Похищение человека, незаконное лишение свободы и торговля людьми

Похищение человека, незаконное лишение свободы и торговля людьми в разъяснениях Пленума ВС РФ

ПВС РФ принял постановление от 10.12.2019 №  58 «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми», которое  содержит руководящие разъяснения  для применения судами законодательства об уголовной ответственности за преступления против свободы человека, предусмотренные ст. 126, 127, 127.1 УК РФ. Ранее Пленум ВС РФ не посвящал отдельного постановления вопросам судебной практики по указанным деяниям. Отдельные вопросы уголовной ответственности за такие преступления, прежде всего касающиеся квалификации данных деяний, являлись предметом рассмотрения Президиума и Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ. Эта практика учтена в Постановлении №  58.

Общественная опасность указанных преступлений заключается в том, что при их совершении виновное лицо поступает по отношению к потерпевшему не как к личности, а как к предмету, вещи, игнорируя достоинство данного человека и не считаясь с его правами и свободами.

Имеющиеся трудности в применении указанных норм УК преимущественно связаны с толкованием уголовного закона и квалификацией названных преступлений. Так, в уголовном законе отсутствуют определения похищения человека, незаконного лишения свободы, действий, образующих торговлю людьми. Пленум дал разъяснения по этим вопросам, опираясь на результаты анализа международных актов, в том числе положений Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, в особенности женщинами и детьми, и наказании за нее Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года, а также Модельного закона для государств — участников СНГ о противодействии торговле людьми 2008 года.

Одним из главных вопросов, раскрытых в Постановлении № 58, является определение похищения человека, прежде всего касающееся объективной стороны данного состава преступления. В абз. 1 п. 2 Постановления № 58 говорится, что  под похищением человека надо понимать его незаконные захват, перемещение и последующее удержание в целях совершения другого преступления либо по иным мотивам, которые для квалификации содеянного значения не имеют. Также поясняется, что захват, перемещение и удержание человека могут быть совершены с применением угроз, насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшего. Кроме того, наряду с насилием, угрозами и использованием беспомощного состояния потерпевшего в качестве возможных способов совершения данного преступления названы обман или злоупотребление доверием похищаемого лица в целях его перемещения и последующих захвата и удержания.

В определении этого преступления, которое дал Пленум ВС РФ, учтено, что ключевыми элементами похищения человека являются его захват и перемещение. Они заключаются в незаконном установлении контроля над человеком, направленного на его удержание в неволе. ВС отказался от встречающегося в юридической литературе применительно к характеристике похищения человека термина «изъятие», так как, во-первых, понятие изъятия в большей степени применимо к характеристике действий, совершаемых в отношении предмета, а не живого человека. Во-вторых, термин «захват», используемый как синоним слова «завладение», устоялся в судебной практике, в том числе в решениях Президиума (постановление от 17.05.2000 №  207п2000) и Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ (определение суда надзорной инстанции от 17.01.2008 по делу №  58-До6-12, апелляционное определение от 27.06.2018 по делу №  56-АПУ18-7, кассационное определение от 27.11.2018 по делу №  45-УД18-15). Оно более точно отражает особенности действий, совершаемых в отношении похищаемого лица. Не случайно, что с использованием именно этого термина сформулировано законодательное определение преступления, предусмотренного ст. 206 УК «Захват заложника».

Применительно к похищению человека захват можно определить как незаконное установление контроля над потерпевшим, лишение его физической и (или) волевой возможности поступать по своему усмотрению.

С учетом имеющейся практики в качестве основных способов совершения похищения человека названы угрозы, насилие, использование беспомощного состояния потерпевшего (например, при совершении деяния в отношении малолетних лиц либо лиц, которые в силу болезненного состояния не могут оказать сопротивление). Эти способы являются альтернативными. Причем угрозы могут выражаться в устрашении применением насилия, уничтожением или повреждением имущества либо разглашением сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо способных причинить существенный вред правам или законным интересам данных лиц.

Пленум ВС РФ принял во внимание судебную практику, в которой имеют место случаи использования виновными лицами обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых осуществляется незаконное перемещение похищаемого лица. Например, когда его под каким-либо предлогом приглашают посетить определенное место либо проехать в него совместно с виновным лицом, тогда как по прибытии в это место или в ходе следования к нему происходят захват потерпевшего и его последующее удержание. Здесь учтена позиция Президиума ВС РФ, выраженная в постановлении от 02.11.2016 № 124-П16, в котором сказано, что согласие потерпевшего, полученное под воздействием обмана, самостоятельно проследовать в какое-либо место, определяемое виновным, не является препятствием для квалификации действий последнего как похищение человека, поскольку захват человека путем обмана и его перемещение с последующим насильственным удержанием не противоречат диспозиции ст. 126 УК РФ.

Захват можно определить как незаконное установление контроля над потерпевшим, лишение его физической и (или) волевой возможности поступать по своему усмотрению

В определении похищения человека, изложенном в Постановлении № 58, кроме того, указывается, что данное преступление совершается на практике преимущественно для последующего осуществления в отношении потерпевшего других уголовно наказуемых деяний. Однако мотивы виновных лиц могут быть и иными, не влияющими на правовую оценку содеянного по ст. 126 УК. Например, когда похищенное лицо удерживается для того, чтобы воспрепятствовать его участию в каком-либо мероприятии, в заключении сделки и т. д.

С учетом выделенных способов совершения похищения человека в абз. 2 п. 2 Постановления № 58 Пленум конкретизировал момент окончания данного преступления. Если похищение человека совершено путем угроз, насилия или использования его беспомощного состояния, преступление считается оконченным с момента захвата и начала перемещения потерпевшего. В случаях, когда перемещение было осуществлено самим потерпевшим вследствие его обмана или злоупотребления доверием, преступление признается оконченным с момента захвата данного лица и начала принудительного перемещения либо начала его удержания, если лицо более не перемещалось.

Отличие незаконного лишения свободы от похищения человека

В п. 3 Постановления № 58 дано разъяснение отличия незаконного лишения свободы от похищения человека. Оно заключается в том, что первое из них не связано с перемещением потерпевшего в другое место, в результате чего преступление, предусмотренное ст. 127 УК, следует признавать оконченным с момента фактического лишения человека свободы вне зависимости от его продолжительности.

Важными для правоприменительной практики являются и разъяснения, содержащиеся в п. 4 постановления, о возможном перерастании незаконного лишения свободы в похищение человека, что в целом охватывается составом последнего преступления, равно как и фактическое ограничение свободы человека в процессе его похищения, в том числе при его перемещении и незаконном удержании.

Пункты 5 и 6 Постановления даны разъяснения по вопросам квалификации похищения человека и незаконного лишения свободы, сопряженных с применением различного по степени опасности насилия или с угрозой его применения. При этом учитывается, что насилие и соответствующая угроза — наиболее типичные способы совершения данных преступлений и могут применяться как непосредственно к похищаемым лицам или лицам, незаконно лишаемым свободы, так и к иным лицам, в том числе к близким родственникам, с целью устранения препятствий захвату, перемещению или удержанию потерпевшего. Это могут быть прежде всего родственники и иные близкие потерпевшего, которые в момент захвата или ограничения последнего в свободе оказались на месте преступления, а порой и посторонние лица, ставшие очевидцами неправомерных действий виновного и предпринявшие попытку помешать им.

Кроме того, в результате сравнительного толкования положений ст. 126 и 127 УК разъяснено, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении похищения человека охватывается п. «в» ч. 2 ст. 126 УК, тогда как высказывание или иное выражение такой угрозы при незаконном лишении свободы следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью ст. 127 УК и ст. 119 УК.

Такое различие в квалификации обусловлено тем, что в п. «в» ч. 2 ст. 126 УК говорится как о применении насилия, опасного для жизни или здоровья, так и об угрозе такого насилия, тогда как в п. «в» ч. 2 ст. 127 УК речь идет только о насилии, а не об угрозе его применения.

Совершение преступления в составе группы лиц. В п. 7 Постановления № 58 содержится важное разъяснение по поводу особенностей квалификации похищения человека, совершенного группой лиц по предварительному сговору. Здесь учитывается сложный характер объективной стороны данного преступления, включающей сочетание действий по захвату, перемещению и удержанию потерпевшего. Соответственно, в случаях, когда виновный по предварительному сговору совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону данного преступления, он несет уголовную ответственность по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК как соисполнитель преступления, совершенного группой лиц по такому сговору. Например, когда данное лицо не принимает участия в захвате потерпевшего, но в последующем перемещает и (или) удерживает похищенного.

В п. 8 постановления  ВС определил корыстные побуждения, являющиеся квалифицирующим признаком похищения человека, предусмотренным п. «з» ч. 2 ст. 126 УК. Он указал в том числе, что это преступление может быть совершено по найму, обусловленному получением исполнителем преступления материального вознаграждения или избавлением от материальных затрат.

В Пленуме даны уточнение относительно иных соучастников такого похищения человека, правовая оценка действий которых определяется квалификацией деяния исполнителя, то есть с учетом его корыстных побуждений. В продолжение данного разъяснения в п. 9 Постановления  ВС указывает на необходимость при наличии к тому оснований квалифицировать содеянное по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 126 УК и соответствующей частью ст. 163 УК об ответственности за вымогательство. Сочетание данных преступлений является типичным на практике и выражается в похищении человека с одновременным требованием передачи чужого имущества или права на имущество либо выполнения других действий имущественного характера. Такое требование может быть выдвинуто в ходе перемещения или удержания потерпевшего и обращено непосредственно к похищенному или иному лицу.

В п. 10 Постановления № 58 приведено разъяснение относительно особенностей квалификации действий по захвату человека, сопряженных с последующим убийством потерпевшего. Подобные случаи нередко встречаются на практике. При этом выделены два правила квалификации содеянного. Первое — в ситуациях, когда захват и перемещение потерпевшего были направлены не на удержание в другом месте, а на его убийство, содеянное квалифицируется по соответствующей части ст. 105 УК и дополнительной квалификации по ст. 126 УК не требует.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении похищения человека охватывается пунктом «в» части 2 статьи 126 УКРФ.

В абз. 2 п. 10 Постановления  приводится  ситуация, когда умысел на совершение убийства в отношении похищенного лица возникает у виновного в ходе перемещения или удержания потерпевшего. В таких случаях необходимо квалифицировать содеянное по совокупности соответствующих преступлений.

Аналогичного подхода суд должен придерживаться и при решении вопроса о правовой оценке содеянного по совокупности преступлений в виде похищения человека и изнасилования или иных действий сексуального характера, совершенных в отношении похищенного лица.

Освобождение от ответственности за похищение человека и торговлю людьми

В п. 11 Постановления № 58 рассмотрены особенности освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 126 УК. По смыслу  закона добровольное освобождение похищенного человека не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия. В частности, за деяния, совершенные в ходе похищения человека, если они содержат признаки состава самостоятельного преступления. Это разъяснение развивает позицию, изложенную в ранее принятом постановлении Пленума относительно общих правил освобождения от уголовной ответственности. Согласно п. 8 ППВС РФ от 27.06.2013 №  19 , применение примечания к статье Особенной части УК при совокупности преступлений предполагает освобождение лица от уголовной ответственности лишь за преступление, предусмотренное статьей, содержащей соответствующее примечание, и не препятствует привлечению его к уголовной ответственности за иное совершенное им преступление. Так, когда в результате применения насилия похищаемому лицу умышленно причинен вред здоровью средней тяжести, охватываемый соответствующей частью ст. 126 УК и не требующий дополнительной квалификации, при применении примечания к данной статье виновное лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности только за похищение человека. Уголовное преследование за совершение преступления, предусмотренного ст. 112 УК, осуществляется в общем порядке.

Применению п. 1 примечания к ст. 126 УК РФ не препятствует совершение виновным наряду с похищением человека и иного преступления, не охватываемого данной статьей, например незаконного приобретения и хранения огнестрельного оружия. При этом освобождение виновного от уголовной ответственности за похищение человека в данном случае также не предполагает прекращения уголовного преследования за иное преступление, совершенное данным лицом.

Аналогичный по своей сути подход сформулирован в п. 17 Постановления № 58 относительно применения п. 1 примечаний к ст. 127.1 УК. Пленум ВС РФ указал на различия в специальных условиях освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших похищение человека, и лиц, виновных в торговле людьми. Для первой категории лиц достаточным основанием для применения примечаний является добровольное освобождение похищенного. В случае же торговли людьми, предусмотренной ч. 1 или п. «а» ч. 2 ст. 127.1 УК, для освобождения от уголовной ответственности виновный должен не только освободить потерпевшего (потерпевших), но и осуществить действия, способствующие раскрытию преступления, совершенного с его участием. Несмотря на то что формулировка п. 1 примечаний к ст. 127.1 УК о способствовании раскрытию преступления не идентична положениям п. «и» ч. 1 ст. 61 УК, суды при разрешении вопроса о наличии основания для освобождения от уголовной ответственности вправе обратиться к разъяснениям Пленума, касающимся учета позитивного постпреступного поведения виновного при назначении наказания.

В п. 12 Постановления № 58 Пленум ВС РФ пояснил, что торговля людьми может заключаться в совершении одного или нескольких действий, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 127.1 УК. При этом цель эксплуатации человека является обязательным признаком только для вербовки, перевозки, передачи или получения потерпевшего, тогда как его купля-продажа или иные сделки с ним могут совершаться и без такой цели. Для сделок с людьми, будь то купля-продажа или иные сделки (например, передача в счет долга, мена), специальной цели не требуется, поскольку сам факт совершения таких действий, условно именуемых сделками, свидетельствует об отношении виновного к человеку как к товару, объекту и полном игнорировании его достоинства и права на свободу.

Одновременно приводится существенная особенность данного преступления, устоявшаяся в международном праве, заключающаяся в том, что осведомленность потерпевшего о характере совершаемых с ним действий и его согласие на их совершение не влияют на квалификацию данных действий как торговли людьми.

Пункт 13 Постановления № 58 содержит определения действий, относящихся к торговле людьми. При формулировании данных разъяснений Пленум использовал положения ст. 3 Модельного закона о противодействии торговле людьми, но конкретизировал соответствующие определения с учетом особенностей российского уголовного закона и сложившейся судебной практики, избегая терминов, заимствованных из гражданского права. Так, применительно к вербовке указано, что для получения согласия потерпевшего могут быть использованы различные способы. Например, обещание вознаграждения, шантаж, обман или злоупотребление доверием (в частности, под предлогом предоставления работы или возможности обучения по той или иной профессии).

В п. 14 Постановления № 58 приведены также пояснения относительно определения момента окончания преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК, в зависимости от вида совершаемых действий. В частности, при совершении купли-продажи человека или иных сделок в отношении потерпевшего преступление следует квалифицировать как оконченное при фактической передаче и получении потерпевшего. При вербовке человека — с момента получения согласия потерпевшего на осуществление деятельности, для которой совершалась его вербовка. Такой подход к определению момента окончания данного преступления позволяет разграничить оконченное преступление и покушение на его совершение.

Разъяснения, содержащиеся в п. 15 Постановления № 58, касаются вопросов квалификации торговли людьми в случаях, когда соответствующим действиям предшествовало похищение человека или незаконное лишение свободы, а равно когда последнее осуществлялось в процессе совершения преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК. При этом указывается, что похищение человека и торговлю людьми необходимо квалифицировать по совокупности соответствующих преступлений. Тогда как незаконное лишение свободы, предшествующее или сопутствующее действиям, относящимся к торговле людьми, охватывается ст. 127.1 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 127 УК.

Последнее разъяснение учитывает позицию, изложенную в надзорном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 09.07.2012 №  3-Д12-6, исключившем дополнительную квалификацию содеянного по ч. 2 ст. 127 УК. В этом определении, в частности, ВС РФ указал, что Ф. признан виновным в торговле людьми, которая выразилась в покупке потерпевших Л. и Т. в целях их эксплуатации в виде использования для занятия проституцией, при этом по смыслу ст. 127.1 УК данный состав преступления уже предполагает при эксплуатации потерпевших ограничение их прав, в том числе и незаконное лишение их свободы, в связи с чем дополнительная квалификация тех же действий осужденного по ст. 127 УК не требуется.

В п. 16 Постановления № 58 Пленум указывает, что по п. «е» ч. 2 ст. 127.1 УК надлежит квалифицировать торговлю людьми, совершенную с насилием, как представляющим, так и не представляющим опасность для жизни или здоровья потерпевшего, а равно с угрозой применения такого насилия. Это уточнение необходимо для единообразного толкования данного квалифицирующего признака, поскольку в п. «е» ч. 2 ст. 127.1 УК в отличие от п. «в» ч. 2 ст. 126 УК не конкретизировано, является ли применяемое насилие опасным для жизни или здоровья потерпевшего.

И так, ключевыми элементами похищения человека являются его захват и перемещение. Они заключаются в незаконном установлении контроля над потерпевшим, направленного на его удержание в неволе

Если похищение совершено путем угроз, насилия или использования беспомощного состояния потерпевшего, преступление считается оконченным с момента захвата и начала перемещения данного лица. Если потерпевший был захвачен вследствие его обмана или злоупотребления доверием, преступление признается оконченным с момента захвата и начала принудительного перемещения либо начала его удержания, если лицо более не перемещалось

Для освобождения от уголовной ответственности, предусмотренной частью 1 или пунктом «а» части 2 статьи 127.1 УК (торговля людьми), виновный должен не только освободить потерпевшего (потерпевших), но и осуществить действия, способствующие раскрытию преступления, совершенного с его участием

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *