулировании вопросов, которые необходимо поставить на разрешение: участники процесса не могут разбираться во множестве разнообразных экспертиз. И если экспертное учреждение решило «подсказать» участнику процесса удобную для конкретного случая формулировку того или иного вопроса, то, очевидно, такая «подсказка» должна быть безупречной с процессуальной и научно-методической точек зрения.

Во-первых, и следователя и адвоката при оценке выводов экспертизы всегда интересовало не то, как подготовлено заключение экспертов, а насколько научно обоснованными являются выводы, изложенные экспертами в представленном заключении.

Во-вторых, предложив оценить то или иное заключение эксперта (специалиста), составленное по итогам СПфЭ (или КИПП), с позиций несуществующего ЕНМП, специалист поступал некомпетентно: еще не приступив к работе, он делает свое заключение заведомо научно необоснованным и, как следствие, ущербным, в случае его представления в суд.

В-третьих, существует правило, закрепленное в ведомственных нормативных актах экспертных учреждений Минюста России согласно которого если вопрос перед экспертом соформулирован неверно, то эксперт может его переформулировать сам«Если вопрос сформулирован неправильно, но смысл его понятен, эксперт вправе его переформулировать…  Поэтому, предложив следователю или адвокату для разрешения ошибочно сформулированный вопрос и затем, приняв его к исполнению, специалист, не воспользовавшись возможностью исправить допущенную оплошность, лишь усугублял совершенную ранее ошибку. Постановка таких вопросов в практике приводила к очевидным курьезам.

В связи с расширением производства СПфЭ, вопросы оценки компетентности полиграфологов и качества составляемых ими документов стали приобретать особую практическую значимость. Поэтому  следователи и адвокаты должны с большой осторожностью относится  к выводам КИПП И СПфЭ, чтобы уберечься  от некомпетентных оценок и «оценщиков» качества КИПП и выводов СПфЭ с позиций вымышленного ЕНМП.

Постановление о назначении СПфЭ

В постановлении о назначении СПфЭ помимо общих данных (место и время вынесения постановления, кем оно вынесено и по какому делу) кратко излагаются обстоятельства дела, дается обоснование назначения экспертизы, указываются объекты, предоставляемые эксперту, и, наконец, формулируются вопросы, которые ставятся на разрешение эксперта. СПфЭ может проводиться только с согласия подэкспертного, которое должно быть получено следователем, оформлено соответствующим документом, и об этом должно быть указано в постановлении о назначении экспертизы.

Указанные в постановлении о назначении СПфЭ вопросы должны быть сформулированы в четкой, недвусмысленной и общепонятной форме. Перечень этих вопросов является для эксперта обязательным: он обязан разрешить их либо обосновать невозможность их решения.

Поэтому первое, на что обязаны обратить свое внимание и следователь, и эксперт, это правильное (с процессуальной и методической точек зрения) формулирование вопросов, выносимых на разрешение в ходе СПфЭ.

Авторы данной статьи уже неоднократно обращали внимание специалистов, что одним из пороков некомпетентного производства СПфЭ является неправильная постановка следователем вопросов, выносимых на исследование, которые эксперт в дальнейшем принимает к исполнению. В частности, примером такой неправильной постановки вопроса (получившей, к сожалению, значительное распространение в практике) является следующая формулировка: «Выявляются ли в ходе психофизиологического исследования с использованием полиграфа реакции, свидетельствующие о том, что гражданин(ка) Ф.И.О. располагает информацией о деталях случившегося?».

Однако реакции — «это признаки, на основании которых решается основная задача СПфЭ: какая информация содержится в памяти и в сознании подэкспертного (в текущий момент времени)…, и реакции не могут быть оценены следователем (судом), поскольку для этого требуются соответствующие специальные знания» 3. Поэтому спрашивать эксперта о «выявлении реакций» лишено смысла, и упоминание о реакциях не может фигурировать в выводах.

Если вопрос в постановлении о назначении СПфЭ сформулирован с нарушением процессуальных или методических правил, но смысл его понятен, эксперт вправе его переформулировать (но с обязательным приведением первоначальной формулировки), указав, что «в соответствии со своими специальными знаниями эксперт понимает поставленный вопрос следующим образом: … ».

Если смысл вопроса непонятен, эксперт должен обратиться к следователю с ходатайством о его переформулировании, а это ведет к непродуктивной потере рабочего времени, дефицит которого и эксперт, и следователь испытывают постоянно.

Как же следует формулировать вопросы, выносимые на разрешение в ходе проведения СПфЭ?

Такие вопросы рекомендуется формулировать следующим образом: «Имеется ли в памяти подэкспертного А. информация о том, что он… (например, наносил удар ножом г-ну Б.)».

Качество вопросов, выносимых на разрешение в ходе проведения СПфЭ, важно не только для следователя, но и для эксперта: последний не вправе решать вопросы, выходящие за пределы его специальности и не требующие специальных знаний (в том числе, вопросы правового характера). Если перечисленные вопросы перед экспертом поставлены, он должен отказаться от их решения, мотивировав это в своем заключении.

Эксперт должен помнить, что, приняв к исполнению неправильно сформулированный вопрос, он фактически «расписался» в профессиональной некомпетентности и сделал выводы СПфЭ процессуально ущербными, еще даже не приступив к самой экспертизе.

Последнее замечание обязывает следователя обращать внимание на то, кому он поручает производство экспертизы. Недопустимо поручать производство экспертизы полиграфологам, работающим в условиях оперативно-розыскной деятельности или в интересах кадрового отбора: СПфЭ может осуществить лишь специалист, прошедший специальную подготовку в данной области и получивший соответствующую аттестацию.

Типовая методика производства СПфЭ

При назначении экспертизы следователю рекомендуется поинтересоваться, по какой методике эксперт намерен осуществлять производство СПфЭ.

В последние годы СПфЭ часто осуществлялись по Видовой экспертной методике производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа 4 (далее — Видовая методика). Но подавляющее большинство следователей и экспертов не знали, что эта методика обладает целым рядом ошибок методического и процессуального характера, и полученные с ее помощью выводы эксперта являются процессуально недопустимыми.

Авторы этой статьи с 2008 года провели большую работу 5, разъясняя специалистам ошибочность использования Видовой методики при производстве СПфЭ, и их точка зрения со временем получила признание.

В частности, в изданном Следственным комитетом РФ (далее — СК России) учебнике «Криминалистика» говорится, что «получаемые с помощью Видовой методики результаты экспертизы носят уязвимый характер и могут быть легко отклонены судом. В связи с этим государственным органам, негосударственным организациям и полиграфологам было рекомендовано воздержаться от производства СПфЭ по Видовой методике до создания ее научно обоснованного аналога» 6.

В 2009 году Институт криминалистики ФСБ России разработал и ввел в действие Методику производства судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа 7. Однако эта методика оказалась сугубо ведомственным нормативным актом, не была опубликована в научно-методической литературе и в силу указанных причин не получила распространения в практике производства СПфЭ.

Так, к середине 2010-х годов в области применения полиграфа в процессуальном порядке сложилась весьма противоречивая ситуация. С одной стороны, Видовая методика не пригодна для выполнения экспертизы; с другой — потребность следственной практики в производстве СПфЭ неуклонно растет, и эту потребность необходимо удовлетворять; а с третьей — осуществлять СПфЭ без научно обоснованной методики невозможно.

Стремясь создать условия для научно обоснованного использования полиграфа в процессуальном порядке и более широкого применения СПфЭ в следственной практике (прежде всего — СК России), авторы этой статьи разработали Типовую методику производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа (далее — Типовая методика).

Указанная методика призвана обеспечить единство экспертной практики, правильное понимание сущности и технологии производства СПфЭ, а также устранить распространенные ошибки и недостатки при ее осуществлении.

Типовая методика содержит основные теоретические, методические и организационные положения производства СПфЭ и является результатом обобщения научно-прикладных исследований и опыта использования полиграфа в оперативно-розыскной и следственной практике, накопленного российскими учеными и специалистами в период с 1970 года. Остановимся на некоторых положениях этой методики.

Организация производства СПфЭ

Спецификой СПфЭ, в отличие от многих других видов экспертиз, является то, что при организации ее производства эксперт и следователь обязаны активно взаимодействовать по целому ряду вопросов с тем, чтобы создать, по возможности, оптимальные условия для работы эксперта с подэкспертным. Последняя включает в себя предтестовую беседу, тестирование на полиграфе (далее — ТнП) и послетестовую беседу.

Так, при подготовке к СПфЭ эксперт совместно со следователем: а) выбирают место, где эксперт будет работать с подэкспертным, и оптимальное время для работы; б) определяют лиц, присутствующих при работе эксперта с подэкспертным (далее — РЭП); в) при необходимости принимают решение о привлечении к РЭП переводчика; г) определяют порядок обеспечения видеорегистрации РЭП; д) в случае СПфЭ обвиняемого или осужденного определяют порядок обеспечения безопасности в ходе РЭП.

Для ТнП выбирают помещение, которое обеспечивает комфортные условия (по освещенности, температуре, вентиляции и шумозащищенности) для пребывания в нем в течение нескольких часов подэкспертного, эксперта и иных лиц, возможно присутствующих при РЭП. Такими лицами могут быть следователь, адвокат, переводчик, сотрудник правоохранительных органов, обеспечивающий безопасность в ходе РЭП.

В случае большого количества вопросов, вынесенных на экспертное исследование, большой программы ТнП и, как следствие, невозможности выполнить РЭП в один день, эксперт совместно со следователем определяют возможный объем исследования первого этапа, выполняемого в первый день, а также условия и порядок завершения исследования в последующие дни. При этом интервал времени между первым и следующим этапом (или этапами) может составлять от одного или нескольких дней до нескольких недель.

После решения перечисленных выше вопросов эксперт готовит выбранное помещение к проведению РЭП с учетом того, что присутствующие лица и компьютерный полиграф должны находиться вне поля зрения подэкспертного.

Заключение и выводы эксперта

Порядок составления заключения эксперта определяется ст. 204 УПК РФ и ст. 25 Федерального закона от 31.05.2001 № 73- ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» 8.

Указанные правовые нормы предоставляют эксперту значительную свободу при изложении результатов выполненного исследования, и это в полной мере относится к заключению эксперта, осуществившего производство СПфЭ. В частности, в исследовательской части заключения эксперт вправе использовать специальную терминологию для изложения хода исследования и обоснования своих суждений и последующих выводов, а также обязан указывать порядок предъявления и номера тестов, использованных в ходе ТнП, указав при этом те вопросы, на основании которых строится то или иное его суждение.

В отличие от исследовательской части, выводы эксперта — повторим еще раз — должны быть изложены общедоступным языком, понятным любому человеку, не обладающему специальными знаниями. Недопустимо использовать в выводах эксперта, например, формулировки типа «выявлены физиологические реакции, свидетельствующие о том, что…» (как это предлагала указанная выше Видовая методика). Термин «физиологические реакции» является специальным и может быть понят и оценен только лицом, обладающим соответствующими специальными знаниями. Объяснение и интерпретацию таких терминов и понятий эксперт должен давать в исследовательской части заключения при обосновании своих суждений и выводов.

Эксперт не вправе формулировать вывод о том, что произошло в действительности (например, что подэкспертный совершал те или иные действия): это будет явный выход эксперта за пределы его компетенции. Вывод о том, какие действия совершал или не совершал подэкспертный, может быть сделан только следователем или судом на основе совокупности доказательств (в том числе заключения эксперта по итогам производства СПфЭ). иИложенный в заключении вывод эксперта-полиграфолога констатирует лишь итог исследования — какая информация содержится в памяти подэкспертного.

В случае установления наличия в памяти человека информации об устанавливаемом событии вывод в заключении эксперта формулируется следующим образом: «в памяти подэкспертного имеется информация о том, что… (например, потерпевшему был нанесен удар ножом в спину). Данный факт установлен экспертом с вероятностью…» (например, 0,97 97%)). В случае установления отсутствия в памяти человека информации об устанавливаемом событии вывод в заключении эксперт формулирует в следующей редакции: «В памяти подэкспертного отсутствует информация о том, что… (например, он наносил удары ножом в грудь потерпевшему). Данный факт установлен с вероятностью…» (например, 0,98 98%)).

Следует подчеркнуть, что результаты СПфЭ могут быть представлены в суд в качестве доказательства только при наличии в заключении эксперта выводов, изложенных в указанной редакции.

Вопрос о том, какой иллюстративный материал эксперт обязан приложить к заключению по итогам производства экспертизы, законодатель не регламентировал. Вместе с тем, учитывая тот факт, что выводы, выносимые по итогам производства СПфЭ, носят вероятностный характер, к заключению эксперта предъявляются повышенные требования в части обоснования не только сути сделанного вывода, но и указываемой его вероятности.

Поэтому, изучая и оценивая результаты экспертного исследования, следователь должен убедиться, что к заключению эксперта приложены:

а) полиграммы, представленные в электронном виде и распечатанные на бумаге с указанием метрической оценки зарегистрированных реакций;

б) сведенные в таблицы данные метрической оценки полиграмм и вероятность полученных результатов каждого из тестов ТнП;

в) расчет вероятности каждого из выводов заключения эксперта;

г) видеозапись всей РЭП.

Перечисленные приложения делают производство СПфЭ «прозрачным», а действия эксперта-полиграфолога и полученные им выводы — проверяемыми.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *