Ходатайство об исключении из доказательств экспертизы и назначении повторной экспертизы

 Ст. дознавателю ОД ОМВД  России по____ району

майору полиции  Сысоевой А.И. 

От адвоката____________, защищающего интересы

подозреваемого по ч.1 ст.112 УК РФ

Маслова Владимира Александровича

                                                          Х О Д А Т А Й С Т В О

                                                    в порядке ч.4 ст.217 УПК РФ 

Ознакомившись с материалами уголовного дела № 201559374756 возбужденного по ч.1 ст.112 УК РФ, в отношении Маслова Владимира Александровича заявляю ходатайство:

  1. Признать заключение судебно-медицинской экспертизы потерпевшего Твердохлебова М.Д. № 513 от 05.07.2016 года не имеющим юридической силы и исключить его из перечня доказательств по уголовному делу, т.к. это доказательство получено с нарушением Федерального закона.
  2. Назначить по настоящему уголовному делу медицинскую судебную экспертизу, производство которой поручить ___________________________.
  3. Приобщить к материалам уголовного дела амбулаторную карту потерпевшего Твердохлебова М.Д. без номера и рентгеновский снимок.
  4. Допросить врача рентгенолога проводившего рентген об обстоятельствах оказания этой медицинской услуги.
  5. Произвести выемку и приобщить к материалам уголовного дела медицинскую регистрационную документацию подтверждающую сам факт рентгеновского исследования.

Основания заявленного ходатайства следующие.

Как следует из протокола допроса эксперта Б. судебно-медицинская экспертиза основана исключительно на акте судебно-медицинского исследования № 338 от 28.04.2016 года. Указанный акт был составлен за рамками уголовного процесса другим СМЭ по заявлению самого потерпевшего. Амбулаторная карта без номера и рентгеновский снимок так же были предоставлены самим потерпевшим. Исследование амбулаторной карты и рентгеновского снимка самим экспертом Б. не проводилось.

В п. 9 Постановления Пленума от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», разъясняется, что подозреваемый, обвиняемый, потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до начала ее производства, а если экспертиза была назначена до признания соответствующих лиц таковыми, то сразу после получения ими этого статуса.

На недопустимость таких действий следователя указал Конституционный Суд РФ в определении от 20.02.2007 № 154-О-О3. Еще  жестче по этому вопросу было указано в определении КС РФ от 15.11.2007 № 762-О-О5 «как недопустимое нарушение права на защиту, принципа состязательности и равноправия сторон должно расцениваться ознакомление подозреваемого, обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы после ее производства».

С постановлением о назначении СМЭ в рамках другого уголовного дела и в рамках настоящего уголовного дела мой подзащитный и его адвокат не знакомились, в связи, с чем были нарушены права подозреваемого предусмотренные ст.198 УПК РФ.

АКТ СМИ №338  и амбулаторная карта к материалам настоящего уголовного дела не приобщены. Непосредственно  при проведении СМЭ рентгеновский снимок и амбулаторная карта экспертом не исследовались. Не следователь в рамках другого уголовного дела, не дознаватель в рамках настоящего уголовного дела не видели амбулаторную карту и рентгеновский снимок потерпевшего, к материалам уголовного дела они не приобщались.

Врач рентгенолог, проводивший рентгеновское исследование так же не допрашивался, регистрационные документы подтверждающие факт проведения этой медицинской услуги отсутствуют.

Производство судебной экспертизы в государственных экспертных учреждениях должно отвечать требованиям специального отраслевого законодательства, регулирующего деятельность государственных экспертных учреждений (Закон №  73-ФЗ), включая ведомственные нормативно-инструктивные документы (Минздрава России, Минфина России, МВД России, Минюста России и др.) которыми должны руководствоваться государственные эксперты.

В соответствии со ст.8 ФЗ РФ « О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» указано, что эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Судебно-медицинская экспертиза потерпевшего К.Д. Твердохлебова не отвечает указанным требованиям закона, так как его выводы не основаны на научных данных, сделаны  без непосредственного исследования самого потерпевшего, рентгеновского снимка и амбулаторной карты. При проведении СМИ лицо проводившее освидетельствование потерпевшего и врач рентгенолог об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного исследования не предупреждались. Отсутствие в материалах уголовного дела вышеперечисленных документов не позволяет проверить обоснованность и достоверность выводов эксперта.

Согласно ч. 1 ст. 204 УПК РФ в заключении эксперта указываются объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы, содержание и результаты исследований с указанием примененных методик.

Вопреки вышеприведенным требованиям закона, эксперт, вместо проведения исследования, сослался на данные АКТ СМИ №338, которое было проведено до возбуждения  настоящего уголовного дела, указание на применяемые методики исследования отсутствует.

Заключение СМЭ №544 не ответило на все поставленные следователем вопросы. Перед экспертом был поставлен вопрос : « каков механизм образования телесных повреждений». Ответ на этот вопрос в заключении экспертизы отсутствует, что указывает на его не полноту.

Отказ следователя или суда в назначении дополнительной или повторной экспертизы, когда для этого присутствуют все необходимые правовые и фактические основания (ст. 207 УПК РФ), может повлечь отмену приговора.

  1. Прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления по следующим основаниям.

В ходе очной ставки между Масловым В.А. и потерпевшим Твердохлебовым К.Д., последний первоначально показал, что боль в ключице почувствовал сразу после падения на землю. Затем, после консультации с адвокатом по телефону изменил, свои показания в этой части. На вопрос адвоката о причинах обращения за медицинской помощью лишь спустя более 20 дней после драки, потерпевший дал ответ так же только после консультации по телефону с адвокатом.

Указанное поведение потерпевшего в ходе очной ставки дает основание критически оценивать его показания об обстоятельствах получения травмы ключицы.

Согласно заключения  вышеуказанной СМЭ травма ключицы могла быть получена в результате падения. На вопрос могла ли быть получена эта травма в результате ударного воздействия, заключение эксперта ответа не дает.

Отсюда, даже при условии допустимости и обоснованности заключения эксперта травма ключицы была получена не в результате умышленного нанесения побоев, а по неосторожности, в результате падения потерпевшего на землю. Причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности уголовной ответственности не влечет.

 

«__» января 2017 года                                                                Защитник _____________

Настоящее ходатайство было удовлетворено и уголовное преследование в отношении подзащитного прекращено.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *