ПРИНЦИП ПРАВОВОЙ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ В НАДЗОРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПРИНЦИП ПРАВОВОЙ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ В НАДЗОРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Принцип правовой определенности означает, что отмена или изменение судебного решения, вступившего в законную силу, допускается только при наличии оснований, строго установленных законом. Данное понятие принципа впервые было дано Европейским судом по правам человека в деле «Брумареску против Румынии» . Кроме того, в деле «Рябых против России» Европейский суд определил положения, согласно которым отмена или изменение судебного решения, вступившего в законную силу, допускается при наличии исключительно существенных или фундаментальных нарушений закона .

Таким образом, из понятия этого принципа следует, что он не является абсолютным, в связи с чем возникает необходимость определения пределов его действия.
При возобновлении производства по делу ЕСПЧ принимает во внимание следующие критерии:
1) последствия возобновления производства по делу и последующих процедур для личной ситуации заявителя;
2) был ли пересмотр инициирован самим заявителем;
3) основания, по которым национальные власти отменили окончательный характер приговора по делу заявителя;
4) соответствие рассматриваемой процедуры требованиям национального законодательства;
5) наличие в национальной правовой системе и действие процессуальных гарантий, способных предотвращать злоупотребление рассматриваемой процедурой со стороны национальных властей;
6) иные имеющие отношение к вопросу обстоятельства дела;
7) производство в суде надзорной инстанции должно содержать все процессуальные гарантии пункта 1 статьи 6 Конвенции и должно обеспечивать общую справедливость всего судебного процесса .

Исходя из приведенных условий можно определить «существенность» нарушения закона . Основным здесь является третий критерий — основания, по которым национальные власти отменили вступившее в законную силу судебное решение.

Однако, критерий является недостаточно ясным, поскольку предполагает наличие у Европейского суда права решать, насколько существенным является то или иное нарушение закона.
Так, в Постановлении «Сутяжник против Российской Федерации» ЕСПЧ прямо указал, что понятия «существенных недостатков» или «судебной ошибки» не имеют точного определения и в каждом деле приходится решать, насколько было допустимо отступление от принципа res judicata

Исходя из практики Европейского суда, такие случаи, как исключительно преследование цели повторного рассмотрения и вынесения нового решения по делу; несогласие вышестоящего суда с оценкой, данной нижестоящими судами; различное толкование закона, примененного в конкретном деле; рассмотрение того же правового довода, который уже был выдвинут перед нижестоящим судом; иные частные случаи, также не являются обстоятельствами, оправдывающими отступление от названного принципа .

Внутри Европейского суда нет согласованной позиции относительно пределов действия названного принципа.

Применительно к отечественному процессуальному праву также нет единства в определении пределов действия принципа правовой определенности.
Так из Постановления Конвтитуционого Суда РФ от 17 июля 2002 г. N 13-П следует, что, во-первых, основания отмены (изменения) судебного решения в апелляционном производстве должны быть отличны от оснований пересмотра судебного акта в экстраординарных производствах; во-вторых, основания пересмотра в исключительных порядках должны быть ясно и точно сформулированы.

Однако, в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П (применительно к гражданскому судопроизводству) Конституционный Суд РФ выразил иную позицию относительно пределов действия этого принципа

Таким образом, в настоящее время существуют противоположные позиции Конституционного Суда РФ относительно определения в процессуальном законодательстве пределов действия принципа правовой определенности.
В свете вышеуказанного Постановления Конституционного Суда РФ N 2-П, законодатель не устанавливает не только исчерпывающего, но даже и приблизительного перечня таких существенных нарушений. Поэтому в настоящее время установить содержание «существенности» нарушения закона не представляется возможным.

Кроме того, законодателем не поясняется, насколько эти существенные основания тождественны столь же существенным нарушениям закона, которые приведены в качестве оснований ординарной апелляционной проверки. Тем не менее, эти основания, исходя из позиций ЕСПЧ, должны быть различны .

Учитывая изложенное, для выявления пределов действия принципа правовой определенности в надзорном производстве по уголовным делам следует обратиться к практике Верховного Суда РФ.

Согласно позиции ВС РФ к таким фундаментальным нарушениям относятся:
1. Незаконный состав суда .
2. Нарушение права на защиту .
3. Нарушение гласности судопроизводства.
4. Нарушения при составлении процессуальных документов .
5. Отсутствие процессуальных документов. ( например отсутствие постановления о
возбуждении уголовного дела).
6. Нарушение правил подсудности...
7. Нарушение правил преюдиции .
8. Нарушение установленного порядка обжалования .
9. Нарушение оснований прекращения уголовного дела (преследования).

На основании изложенного можно сделать следующие выводы:

Во-первых, закрепление в уголовно-процессуальном законе конкретного перечня обстоятельств — существенных нарушений, влекущих отмену (изменение) судебного решения, применительно к надзорному производству позволит четко определить пределы действия принципа res judicata, соблюсти необходимый баланс между правом на обжалование судебных решений и требованием об устойчивости судебных актов, а следовательно, гарантировать защиту прав и свобод человека.

Во-вторых, необходимо закрепить в качестве пределов действия названного принципа (обстоятельств, при которых возможно отступление от этого принципа при пересмотре судебных решений в порядке надзора следующие нарушения уголовно-процессуального закона: незаконный состав суда; нарушение права на защиту; нарушение гласности судопроизводства; нарушения при составлении процессуальных документов; отсутствие процессуальных документов; нарушение правил подсудности; нарушение правил преюдиции; нарушение порядка обжалования судебного решения; нарушение оснований прекращения уголовного дела (преследования).

В-третьих, для закрепления пределов действия принципа правовой определенности при пересмотре судебных решений в порядке надзора, могут быть использованы следующие конструкции. Согласно первому варианту надзорные основания пересмотра должны быть четко отграничены от оснований апелляционных путем прямого их закрепления в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Другим может служить вариант, согласно которому в нормах, устанавливающих надзорные основания пересмотра, будут даны прямые ссылки на положения, регулирующие основания апелляционного пересмотра, применимые в экстраординарных производствах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *