Статья 177 УК РФ

Статья 177 УК РФ –судебная практика

Уголовная ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ) является мерой в системе правовых средств реального восстановления нарушенных прав и законных интересов кредиторов. Однако, на практике, эффективность ее применения пока нельзя признать достаточной.

Проблемы с квалификацией по данной статье УК РФ возникают в основном из-за различного понимания содержания бланкетных признаков диспозиции ст. 177 УК РФ. Неоднозначность толкования указанной нормы не способствует становлению единообразной правоприменительной практики.

Немаловажную роль в упорядочении судебной практики применения ст. 177 УК РФ играют методические рекомендации Федеральной службы судебных приставов. Разъяснений Высшей судебной инстанции относительно порядка применения этой нормы УК пока нет, а потому остается надеяться, что окончательные правовые позиции в этой области Верховный Суд РФ вскоре выработает.

Признак «кредиторская задолженность»

В науке уголовного права сложились различные представления относительно содержания признака «кредиторская задолженность». По смыслу исследуемой нормы, таковой признается:

1. задолженность по кредитному договору;
2. задолженность по любому гражданско-правовому договору;
3. сумма всех денежных обязательств должника, возникающих из договора, из причинения вреда и иных предусмотренных законом оснований;
4. помимо основного долга пени, штрафы и проценты за пользование чужими денежными средствами.
5.
В действующем российском законодательстве термин «кредиторская задолженность» не употребляется.

Для целей бухгалтерского учета под кредиторской задолженностью принято понимать: -задолженность перед поставщиками и подрядчиками;
— векселя к уплате;
— задолженность перед дочерними и зависимыми обществами;
— задолженность перед персоналом организации;
— задолженность перед бюджетом и государственными внебюджетными фондами;
— задолженность перед участниками (учредителями) по выплате доходов, авансы полученные, прочих кредиторов.

Однако принятое в бухгалтерском учете понимание кредиторской задолженности не в полной мере применимо для раскрытия содержания признака «кредиторская задолженность» в ст. 177 УК РФ.

Более точное представление о содержании данного признака дает системное толкование норм гражданского права, а именно ст.307 ГК РФ.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, установленных Гражданским кодексом РФ.

Перечень таких оснований содержится в ст. 8 ГК РФ. В частности, к ним относится судебное решение, установившее гражданские права и обязанности, неосновательное обогащение и др.

Цивилисты выделяют следующие разновидности обязательств:

обязательства, возникающие из сделок, в том числе договорные обязательства и обязательства, возникающие из односторонних сделок;
правоохранительные (внедоговорные) обязательства, в том числе обязательства, возникающие из деликтов (из причинения вреда жизни и здоровью, из причинения вреда имуществу), из неосновательного обогащения;
обязательства, возникающие из иных юридических фактов.

Таким образом, кредиторская задолженность представляет собой неисполненное гражданско-правовое обязательство, имеющее денежную оценку, возникшее из сделки, из причинения вреда жизни, здоровью или имуществу, из неосновательного обогащения или из иных оснований, предусмотренных ГК РФ.

Исходя из этого, следует рассматривать как кредиторскую задолженность по смыслу ст. 177 УК РФ:

-основной долг и проценты по нему;
— обязательство по уплате которых возникает из договора, из причинения вреда, из неосновательного -обогащения, из судебного решения;
— судебные расходы, присужденные к возмещению стороне, в пользу которой состоялось судебное решение (ст. 98 ГПК РФ), — обязательство по уплате которых возникает из судебного решения;
— штрафы, пени, неустойка, проценты за пользование чужими денежными средствами, обязательство по уплате которых возникает из договора и (или) судебного решения.

В силу того, что кредиторская задолженность представляет собой гражданско-правовое обязательство, не включаются в состав кредиторской задолженности по смыслу ст. 177 УК РФ:

1. задолженность перед бюджетной системой и государственными внебюджетными фондами, поскольку уплата налогов и иных обязательных платежей представляет собой публично-правовую обязанность;
2. задолженность работодателя перед персоналом по оплате труда, поскольку соответствующая обязанность работодателя регулируется нормами трудового законодательства.

Ответственность по ст. 177 УК РФ наступает в случае злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности в крупном размере, то есть превышающем 1,5 млн руб. В этой связи возникает вопрос о возможности сложения сумм кредиторской задолженности, установленных разными судебными актами.

В целях обеспечения эффективной судебной защиты прав и законных интересов кредиторов подлежат сложению признанные различными судебными актами суммы кредиторской задолженности одного должника в отношении одного кредитора. Судебная практика идет именно по такому пути.

Сторонами гражданско-правовых отношений по поводу кредиторской задолженности выступают кредитор и должник. Как представляется, заслуживает внимание вопрос о влиянии на квалификацию злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности замены лиц, выступающих носителями статуса кредитора и должника.

Перемена лиц в обязательстве, включая уступку требования и перевод долга, влечет соответствующее процессуальное правопреемство на любой стадии гражданского судопроизводства), а также правопреемство в исполнительном производстве.

Замена должника в обязательстве не освобождает замененное лицо от ответственности по ст. 177 УК РФ, если к моменту правопреемства им выполнена объективная сторона злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности. Правопреемник должника также будет нести уголовную ответственность по этой статье УК в случае злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности по судебному решению, в котором он заменил прежнего должника.

Не влияет на квалификацию содеянного по этой норме замена взыскателя в исполнительном производстве. Даже если наиболее существенные деяния по злостному уклонению от погашения кредиторской задолженности совершены при прежнем взыскателе, при обеспечении уголовно-правовой защиты прав и законных интересов нового взыскателя указанные деяния учитываются в полном объеме.

Содержание признака «оплата ценных бумаг»

Понятие ценная бумага дано в ст.142 ГК РФ. В экономической теории выделяют следующие основные права, гарантируемые владельцу ценной бумаги:

-право на возврат номинала ценной бумаги (в денежной или товарной форме) и (или) получение дохода по ней (дивиденда по акциям, процента по остальным ценным бумагам);
право на передачу ценной бумаги другому владельцу.

Из смысла исследуемой нормы УК «оплата ценной бумаги» предполагает исполнение обязательства перед владельцем ценной бумаги по возврату номинала ценной бумаги и (или) выплате дохода по ней.

По действующему российскому законодательству обязанными по ценным бумагам могут выступать юридические лица, кроме векселя, по которому обязанными могут выступать и физические лица.

В теории уголовного права доминирует справедливое мнение о том, что обязательство по оплате ценной бумаги является разновидностью кредиторской задолженности. Как следствие, злостное уклонение от оплаты ценных бумаг является специальной разновидностью злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности.

Указанное по существу сходство приводит некоторых правоведов к выводу о том, что криминообразующим признаком злостного уклонения от оплаты ценных бумаг является ее крупный размер по аналогии с кредиторской задолженностью. Хотя в диспозиции ст. 177 УК РФ по этому поводу прямых указаний не содержится.

Другие юристы придерживаются противоположной позиции и считают такой подход необоснованно ограничительным толкованием закона.

Если ст. 177 УК РФ соответствующее ограничение прямо не предусмотрено, злостное уклонение от оплаты ценных бумаг следует признавать преступным вне зависимости от размера неоплаты, конечно, с учетом положений ч. 2 ст. 14 УК РФ.

Изучение судебной практики показывает, что случаи привлечения к уголовной ответственности за злостное уклонение от оплаты ценных бумаг встречаются крайне редко, но все же имеются.

Отграничение от злостного неисполнения судебного акта

Правоведы высказывают различные суждения о соотношении составов злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности и злостного неисполнения приговора суда, решения суда и иного судебного акта. Большинство юристов признает, что ст.ст. 315 и 177 УК РФ конкурируют как общая и специальная нормы1. Другие обнаруживают между ними конкуренцию части и целого, где ст. 177 УК РФ выступает как норма-целое. Третьи считают, что конкуренции норм здесь нет из-за различия в объектах преступного посягательства.

Большинство юристов пологает, что в данном случае возникает именно конкуренция общей и специальной норм. В теории уголовного права такая конкуренция норм описана применительно к ситуации, когда одно многообъектное преступление выступает частным случаем другого многообъектного преступления, при особой взаимосвязи их основных и дополнительных непосредственных объектов посягательства.

Формула взаимосвязи объектов здесь следующая:

-порядок исполнения судебных актов является основным объектом ст. 315 УК РФ и дополнительным непосредственным объектом ст. 177 УК РФ;
порядок реализации через суд прав и законных интересов кредиторов является основным непосредственным объектом ст. 177 УК РФ и частным случаем дополнительного непосредственного объекта ст. 315 УК .
Таким образом, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности является частным случаем злостного неисполнения приговора суда, решения суда и иного судебного акта, а ст. 177 УК РФ является специальной нормой по отношению к общей норме ст. 315 УК РФ.

Выделение специальной нормы ст. 177 УК РФ повлекло расширение пределов ответственности за счет расширения круга субъектов преступления, которыми могут выступать руководители организаций и граждане, а не только представители власти и служащие государственных, муниципальных органов и учреждений, коммерческих и иных организаций.

В то же время специальной нормой ст. 177 УК РФ введены дополнительные криминообразующие признаки, отсутствующие в общей норме. Ею охраняется исполнение не любых судебных актов, а только устанавливающих обязанность по погашению кредиторской задолженности в крупном размере, то есть превышающем 1,5 млн руб.

Следовательно, общая норма ст. 315 УК РФ сохраняет свое действие в случаях, не подпадающих под действие специальной нормы ст. 177 УК РФ. В частности, при совершении представителями власти и служащими государственных, муниципальных органов и учреждений, коммерческих и иных организаций злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности на сумму менее 1,5 млн руб.

В силу ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Отграничение от незаконных действий в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту.

Незаконные действия (растрата, отчуждение, сокрытие, незаконная передача) в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту в процессе исполнительного производства, могут быть способом злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности. Тогда возникает закономерный вопрос о применении исследуемой нормы и ч. 1 ст. 312 УК РФ.

В таких случаях при квалификации содеянного следует руководствоваться правилами разрешения конкуренции части и целого. Такая конкуренция норм возникает, когда при квалификации преступления на применение одновременно претендует несколько уголовно-правовых норм, одна из которых охватывает содеянное частично (норма-часть), а другая — полностью (норма-целое). По правилу, выработанному теорией уголовного права, при квалификации преступления применяется норма-целое, полностью охватывающая содеянное 18 .

В рассматриваемой ситуации более полная по содержанию норма-целое ст. 177 УК РФ поглощает норму-часть ч. 1 ст. 312 УК РФ, охватывающую лишь способ совершения преступления. Это подтверждает и сравнительный анализ санкций, поскольку наказание по ст. 177 УК РФ является более строгим по нижнему пределу санкции.

Однако многие юристы высказывают и другую спорную точку зрения о квалификации злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности, совершенного путем незаконных действий в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 312 и ст. 177 УК РФ. Этот спорный подход иногда применяется в судебной практике.

Отграничение от криминального банкротства

Неправомерные действия при банкротстве или преднамеренное банкротство (в том числе сокрытие имущества и сведений о нем, передача, отчуждение и уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя), а равно фиктивное банкротство, как правило, одновременно преследуют цель злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности.

В юридической литературе в таких случаях предлагается применять:

-совокупность рассматриваемых преступлений;
— правила разрешения конкуренции общей и специальной нормы в пользу специальной нормы о криминальном банкротстве.

По мнению многих здесь вновь возникает конкуренция части и целого. Однако в отличие от предыдущего случая злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности поглощается тем или иным более тяжким составом криминального банкротства, каждый из которых предусматривает дополнительные криминообразующие признаки, в том числе причинение крупного ущерба.

Таким образом, норма-часть ст. 177 УК РФ поглощается нормой-целым ст.ст. 195 , 196 или 197 УК РФ. Подобный вид конкуренции части и целого описан в теории уголовного права применительно к ситуации, когда уголовно-правовые нормы имеют единый видовой объект и конкурируют по признакам объективной стороны состава преступления .

Однако следует иметь в виду, что злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности возможно только в период законно возбужденного и осуществляемого исполнительного производства.

Возбуждение арбитражным судом производства по делу о банкротстве юридического лица или индивидуального предпринимателя является основанием для приостановления исполнительного производства (ст. ст. 40 , 96 Закона № 229-ФЗ).

Как следствие, совершение неправомерных действий с имуществом, бухгалтерскими или иными учетными документами должника после возбуждения арбитражным судом производства по делу о банкротстве при наличии всех квалифицирующих признаков образует только состав соответствующего криминального банкротства

One thought on “Статья 177 УК РФ

  1. «........злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности возможно только в период законно возбужденного и осуществляемого исполнительного производства...»

    Полагаю, что доказательства злостного уклонения от исполнения судебного акта (от погашения кредиторской задолжности , подтвержденного судом) могут быть учтены и в периоды перерыва осуществления принудительного взыскания (ИП окончено СПИ по основаниям невозможности взыскания). Иначе Должник шесть месяцев имеет право полученный доход не направлять на погашение задолжности, а расходовать на иные цели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *