Охрана частной жизни гражданина

ОБ ОХРАНЕ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ ГРАЖДАНИНА

А.М. ЭРДЕЛЕВСКИЙ  профессор, доктор юридических наук.

Частная жизнь гражданина является одним из нематериальных благ (ст. 128, 150 ГК), правила ее гражданско-правовой охраны установлены в ст. 152.2 ГК. Применение этой нормы вызывает немало сложных вопросов в правоприменительной практике.
Часть 1 п. 1 ст. 152.2 ГК устанавливает запрет на сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина без его согласия. Изъятия из этого правила должны быть прямо предусмотрены законом. Такое изъятие прямо установлено, в частности, в ч. 2 п. 1 ст. 152.2 ГК, где допускается сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина без его согласия в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле.
Наибольшие сложности вызывает решение вопроса о том, имели ли место в конкретном случае сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина именно в публичных интересах, разновидностями которых, как следует из ч. 2 п. 1 ст. 152.2 ГК, являются государственные и общественные интересы. Для этого необходимо раскрыть понятие публичного интереса к частной жизни лица и определить возможные основания его возникновения, не вполне очевидным является и соотношение государственных и общественных интересов. Одновременно возникает вопрос о том, какой еще интерес, кроме государственного и общественного, может считаться публичным.
Представляется, что под публичным интересом в смысле п. 1 ст. 152.2 ГК следует понимать лишь подлежащий охране по смыслу закона, а не произвольный, вызываемый обычным любопытством, интерес индивидуально-неопределенного круга лиц, общества в целом или публично-правового образования в лице его соответствующих органов к тем или иным обстоятельствам частной жизни конкретного лица.
Вывод о том, что публичный интерес должен быть именно охраняемым законом (то есть иметь юридическое значение), а не произвольным, следует также непосредственно из правила п. 1 ст. 152.2 ГК,
Вероятно, понятия «интересы неопределенного круга лиц» и «общественные интересы» для целей применения п. 1 ст. 152.2 ГК следует считать тождественными.
Легальным определением общественного интереса можно считать определение, данное ему в ст. 1 Модельного закона «О праве на доступ к информации», принятого в г. Санкт-Петербурге 17.04.2004 Постановлением N 23-14 на 23-ем пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ (Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств — участников Содружества Независимых Государств. 2004. N 34. С. 258 — 270), где общественный интерес определяется как интерес любого лица (лиц), связанный с обеспечением благополучия, стабильности, безопасности и устойчивого развития общества. Отсюда следует, что в целях квалификации интереса к частной жизни лица в качестве общественного интереса необходимо наличие связи такого интереса с обеспечением по меньшей мере одного из указанных объектов — общественное благополучие; общественная стабильность; общественная безопасность; устойчивость общественного развития.
Необходимость удовлетворения общественного интереса, с одной стороны, и обеспечения надлежащей охраны частной жизни — с другой, требует постоянного поиска баланса между этими объектами. Так, например, в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» обращается внимание судов на то, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Далее в указанном пункте Постановления N 3 отмечается, что государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.
Высказанные в п. 8 Постановления N 3 соображения вполне применимы и в целях обоснования повышенной степени допустимого проникновения в частную жизнь политических деятелей, поскольку это может оказаться необходимым для объективной общественной оценки не только их профессиональных, но и нравственных качеств. В то же время, как вполне справедливо отмечается в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 N 16 "О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. Здесь же судам указывается на необходимость проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью, поскольку, в то время как в первом случае средства массовой информации выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют.
Но какое лицо следует считать не занимающимся публичной деятельностью и чья частная жизнь не представляет общественного интереса? Только ли тех лиц, которые не являются государственными и общественными деятелями? Представляется, что круг таких лиц гораздо более широк и включает в себя некоторые виды лиц, обладающих высокой степенью публичной известности. Рассмотрим отдельные виды таких лиц.
Начнем с актеров, чья частная жизнь является излюбленным объектом обсуждения в прессе, которую принято называть «желтой». Специфика профессии актера состоит, в частности, в том, что он, в отличие от, например, режиссера, певца или музыканта, хотя бы и известного, предстает перед аудиторией не в личном, так сказать, качестве, а в облике персонажа, роль которого он исполняет. Вследствие этого в представлении значительной части аудитории, не обладающей в силу различных обстоятельств (возраст, низкий уровень интеллектуального развития, болезненное состояние психики и т.п.) способностью отграничения личности актера от представляемого им положительного образа (например, известного государственного или общественного деятеля, полководца, героя), может возникнуть отождествление актера с его персонажем. Можно сказать, что актер в этом случае в силу специфики его профессии неумышленно присваивает не принадлежащую ему репутацию. Как известно, такое явление является весьма распространенным как в России, так и за рубежом. Поэтому известные актеры, по личным качествам являющиеся, возможно, абсолютными ничтожествами или законченными негодяями, иногда оказываются избранными на высокие посты в органах исполнительной власти или членами законодательных органов.
Законный интерес упомянутой выше части аудитории (назовем ее интеллектуально слабой) состоит в защите ее от заблуждения по поводу личных качеств актера. В защите интеллектуально слабой части аудитории от такого заблуждения заинтересована и остальная часть аудитории — в той мере, в какой это заблуждение способно повлиять на ситуацию в обществе в целом. Следовательно, те сведения о частной жизни актера, которые позволяют выявить и объективно оценить его отрицательные нравственные качества, следует считать представляющими общественный интерес с точки зрения его легального определения, о котором упоминалось выше. Вряд ли кто-то рискнет отрицать, что избрание или назначение на государственную должность негодяя не угрожает таким объектам, как общественное благополучие или общественная безопасность.
С какого момента следует считать оправданным общественный интерес к частной жизни актера? Лишь с того момента, когда актер станет претендовать на такую должность, занятие которой зависит от волеизъявления аудитории (общества или его части), или ранее? Правильным представляется второй вариант ответа на этот вопрос. Дело в том, что здесь общественный интерес состоит в превентивных мерах, состоящих в недопущении возникновения у интеллектуально слабой части аудитории устойчивого заблуждения относительно личности актера. Если заблуждение уже сложилось и приобрело устойчивый характер, его устранение может оказаться весьма затруднительным в силу того же обстоятельства, благодаря которому оно возникло, — интеллектуальной слабости части аудитории. То есть общественный интерес к частной жизни актера состоит в том, чтобы актер оказался «развенчан» своевременно.
Но такой интерес следует считать оправданным лишь в случае, если актер приобрел широкую степень известности посредством исполнения ролей положительных, с точки зрения существующих в обществе основ нравственности, персонажей. Наличие этого условия подлежит доказыванию ответчиком в конкретном судебном деле, связанном со сбором, хранением, распространением и использованием информации о частной жизни актера без его согласия. Бремя доказывания наличия отмеченного условия возлагается на ответчика в связи с тем, что ст. 152.2 ГК допускает совершение таких действий без согласия гражданина лишь в качестве исключения из общего правила.
До каких пределов допустимо вмешательство в личную жизнь актера? Ровно до тех, какие необходимы для недопущения возникновения у интеллектуально слабой части аудитории ложного представления о его нравственных личных качествах или устранения такого представления, если оно уже возникло. То есть если об актере на основе сыгранных им ролей у аудитории сложилось (в результате отождествления актера с персонажами) представление о нем как, например, о смелом, благородном, порядочном человеке, то любые соответствующие действительности сведения о частной жизни такого актера, опровергающие такое представление, следует считать представляющими общественный интерес. Здесь можно провести некоторую аналогию с правилом п. 1 ст. 19 ГК, которое устанавливает в качестве общего правила запрет на приобретение гражданином прав под чужим именем, а также с правилами главы 60 ГК о неосновательном обогащении, поскольку ложная личностная оценка, которую получает актер в глазах аудитории в результате отождествления его с персонажем, составляет его неосновательное неимущественное обогащение (которое в известных случаях может превратиться и в имущественное). При этом следует обратить внимание на правило п. 2 ст. 1102 ГК, согласно которому неосновательное обогащение подлежит возврату независимо от того, явилось ли такое обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. В то же время обстоятельства частной жизни актера, не касающиеся его нравственных качеств (например, о состоянии здоровья, наличии детей, месте жительства, заработке и т.п.), не могут считаться представляющими общественный интерес, сбор, хранение, распространение и использование таких сведений без согласия актера следует считать недопустимыми.
Перейдем к другой интересной в рассматриваемом аспекте категории лиц — это граждане, в силу профессии или рода деятельности обладающие возможностью интеллектуального воздействия на неопределенный круг лиц и заинтересованные при этом, в целях обеспечения эффективности такого воздействия, в представлении аудитории о них как о людях честных, принципиальных, беспристрастных. Сюда можно отнести журналистов, специализирующихся на общественно-политической тематике, политических обозревателей, лиц, ведущих различного рода ток-шоу, и т.п. Их деятельность в значительной мере схожа с деятельностью актера по существу, хотя формально они, в отличие от актеров, не играют роль какого-либо персонажа, а предстают перед аудиторией в своем собственном образе. Представители этой среды нередко становятся в дальнейшем государственными должностными лицами, выборными или назначаемыми.
Применительно к этой категории лиц любые соответствующие действительности сведения об их частной жизни, опровергающие создаваемый ими в глазах интеллектуально слабой части аудитории собственный образ, следует считать представляющими общественный интерес. Этот интерес заключается не только в возможности объективной оценки нравственных качеств таких лиц в аспекте их последующей карьерной судьбы, но и в возможности правильной оценки достоверности сообщаемой такими лицами информации или беспристрастности высказываемых ими суждений (если такая беспристрастность прямо или косвенно манифестируется).
Еще одна группа лиц, частная жизнь которой находится в фокусе внимания со стороны многих средств массовой информации, — это известные спортсмены. Как показывают российские реалии, и из их среды иногда выходят государственные и общественные деятели того или иного уровня, часто лишь благодаря популярности, без каких-либо действительных профессиональных предпосылок к такой деятельности. Однако они, в отличие от двух рассмотренных выше групп лиц, ни прямо, ни косвенно не предстают перед аудиторией отличными от того, чем они в действительности являются. Поэтому возможное недостоверное представление аудитории о личных качествах таких лиц не имеет такой причинной связи с их поведением, которую можно было бы считать достаточным основанием для превентивного проникновения в обстоятельства их частной жизни. В данном случае интеллектуально слабая часть аудитории, а вместе с ней и остальная ее часть должны пожинать возможные последствия этой слабости как превратность судьбы. Общественный интерес к обстоятельствам частной жизни этой группы лиц следует считать отсутствующим.
Проведенный анализ показывает, что при решении судами вопроса о наличии или основаниях возникновения общественного интереса к частной жизни гражданина в целях применения ст. 152.2 ГК и ст. 49 Закона РФ «О средствах массовой информации» необходим дифференцированный подход, предполагающий учет и объективную оценку характера его деятельности с точки зрения ее влияния на жизнь общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *