Допрос свидетеля под псевдонимом

Допрос свидетеля под псевдонимом

Показания свидетеля является одним  из главных доказательств по уголовному делу, и составляют основу стороны  обвинения.

В процессе получения  показаний следователь должен создать для  допрашиваемого лица условия, которые исключали бы какое-либо воздействие на него со стороны других участников процесса и иных лиц, заинтересованных в определенном исходе дела. Ряд положений процессуального закона позволяют  обеспечить безопасность лиц, содействующих правосудию, в частности ч. 3 ст. 11 УПК РФ.

Для обеспечения безопасности  свидетелей, которые дают показания, следователи скрывают их анкетные данные.

Решение скрыть анкетные данные допрашиваемого свидетеля  следователь принимает на этапе подготовки к этому допросу. Такое решение следователя должно было мотивированно и обоснованно, так как уголовно-процессуальные меры безопасности влияют на реализацию права на защиту других участников процесса.

Конституционный Суд РФ в Определении от 21.04.2005 №  240-О  связывает необоснованное применение сокрытия сведений о лице с нарушением права на защиту. Данное право проявляется в различных формах — это возможность ознакомиться со всеми материалами дела по окончанию следствия, участие в исследовании доказательств путем личного восприятия их носителей и содержания этих доказательств в рамках судебного разбирательства.

Ряд положений УПК следователь может применять исходя из собственного усмотрения, основанного на внутреннем убеждении. В частности  ч.3  ст.11 УПК РФ  позволяет следователю применять меры безопасности «при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями

Как видно, «достаточные данные» является оценочным понятием. На практике следователи трактуют его достаточно вольно.

Еще более расплывчатая формулировка содержится в ч. 9 ст. 166 УПК РФ. Эта норма допускает получение показаний с использованием псевдонима.

В юридической науке у ученых  юристов нет единой точки зрения о том, когда можно  применять средства защиты от посткриминального воздействия. Одни полагают, что на момент применения меры безопасности, предусмотренной ч. 9 ст. 166 УПК РФ, нужно достоверно установить факт наличия угрозы. По мнению их мнению фактическим основанием следует считать «достаточные данные, свидетельствующие о наличии реальной угрозы убийства, применения насилия, уничтожения или повреждения имущества либо иных противоправных деяний в отношении лица в связи с содействием уголовному судопроизводству. Такими данными могут быть как доказательства, так и сведения, полученные в ходе ОРД. В любом случае подтверждение факта угрозы должно быть в материалах уголовного дела. На это обстоятельство обращают внимание и суды.

Отказывая защите в удовлетворении  жалоб об отказе в рассекречивании данных о личности свидетеля, как правило, суды указывают, что в протоколе допроса свидетеля под псевдонимом  содержатся сведения, что она реально опасается за свою жизнь и здоровье, а также опасается оказания физического воздействия в отношении нее и ее близких со стороны знакомых.

Но есть имеется и иная  позиция  судов по этому вопросу.  Некоторые юристы обращает внимание на расширительное толкование ч. 3 ст. 11 УПК РФ и предлагает применять меры безопасности до того, как угрозы будут высказаны в адрес защищаемого лица и проводят аналогию с п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ, который предусматривает возможность применения меры безопасности на том основании, что подозреваемый (обвиняемый) может угрожать свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства.

Если преступник уже угрожает конкретному участнику, то, по сути, он располагает некоторыми сведениями о последнем, которые позволяют его идентифицировать. Значит, защищать этого участника нужно тогда, когда возникла возможность противоправного воздействия, а не состоялась адресная реальная угроза совершения преступления.

Такая позиция  имеет следующее правовое обоснование. Обоснованность применения ч. 9 ст. 166 УПК РФ до появления реальной угрозы посткриминального воздействия подтверждается  сравнительным анализом формулировок основания применения мер безопасности, закрепленных в УПК и ФЗ РФ от 20.08.2004 №  119 ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Так в п. 1ст. 16  этого закона указано, что меры государственной защиты применяются в случае установления данных о наличии «реальной угрозы». В ч. 3 ст. 11 УПК РФ слово «реальной» не используется. Кроме того, закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» предусматривает меры, которые в организационном плане более сложные и затратные для государства. Также надо иметь в виду, что содержание мер государственной защиты, предусмотренных ст. 6 данного закона, указывает, что их целесообразно применять, когда лица, оказывающие посткриминальное воздействие, уже имеют сведения о защищаемом субъекте. Мера же безопасности, предусмотренная ч. 9 ст. 166 УПК РФ, используется тогда, когда сведения о лице, участвующем в уголовном процессе, сокрыты.

По всей видимости  использование средств защиты от такого воздействия может осуществляться по инициативе соответствующих должностных лиц на основе оценки ситуации в процессе расследования преступления. Кроме фактов конкретной угрозы, нужно учитывать  и сведения, которые косвенно указывают на возможность посткриминального воздействия. К таковым относятся:

  1. поведение подозреваемого (обвиняемого) при привлечении его ранее к уголовной ответственности;
  2. избрание в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с тем, что он угрожал свидетелям или потерпевшим;
  3. совершение преступления организованными преступными группами, когда часть соучастников не установлена (находясь на свободе, они могут оказать воздействие на свидетеля).

Сама специфика совершения и расследования некоторых составов преступлений также может обусловить применение ч. 9 ст. 166 УПК РФ.

Установление таких оснований для применения мер безопасности требует со стороны следователя (дознавателя) кропотливой работы по анализу личности субъектов, в отношении которых ведется уголовное преследование.

По закону следователь, привлекая к участию в следственных действиях участников уголовного судопроизводства, указанных в гл. 6–8 УПК РФ, должен удостовериться в их личности. При этом он самостоятельно определяет место производства допроса. Такие правила распространяются  и на случаи допроса участника уголовного судопроизводства с сохранением в тайне сведений о его личности.

Если следователь (дознаватель) установит, что необходимо обеспечить безопасность свидетеля, он с согласия руководителя следственного органа  выносит соответствующее  постановление. В постановлении следователь излагает причины, по которым он считает необходимым сохранить в тайне данные об этом участнике, указывает его псевдоним и приводит образец его подписи, которую тот будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием.

Псевдоним может быть любым, например вымышленная фамилия, так и  полные биографические данные, то есть, фамилия, имя, отчество. Однако, при его выборе следует избегать совпадений с подлинными данными, чтобы не допустить даже возможного установления истинных сведений. Некоторые специалисты даже предлагают присваивать мужчине женский псевдоним и наоборот.

Конфигурация подписи должна позволять свидетелю неоднократно ее повторить на протяжении всего периода производства по делу. Поэтому следует выбирать простые элементы подписи. Если избирается подпись, соответствующая, например, фамилии, имени, отчеству псевдонима, то, как правило, некоторые ее элементы будут похожи на элементы оригинальной подписи.

К постановлению  можно приобщить ходатайство свидетеля на имя следователя, в котором свидетель указывает объективные сведения, которые подтверждают наличие реальной угрозы его безопасности.

По закону постановление и ходатайство следователь помещает в конверт, который опечатывает, приобщает к делу и хранит при нем в условиях, исключающих возможность ознакомления с ним иных участников уголовного судопроизводства.

Законодатель ограничивает круг лиц, которые имеют доступ к засекреченным материалам, но делает  это  он довольно расплывчато.

На практике, как правило,  опечатанный конверт  передают  непосредственно судье, который рассматривает дело, исключив из цепочки осведомленных о личности свидетеля даже надзирающего прокурора. То есть подлинные данные о свидетеле, сведения о личности которого сохранены в тайне, будут знать следователь (дознаватель), руководитель следственного органа (начальник органа дознания) и принявший к рассмотрению уголовное дело судья.

Основной акцент следователь должен делать на формулировках в содержании протокола. Заполнив анкетную сторону протокола допроса с указанием псевдонима, следователь должен переходить к заполнению его основной части. При заполнении протокола не следует  указывать сведения, из содержания которых заинтересованные участники процесса смогут установить сведения о личности свидетеля.

Из сказанного можно сделать следующие выводы:

  1. Подтверждение факта угрозы должно быть в материалах дела.
  2. При выборе псевдонима свидетелю следователи должны избегать совпадений с его подлинными данными. Конфигурация подписи должна позволять неоднократно ее повторить на протяжении всего периода производства по делу.
  3. Подлинные данные о свидетеле, сведения о личности которого сохранены в тайне, могут знать следователь (дознаватель), руководитель следственного органа (начальник органа дознания) и принявший к рассмотрению уголовное дело судья.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *