Заключение под стражу- обоснованность подозрения

Заключение под стражу- обоснованность подозрения

Содержание понятия «обоснованность подозрения» и его значение при заключении под стражу

Как при изначальном избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, так и при продлении ареста, первый вопрос, который должен решаться судьей, состоит в том, является ли возникшее подозрение в совершении преступления достаточным основанием для избрания указанной меры пресечения. В своем постановлении, выносимом по результатам рассмотрения ходатайства в порядке ст. 108 УПК РФ, суд обязан дать оценку обоснованности подозрения в совершении лицом преступления.

Подозрение может считаться обоснованным в том случае, если оно основывается на фактах или информации, объективно связывающих подозреваемое лицо с предполагаемым преступлением. Поэтому судье должны быть представлены доказательства того, что действия, совершенные лицом, прямо указывают на его причастность к преступлению.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 ППВС РФ от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» , избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что лицо могло совершить преступление.

До осуждения подозреваемый (обвиняемый) должен считаться невиновным. Различие терминов «обоснованное подозрение» и «виновность» в инкриминируемом деянии объясняется намерением законодателя более последовательно отстаивать принцип презумпции невиновности.
Обоснованное подозрение констатирует, что подозреваемый презюмируется невиновным. Однако для выполнения задач следствия он подвергается аресту. С методологической точки зрения подозрение в уголовном процессе соответствует категории вероятности.

Понятие «обоснованное подозрение» можно определить как ретроспективно-прогностический вывод, основанный на фактах и обладающий свойством проверяемости.

Обоснованное подозрение означает наличие фактов, которые указывают на возможность осуждения подозреваемого. При этом недопустимо выяснять вопрос о совершении преступления, но необходимо исследовать обоснованное подозрение в совершении преступления. Для этого могут быть доказаны лишь некоторые обвинительные аспекты.

Тем не менее концепцию обоснованного подозрения создать невозможно. Нельзя устранить сомнения в точном определении степени вероятности, доказывание обоснованности подозрения не опирается на математические количественные данные.

К сожалению, проверка обоснованности подозрения в той мере, в какой она возможна, не может служить гарантией против необоснованного применения меры пресечения. Основной целью выполняемых на рассматриваемом этапе действий является проверка наличия или отсутствия признаков преступления в конкретном проступке или событии. Если они подтверждаются, то предпринимаются усилия по выявлению данных, подтверждающих обоснованность ареста.
Проверка обоснованности подозрения в суде является своего рода фильтром, позволяющим предварительно проконтролировать достаточность оснований для подозрения и избежать необоснованного заключения под стражу.
Например, угон автомобиля работниками мастерской, производившими ремонт, не образует уголовно наказуемого деяния, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ. Если вменен ущерб при краже менее 2500 руб., то он не может быть значительным, следовательно, может идти речь об обоснованном подозрении только по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Вместе с тем не могут быть предметом исследования доводы подозреваемого о необходимой обороне или превышении ее пределов, эти вопросы рассматриваются в стадии судебного разбирательства.

Суд должен исследовать судебный материал, выяснить, подтверждают ли представленные доказательства обоснованное подозрение в том, что подозреваемый совершил заявленное преступление. Выводы суда, принимающего решение о применении меры пресечения, должны основываться не на интуиции, а на конкретных доказательствах. Причем итоговая оценка обоснованности подозрения должна быть дана судом, а не следователем.

Проведение опознания для проверки обоснованности подозрения

Достаточно часто для проверки обоснованности подозрения используется опознание, особенно по делам о грабежах и разбоях. Однако стоит иметь в виду, что в период разрешения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в задачу органов следствия и суда не входит изобличение подозреваемого, а только установление подозрения. В следственной практике нередко бывает, что основанием для обоснования подозрения служил протокол опознания, однако в последствие уголовное дело прекращалось за непричастностью лица к преступлению.

Задержано может быть лицо, против которого имеются какие-либо улики. Потерпевшему (свидетелю) зачастую предъявляется возможный подозреваемый среди других лиц. Такое предъявление с целью обеспечения безопасности опознающего проводится в помещениях, оборудованных так, чтобы опознаваемый не смог увидеть того, кто опознает его.
Законодательство и судебная практика предъявляют жесткие требования к производству опознания. Опознанию должен предшествовать допрос о том, по каким признакам опознающий будет узнавать опознаваемого. Во всяком случае производится допрос опознающего, в ходе которого он должен объяснить, по каким признакам узнал в опознаваемом лицо, совершившее преступление.

Вряд ли можно признать обоснованным подозрение, если потерпевший опознал одного из предъявленных лиц и сказал, что тот «очень похож» на преступника. Нарушения закона при проведении опознания автоматически влекут признание этого доказательства не имеющим силы.
В основу обвинительного приговора не может быть положено только опознание, когда оно не подтверждается другими доказательствами по делу . Вместе с тем фактические данные, полученные в результате предъявления для опознания, допустимо и следует учитывать для обоснованности подозрения на стадии применения меры пресечения.

Доказательства обоснованности подозрения и их оценка при заключении под стражу

Запрет на обсуждение вопроса о виновности лица не исключает оценку обоснованности подозрения. В подпункте «с» п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод прямо указано, что арест возможен только при наличии обоснованного подозрения в совершении правонарушения. Обоснованное подозрение рассматривается как необходимое, непременное основание для ареста. Разумеется, на первоначальных этапах расследования нет исчерпывающих данных о причастности лица к преступлению.
ЕСПЧ признает, что «вызывающие подозрение факты еще не достигли такого уровня, который необходим для осуждения лица или даже для предъявления обвинения, которое происходит на следующем этапе уголовного процесса» (постановление от 28.10.1994 по делу «Мюррей против Соединенного Королевства» ).

Судебная практика свидетельствует о том, что следователи иногда не желают раскрывать доказательственную базу, не приводят материально-правовое основание для заключения под стражу. Они полагают, что доказательства обоснованности подозрения, которые представляются в суд, не должны быть представлены стороне защиты, чтобы та преждевременно не использовала данные предварительного расследования.
.
В постановлениях от 30.08.1990 по делу «Фокс, Кэмбэлл и Хартли против Соединенного Королевства», от 28.10.1994 по делу «Мюррей против Соединенного Королевства» и от 19.05.2004 по делу «Гусинский против России» Европейский суд признал, что подозрение как необходимое основание заключения под стражу должно базироваться на фактах или информации, убеждающей объективного наблюдателя в причастности подозреваемого к совершению преступления.

Этот стандарт доказанности обоснованного подозрения нашел свое отражение в определении Конституционного Суда РФ от 12.07.2005 № 330–05 . Конституционный Суд РФ разъяснил, что подп. «с» п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допускающий законный арест или задержание лица, не предполагает необходимость получения следственными органами достаточных доказательств для предъявления обвинений как во время ареста, так и в период пребывания арестованного под стражей. Факты, обосновывающие подозрение при применении ареста, не обязательно должны обладать той же степенью убедительности, как и те, которые необходимы для предъявления обвинения — следующего этапа в процессе следствия по уголовному делу.

Обоснованность подозрения и виновность

Существенным моментом стандарта доказанности для определения обоснованного подозрения является то, что на этом этапе обвинение не обязано раскрывать все свои «козыри» в процессе, то есть собственно обвинительные доказательства, собранные на данный момент. Как подчеркивают некоторые авторы, если виновность лица в совершении преступления должна быть доказана, то обоснованность подозрения может быть обоснована «доказательства, убедительные на первый взгляд» .

Каково соотношение оценки обоснованности подозрения и запрета на обсуждение виновности? Следователь, представляя доказательства обоснованности подозрения, так или иначе, в своем ходатайстве выражает оценку имеющихся сведений о причастности лица к преступлению. Исследуя протоколы допросов свидетелей, потерпевших, акты экспертиз, предметы и документы, суд исходит из оценки изученных им доказательств как достаточных для обоснованности подозрения.

Водораздел между обсуждением вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении и обязанностью установления обоснованного подозрения неглубокий. Доказательства, используемые на стадии избрания меры пресечения для обоснованности подозрения потенциально, так или иначе, являются доказательствами виновности.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 02.07.1998 № 20-П7 указано, что беспристрастность и независимость суда не нарушаются, если в ходе предшествующего производства по данному делу этим же судом принимались решения по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся существа рассматриваемого дела. К числу таких решений, участие в вынесении которых не препятствует судье впоследствии участвовать в рассмотрении уголовного дела по существу, относятся решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока ее действия.

Этот вопрос нуждается в обсуждении, поскольку судья, ранее высказавший в ходе производства по делу свое мнение по предмету рассмотрения в части обоснованности подозрения, вряд ли может принимать участие в дальнейшем производстве по делу в составе суда первой инстанции, рассматривающего дело по существу. На наш взгляд, здесь должен существовать как этический, так и процессуальный запрет на повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела.
Обоснованность подозрения должна быть аргументирована. Статья 7 УПК РФ говорит о том, что решения суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Оценка обоснованности подозрения носит предварительный характер.

Некоторые авторы отмечают, что, вводя соответствующие ограничения для суда, Верховный Суд РФ не поясняет, каким образом суду, решающему вопрос о законности и обоснованности заключения под стражу, надлежит оценить обоснованность предъявленного обвинения, не исследуя вопросов доказанности инкриминируемого этому лицу преступления. Очевидно, невозможно разработать концепцию обоснованного подозрения, поскольку этот вопрос относится к усмотрению суда при избрании ареста.

Что может считаться «разумным», «обоснованным» подозрением, зависит от конкретных обстоятельств. Невозможно дать какие-либо рекомендации. На стадии применения меры пресечения суд не вправе давать предполагаемую оценку инкриминируемого деяния подозреваемого. В постановлении ЕСПЧ от 06.04.2000 по делу «Labita v. Italy judgment» отмечается, что наличие «разумного подозрения» предполагает существование обстоятельств или сведений, которые убедили бы объективного наблюдателя, что определенное лицо, возможно, совершило преступление.

Роль суда на стадии избрания меры пресечения состоит в том, чтобы проверить обстоятельства, свидетельствующие «за» и «против» задержания, и решить, ссылаясь на законные критерии, существуют ли основания, оправдывающие задержание.

Если обоснованность подозрений неочевидна, то это обязывает суд рассмотреть обстоятельства, свидетельствующие «за» или «против» задержания. При проверке обоснованности подозрения лица в совершении преступления суд должен убедиться не только в достаточности данных об имевшем место событии преступления, но и сведений о причастности к событию преступления подозреваемого, обоснованности подозрения его в событии преступления, но без обсуждения вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ событие преступления — это время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. Признак вины устанавливается на последующих процессуальных этапах квалификации преступления. Надлежит проверить, совершено ли деяние, причинившее ущерб охраняемому уголовным законодательством объекту. Например, суд обязан определить, является ли уступка долга хищением имущества должника.

Подозреваемому может быть сообщена часть предъявленных обвинений в момент задержания.
Европейский суд в постановлении от 19.02.2013 по делу «Василий Васильев против России» указал, что п. 2 ст. 5 Конвенции не требует, чтобы информация, предоставленная арестованному, составляла полный перечень всех обвинений или чтобы вся информация, имеющаяся у следственных органов, была раскрыта подозреваемому. На этой стадии разбирательства от властей нельзя требовать предоставления заявителю такого описания фактов. Подобные подробности необходимы для обоснования обвинительного приговора или даже обвинительного заключения, что составляет следующую стадию уголовного процесса.

В юридической литературе отмечается, что материалы, представляемые органами предварительного расследования в качестве материально-правового обоснования ареста, в обязательном порядке подлежат проверке судьей по правилам, предусмотренным ст. 75 УПК РФ .

В Постановлении 41 осталось принципиальное разъяснение о том, что, проверяя обоснованность подозрения, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица. Такая позиция изложена и в решениях Конституционного Суда РФ.

При определении меры пресечения недопустимы судебные решения, в которых вместо изложения подозрения или обвинения указывается, что лицо «совершило» преступление. Вопрос о виновности разрешается только при постановлении приговора, между виновностью и обоснованностью подозрения не может быть поставлен знак равенства.

Доступ защиты к материалам обоснованности подозрения при заключении под стражу

Имеет ли сторона защиты право доступа к материалам, обосновывающим задержание?
Доступ к документам, подтверждающим обоснованность подозрения, существенен для подозреваемого и его адвоката в такой период процесса, когда суд решает, содержать ли его под стражей или освободить. Такой доступ дает возможность защитнику подозреваемого высказать суду свои соображения в отношении обоснованности подозрения.

Как признал Европейский cуд в постановлении от 30.03.1989 по делу «Lamy v. Belgium judgment», оценка необходимости содержания под стражей и последующее определение виновности слишком тесно связаны, чтобы отказывать в доступе к документам в первом случае, если закон требует этого в последнем. В то время, как только адвокат был ознакомлен со всем делом, разбирательство не дало подозреваемому возможности соответствующим образом опровергать доводы, от которых зависела обоснованность содержания под стражей. Поскольку оно не обеспечило равенства сторон, разбирательство не было действительно состязательным .
В постановлении суда должна быть оценка достаточности данных обоснованности подозрения, но не виновности лица.
Таким образом, проверка обоснованности подозрения предполагает предварительную проверку материалов дела судом. Нарушение органами следствия положений ст. 75 УК РФ на этом этапе должно оцениваться через призму обоснованного подозрения. Фактические данные, собранные органами следствия, проверяются судом для обоснования ареста, в первую очередь, обоснованности подозрения, поскольку заключение под стражу существенно ограничивает конституционные права личности.
На практике суды в большинстве своем игнорируют все вышеизложенное и подача апелляционной жалобы стороной защиты результатов не дает. Тем не менее подследственному и его защитнику ничего не остается как пытаться доказать свою правоту и всеми законными средствами пытаться добиться справедливого судебного постановления.

В настоящее время Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24.05.2016 № 23 подробно расписал, что именно означает такая проверка. При рассмотрении ходатайства о применении к обвиняемому (подозреваемому) меры пресечения в виде заключения под стражу суд должен проверить обоснованность подозрения. В пункте 2 постановления разъясняется, что проверка обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может сводиться к формальной ссылке суда на то, что у следствия есть достаточные данные об этом. Суд должен проверить, есть ли в представленных следователем документах «конкретные сведения», которые указывают, что именно задержанный совершил или участвовал в преступлении.

В своем решении суд обязан «дать оценку этим сведениям». Если судья оставит без проверки представленные данные, то это будет существенным нарушением ч. 4 ст. 7 УПК РФ, и его судебное решение будет отменено.

Изменения в постановление ПВС РФ от 19.12.2013 года №41

В мае 2016 года  в действующее постановление ПВС РФ от 19.12.2013 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» были внесены изменения в разъяснения направленные  на обеспечение обоснованности принимаемых судами решений и расширение применения альтернативных заключению под стражу мер пресечения и обоснованности  подозрения.

Проверка обоснованности подозрения новые требования для суда

Важнейшим из разъяснений стали дополнения к п. 2  указанного Постановления . Ранее этот пункт содержал лишь указание на необходимость проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Теперь это требование усилено. Согласно разъяснениям суду следует: проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно того лица, в отношении которого поставлен вопрос о заключении под стражу, дать этим сведениям оценку в своем решении.

Если представленные органом предварительного расследования сведения носят конкретный характер, то они столь же определенно должны быть отражены в постановлении суда.

В судебной практике  распространены формальные ссылки на материалы следствия. Приведу для примера одну из типичных формулировок, которая не отражает никаких конкретных обстоятельств рассматриваемого судом случая и не несет в себе никакой содержательной нагрузки. Некритичное отношение судов к ходатайствам следствия выражается и в том, что в судебных решениях лишь воспроизводятся действия и решения следователя. Например, о задержании подозреваемого, без оценки того, были ли они законны и обоснованны.

В связи с эти Пленум подчеркнул, что проверка обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может сводиться к формальным ссылкам суда на наличие у органов предварительного расследования данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению.

Важную роль в обеспечении механизма обоснованности судебного решения о заключении лица под стражу  играет разъяснение о том, что оставление судом без проверки и оценки обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению должно расцениваться как нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену судебного решения.

В подтверждение обоснованности подозрения суды должны ссылаться на наличие перечисленных в ст. 91 УПК РФ оснований для задержания подозреваемого, на конкретные процессуальные документы.

Если материалы следствия не подтверждают подозрение, суд должен отказать в удовлетворении ходатайства органов предварительного расследования о заключении лица под стражу по этому основанию. Такие решения есть в судебной практике, хотя они и единичны.

                                                 ВЫВОДЫ:

Обоснованное подозрение в совершении преступления — необходимое условие для заключения под стражу лица в качестве меры пресечения. Обоснованностью подозрения ВС РФ называет наличие достаточных данных о том, что лицо могло совершить преступление (п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2013 № 41).

При продлении обвиняемому заключения под стражу суды в решениях указывают на наличие обоснованного обвинения.

Отсутствие выводов суда о причастности лица к совершению инкриминируемого ему преступления позволит ЕСПЧ признать нарушение права на свободу, так как, основания полагать, что лицо причастно к совершению инкриминируемого ему деяния, должны сохраняться на протяжении всего периода нахождения лица под стражей. Суд не вправе прямо или косвенно указывать на виновность лица и обязан избегать формулировок, которые могут создать у сторон впечатление о предрешённости вопроса о виновности обвиняемого. Однако, суд обязан проверить, что на момент продления заключения под стражу в деле есть данные  указывающие на причастность лица к совершению преступления, которые не исключают возможности заключения  его под стражу, убедиться в том, что квалификация не изменилась в более мягкую сторону. Термин «обоснованность подозрения», который  использует ЕСПЧ, означает причастность лица к совершенному преступлению, и его нельзя трактовать как исключающий обоснованность обвинения.

Таким образом, в любом судебном решении об избрании либо продлении заключения под стражу должны быть выводы о причастности лица к совершению преступления, не исключающие применения данной меры пресечения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *