Упущенная выгода по уголовным делам

Упущенная выгода по уголовным делам

Упущенная выгода очень редко рассматривается в качестве общественно опасного последствия совершенного преступления. В соответствии с ч.3 ст.42 УПК РФ потерпевшему гарантируется возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением.  Пункт 4  ч. 1 ст. 73 УПК РФ закрепляет необходимость установления по уголовному делу характера и размера такого вреда. Согласно ч.2  ст. 15 ГК РФ убытки включают в себя и упущенную выгоду, что  обязывает следователя, прокурора и суд определять в качестве вреда возможное наличие упущенной выгоды и ее размер. Упущенная выгода — это оценочное понятие, в связи, с чем на практике  возникают проблемы с ее вменением в качестве общественно опасного последствия совершенного преступления. Следственно-судебная практика по  возмещению упущенной выгоды неоднородна и небольшая.

КС РФ и ВС  РФ в своих решениях прямо указывают на возможность, а в некоторых случаях  и на необходимость установления упущенной выгоды и ее вменения по уголовным делам.  В определении КС РФ от 29.09.2016 № 2147-О  следует, что «включение упущенной выгоды в возмещение вреда производится путем оценки следователем действий лица в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

В  ППВС РФ  от 26.04.2007 г. № 14  прямо указывается, что применительно к ч. 1 ст. 146 УК РФ,  ст. 147  УК  РФ суды при установлении ущерба должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела. При этом следует учитывать положения ст. 15 ГК РФ, в соответствии с которой, если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

В  ППВС РФ № 48 от 30.11.2017 года прямо отмечается, что упущенная выгода является частью состава преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием».

Верховный Суд РФ в п. 12 и 13 постановлении Пленума от 23.06.2015 №  25  так же четко   разграничивает реальный ущерб и упущенную выгоду и указывает, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права.  Но в том постановлении не говорится о возможности возмещения упущенной выгоды по аналогии с возмещением реального ущерба.  ВС РФ отмечает, что упущенная выгода представляет собой неполученный доход при разрешении споров, связанных с ее возмещением. В этой связи  ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер». Приблизительность  расчета упущенной выгоды и его потенциальность вступают в противоречие с требованием УПК точно установить причиненный преступлением вред и создает проблемы в право применении.

Упущенная выгода в большинстве случаев не рассматривается как общественно опасное последствие совершения преступления. При этом в научной и научно-практической литературе признается, что упущенная выгода может инкриминироваться по составам преступлений, предусмотренным целым рядом статей УК РФ, а следственно-судебная практика  допускает по названным составам вменение упущенной выгоды в качестве последствия совершенного преступления.

В тоже время применительно к ст. 165 УК РФ, несмотря на прямое указание Пленума ВС РФ о необходимости установления упущенной выгоды, следственная и судебная практика не всегда складываются однозначно.

Суды также устанавливают причинение ущерба в виде упущенной выгоды по делам в сфере экономической деятельности, по уголовным делам о должностных и служебных преступлениях.

Таким образом,  имеющаяся следственно-судебная практика свидетельствуют об отсутствии у судов единого и однозначного подхода при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, последствием которых являлось причинение упущенной выгоды. Широко распространена практика заявления гражданских исков в рамках (или после) рассмотрения уголовного дела и взысканий упущенной выгоды в порядке гражданского судопроизводства. Инкриминирование упущенной выгоды в качестве последствия преступлений по делам о хищениях в большинстве случаев бесперспективно для обвинения. Судебная практика по вопросу определения упущенной выгоды очень противоречива. Поэтому для потерпевших, при наличии оснований, лучше взыскивать упущенную выгоду путем заявления гражданского иска. При этом велика вероятность, что суд оставит такой иск в рамках уголовного процесса без рассмотрения и стороне придется доказывать объем упущенной выгоды в рамках гражданского процесса. Это следует  из п. 12 ПП ВС РФ от 13.10.2020 № 23 «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу». В нем говорится, что по смыслу ч. 1 ст. 44 УПК  РФ требования имущественного характера, хотя и связанные с преступлением, но относящиеся, в частности, к последующему восстановлению нарушенных прав потерпевшего, подлежат разрешению в порядке гражданского судопроизводства. В этой части гражданский иск по уголовному делу суд оставляет без рассмотрения с указанием в постановлении (определении) или обвинительном приговоре мотивов принятого решения. Названный Пленум ВС РФ  рекомендует направлять гражданский иск, заявленный в рамках уголовного судопроизводства, для рассмотрения в рамках ГПК только в крайних случаях. Однако дело, в котором возникает вопрос определения упущенной выгоды, чаще всего будет именно таким случаем.

При этом упущенная выгода, являясь оценочным понятием, может быть вменена по тем составам преступлений, которые допускают оценочную трактовку причиненного вреда («существенное нарушение», «тяжкие последствия» и пр.). Размер упущенной выгоды даже по таким «оценочным» составам преступлений должен быть определен конкретно. Иное означало бы несоблюдение требований ст. 73 УПК об установлении характера и размера вреда, причиненного преступлением. Об иных проблемах возмещения вреда от преступления читайте здесь

(0)