ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОШЛИНА ПРИ В СУД

УПЛАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОШЛИНЫ ПРИ ОБРАЩЕНИИ В СУД

В последнее время в практической деятельности все чаще возникает вопрос о том, может ли государственная пошлина при обращении в суд за судебной защитой быть уплачена лицом через представителя. Нередко при подаче исковых заявлений представители физических и юридических лиц в комплекте прилагаемых документов прикладывают подтверждение об уплате пошлины, произведенное ими непосредственно. В условиях современного регулирования отношений по уплате государственной пошлины при обращении в суд существуют два диаметрально противоположных подхода со стороны судейского корпуса на допустимость таких действий, поскольку судьи на указанные действия реагируют по-разному. В обоих случаях практика достаточно масштабна и основана на толковании норм налогового и процессуального законодательства.
Первый подход закрепляет запрет на уплату государственной пошлины представителем. Оставляя заявление без движения или возвращая его, суды исходят из того, что обязанность уплатить государственную пошлину относится к личным обязанностям лица, обращающегося в суд за судебной защитой. Налоговым кодексом Российской Федерации (далее — НК РФ) закреплено, что государственная пошлина как федеральный сбор (п. 10 ст. 13 НК РФ) уплачивается исключительно лицами, признанными плательщиками государственной пошлины (п. 1 ст. 45 НК РФ), к которым относятся субъекты, либо обращающиеся в суд с соответствующими заявлениями, либо выступающие в качестве ответчиков в судах (ч. 2 ст. 333.17 НК РФ). Исполнение указанной налоговой обязанности другим лицом вместо налогоплательщика недопустимо. При этом обязанность уплаты государственной пошлины трактуется не только как обязанность личного исполнения, но и исполнения за счет личных средств налогоплательщика. С точки зрения гражданского процессуального и арбитражного процессуального права государственная пошлина относится к числу судебных расходов. При этом оплата государственной пошлины возмещается той стороне, в пользу которой был вынесен судебный акт. Следовательно, в случае оплаты государственной пошлины по заявляемому иску представителем одной стороны расходы по ее уплате не могут быть возложены на противоположную сторону, т.к. представитель не может заявлять соответствующее требование в суде. Исходя из перечисленных доводов, судьи, оставляя заявление без движения, делают вывод, что в материалах, прилагаемых к этим заявлениям, отсутствуют доказательства, которые бы точно подтверждали факт совершения действий и несения расходов по уплате государственной пошлины именно истцом, но не его представителем. Необходимо отметить, что позиция арбитражных судов в настоящее время изменилась, и данный подход более не актуален при рассмотрении дел, подведомственных этим судебным органам.
Определенный вклад в понимание исполнения налоговой обязанности внес Конституционный Суд Российской Федерации, указавший, что самостоятельная уплата налога означает уплату налогоплательщиком от своего имени и за счет собственных средств. При этом Суд исходил из того, что «важно, чтобы из представленных платежных документов можно было четко установить, что соответствующая сумма налога уплачена именно этим налогоплательщиком и именно за счет его собственных денежных средств. Иное толкование понятия „самостоятельное исполнение налогоплательщиком своей обязанности по уплате налога“ приводило бы к невозможности четко персонифицировать денежные средства, за счет которых производится уплата налога, и к недопустимому вмешательству третьих лиц в процесс уплаты налога налогоплательщиком, что не только препятствовало бы результативному налоговому контролю за исполнением каждым налогоплательщиком своей обязанности по уплате налога, но и создавало бы выгодную ситуацию для уклонения недобросовестных налогоплательщиков от законной обязанности уплачивать налоги путем неотражения на своем банковском счете поступающих доходов». См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22.01.2004 N 41-О.

Второй подход заключается в допущении ситуации, когда представитель стороны по делу имеет право наряду с другими процессуальными действиями уплачивать за своего доверителя государственную пошлину. При этом сторонники этой точки зрения исходят из совершенно противоположной посылки о том, что налоговым законодательством допускается участие в налоговых правоотношениях через представителей (ст. 26 НК РФ). Следовательно, государственная пошлина может быть уплачена представителем от имени и за счет средств доверителя. Однако суд должен с достоверностью установить, в частности, что подаваемое заявление оплачено именно тем лицом, в интересах которого возбуждается производство по делу. Поэтому, для того чтобы, например, исковое заявление было сочтено как оплаченное государственной пошлиной, необходимо соблюдение ряда условий. Во-первых, из подаваемых документов должно точно следовать, что государственная пошлина была оплачена именно лицом, которое обращается в суд. При этом указанное лицо имеет право действовать как лично, так и через представителя. Соответственно, представитель обязан подтвердить, что полномочие на совершение платежа было передано ему. Чаще всего в практической деятельности таким подтверждающим документом является доверенность, в которой отдельно оговорено право представителя уплачивать государственную пошлину за своего доверителя. Во-вторых, суду должно быть представлено подтверждение, что оплата государственной пошлины имела место за счет средств лица, в интересах которого представитель обращается за судебной защитой. Указанное обстоятельство впоследствии позволит суду применять нормы о возмещении государственной пошлины за счет проигравшей стороны. Соответственно, у суда должны быть доказательства, что потраченные денежные средства принадлежат именно стороне по делу, например, приложен расходный кассовый ордер или иной другой документ, подтверждающий выдачу денежных средств на совершение указанного действия при уплате пошлины наличными денежными средствами. В случае если оплата произошла в безналичном порядке с банковского счета представителя стороны по делу, арбитражные суды должны считать соответствующую обязанность исполненной стороной непосредственно. Для судов общей юрисдикции соответствующих рекомендаций не принято, поэтому практика разнится .

Однако есть мнение, что ни первый, ни второй подход не может быть признан соответствующим процессуальному законодательству в силу следующего. Безусловно, ГПК РФ и АПК РФ допускают участие граждан и организаций в суде через своих представителей. Соответственно, поверенные наделены большим объемом полномочий по совершению процессуальных действий от имени и в интересах своих доверителей. Права представителей подразделяются на две категории — общие (ст. 35 ГПК, ст. 41 АПК) и специальные (ст. 54 ГПК, ст. 62 АПК РФ). При этом перечень специальных прав является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Право на подачу заявления согласно ГПК РФ относится к числу специальных прав, которые должны быть отдельно оговорены в доверенности, выданной представителю . В то же время АПК РФ к числу специальных полномочий представителя относит только возможность подписывать заявление, но не подавать его в суд. Таким образом, согласно буквальному толкованию нормы, право на подачу заявления в суд в арбитражном процессе, в отличие от гражданского, относится к числу общих полномочий представителя. Обязанность по оплате государственной пошлины является одним из условий реализации права на обращение в суд , его составным элементом, без исполнения которой (за исключением случаев отсрочки или освобождения от уплаты государственной пошлины) заявление судьей не будет принято. Обязанность по уплате государственной пошлины возникает только тогда и в связи с тем, что лицо желает обратиться в суд за судебной защитой. Без процессуальной цели возникновения (видоизменения процесса указанное действие теряет смысл и не имеет самостоятельного значения.

Процессуальное законодательство устанавливает, что отдельные полномочия представителя должны быть специально оговорены доверителем. Эти полномочия закрепляют возможность совершения важнейших процессуальных действий — "наиболее ответственных процессуальных шагов, с которыми связано возникновение, изменение или прекращение процессуальных правоотношений, поскольку от их совершения зависит наличие производства в судах первой и проверочных инстанций. Как было указано выше, перечень этих полномочий является закрытым. Следовательно, требование судей о необходимости отдельного закрепления права представителя на оплату государственной пошлины при обращении в суд является противоречащим действующему законодательству. Кроме того, такое требование не согласуется с логикой законодателя. Право на подачу иска (заявления) подразумевает именно совершение всех необходимых действий, направленных на возбуждение дела в суде. Соответственно, для реализации этого права представителю надлежит составить соответствующее заявление согласно предписаниям закона (ст. 131 ГПК РФ, ст. 125 АПК РФ), подписать его при наличии такого полномочия, приложить необходимые документы (ст. 132 ГПК РФ, ст. 126 АПК РФ), направить пакет этих процессуальных документов другим потенциальным лицам, участвующим в деле (п. 1 ч. 1 ст. 126 АПК РФ), и т.д. на основании договоренности с доверителем. Уплата пошлины также является необходимым элементом реализации права на обращение в суд. Однако в особых случаях принятие заявления (процессуальная цель) имеет место без этого элемента (сокращенный фактический состав). Поэтому при рассмотрении вопроса о принятии заявления обязанность по уплате государственной пошлины должна пониматься не в качестве налоговой, а как процессуальное условие, направленное на получение судебной защиты. У судов нет законного основания и возможности устанавливать, действительно ли лицом, в защиту интересов которого подается заявление, было исполнено налоговое обязательство. Правовое значение должно иметь исключительно наличие подтверждения такой уплаты. Вопрос о том, действительно ли полномочие по уплате сбора было передано представителю, решается вне рамок судебных процедур теми организациями, которые вправе принимать указанный платеж и перечислять его в федеральный бюджет, т.е. подпадает под сферу регулирования не гражданского (арбитражного) процессуального, а налогового права. К тому же действие по уплате государственной пошлины вряд ли сопоставимо по своему процессуальному значению, например, с заявлением отказа от иска. Потому представляется невозможным согласиться с точкой зрения относительно того, что право на оплату государственной пошлины должно быть специально поименовано в доверенности и быть закреплено среди специальных полномочий представителя , во-первых, потому что оно не может быть признано одним из важнейших процессуальных действий (специальных полномочий представителя), во-вторых, потому что самостоятельного значения для хода процесса как отдельно взятое действие оно не имеет и, в-третьих, при определенных обстоятельствах оно может не иметь место как таковое вообще (например, в случаях освобождения от уплаты государственной пошлины). Соответственно, если доверитель наделяет поверенного правом на подачу заявления в суд, логично заключить, что он также передает своему представителю право на оплату этого заявления государственной пошлиной как необходимое условие наряду с остальными для возбуждения гражданского дела в суде .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *