Арест ( заключение под стражу)

 

Арест как мера пресечения 

  Арест (заключение под стражу), самая строгая мера пресечения в уголовном процессе. Единственная мера пресечения, которая применяется только по решению суда, является заключение под стражу - арест. 

  В качестве меры пресечения арест может быть применен в отношении подозреваемых и обвиняемых за совершение преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более двух лет. В исключительных случаях, арест может быть применен в отношении подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления предусматривающего наказание в виде лишения свободы на срок менее двух лет. Закон содержит исчерпывающий перечень случаев, при наличии которых суд может применить меру пресечения в виде заключения под стражу:

  1. лицо подозреваемое (обвиняемое) в совершении преступления не имеет постоянного места жительства в России;
  2. не установлена личность подозреваемого (обвиняемого);
  3. лицо в отношении, которого избирается арест, нарушил ранее избранную более мягкую меру пресечения;
  4. подследственный скрылся от следствия и суда.

   На практике мера пресечения по уголовным делам о преступлениях небольшой тяжести применяется крайне редко, в основном в отношении лиц без определенного места жительства, лиц цыганской национальности, незаконных мигрантов.       

Арест (заключение под стражу) как мера пресечения не применяется      

  1. в отношении подследственных по уголовным делам, за совершение которых законом  не предусмотрено наказание в виде лишения свободы;
  2. подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности ( ст.ст.159,160,165 УК РФ);
  3. в отношении подследственных по уголовным делам по ст.ст.171- 174,174.1,176-178,180-183,185-185.4,190-199.2 УК РФ, при условии  отсутствия тех же самых основания при которых  арест применяется при совершении преступлений предусматривающих наказание в виде лишения свободы на срок менее двух лет.
  4. в отношении несовершеннолетнего подследственного по уголовным делам небольшой тяжести. По уголовным делам о преступлениях средней тяжести арест применяется только в указанных выше исключительных случаях.

Обстоятельства, которые должны учитываться судом при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

  1. Тяжесть совершенного преступления;
  2. Сведения о личности подследственного ( характеризующие данные).
  3. Семейное положение подследственного.
  4. Возраст подследственного.
  5. Состояние здоровья.
  6. Род занятий.
  7. иные обстоятельства в каждом конкретном случае.
  8. Обстоятельства, изложенные в разделе «арест как мера пресечения»
  9. Имеются основания полагать, что подследственный скроется от следствия и суда;
  10.  Лицо, совершившее преступление может продолжить совершать преступления;
  11. Подследственный может угрожать потерпевшему, свидетелям, уничтожить вещественные доказательства или иным образом помешать следствию;
  12. При аресте подозреваемого суд должен проверять обоснованность подозрения в совершении преступления подследственным. То есть, суд должен проверять наличие достаточных данных указывающих на то, что подозреваемый мог совершить инкриминируемое ему преступление.

Обстоятельства, перечисленные  в пунктах 8-12 должны подтверждаться достоверными фактическими данными, а не быть голословными.

   При избрании меры пресечения в виде ареста в отношении несовершеннолетнего суд должен исследовать вопрос о возможности передачи его под присмотр родителей, которые могут обеспечить достойное поведение своего ребенка и его явку в органы следствия и в суд по вызову.

     В соответствии с положениями УПК РФ арест может применяться только в том случае, если нет возможности применить более мягкую меру пресечения.

     На практике все далеко не так. Если лицо совершает преступление небольшой или средней тяжести, ранее не судим, имеет постоянное место жительство, в отношении его избирается мера пресечения в виде подписки о невыезде.

     Если лицо подозревается (обвиняется) в совершении тяжкого преступления, положительно характеризуется, имеет постоянное место жительство, ранее не судим, признает свою вину, то в отношении его так же избирают более мягкую меру пресечения.

   В соответствии с номами УПК РФ вопрос том, какую меру пресечения избрать подследственному решает следователь самостоятельно. На практике в большинстве случаев следователь не  видит необходимости в аресте, но на этом настаивают оперативные сотрудники полиции. Нередко, оперативные сотрудники использую арест как метод давления, на подследственного побуждая его дать признательные показания. В противном случае подследственному угрожают задержанием и арестом. Особенно этот метод практикуется по  уголовным делам о тяжких преступлениях (н-р приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта, причинение тяжкого вреда здоровью не повлекшего смерть потерпевшего, хищение в крупном и особо крупном размере и др.).

   Оперативными сотрудниками правоохранительных органов широко практикуется следующий порядок. Производится фактическое задержание подозреваемого лица без надлежащего процессуального оформления. Подозреваемого доставляют в кабинет оперативных сотрудников, а то и вообще в безлюдное место, где применяя недозволенные методы расследования, добиваются от подследственного признательных показаний. В ход идут угрозы, в том числе арестом, обещания мягкого наказания, применение физического насилия и др. И только после многочасовой обработки подследственного оперативными сотрудниками, подследственный попадает к следователю для допроса. Вопрос о задержании подозреваемого и последующем его аресте решают оперативники.

   Безусловно, этот вопрос предварительно согласовывается с прокурором или его заместителем. Как правило, в этом вопросе прокурор идет на поводу у оперативных сотрудников.

  В соответствии с положениями УПК РФ, согласие на возбуждение ходатайства об избрании меры пресечения в виде ареста следователю дает руководитель следственного органа, т.е. начальник следственного отдела, а дознавателю прокурор. Но на практике вопрос об аресте без прокурора не решается.

   При совершении лицом особо тяжкого преступления, независимо от данных о личности подследственный всегда арестовывается.

   Порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу   

    Как только оперативные сотрудники пришли к выводу о необходимости ареста, согласовали это вопрос с прокурором, начальником следственного органа следователь производит задержание подследственного на 48 часов и готовит письменное ходатайство об избрании меры пресечения в виде ареста перед судом. В ходатайстве указываются законные основания и мотивы, по которым следователь пришел к выводу о необходимость избрать в отношении подследственного столь строгой меры пресечения. К постановлению прилагаются процессуальные документы подтверждающие необходимость избрания такой меры пресечения.

     На практике следователи пишут это ходатайство по накатанному шаблону, зачастую без должного правового обоснования и мотивировки. Подкрепляются такие ходатайства протоколом допроса подозреваемого, иными протоколами следственных действий и иными документами. Очень часто в такие материалы прикладываются рапорта оперативных сотрудников о том, что якобы по оперативным данным подследственный собирается скрыться, продолжит заниматься преступной деятельностью, воздействовать на свидетелей или потерпевшего.

    Ходатайство с приложенными к нему материалами следователь представляет в суд. Если подследственный задержан, ходатайство с материалами должно поступить в суд не позднее 8 часов до истечения срока задержания.

    В течение 8 часов с момента поступления в суд ходатайства следователя суд обязан его рассмотреть в судебном заседании. В судебном заседании обязательно учувствует подозреваемый (обвиняемый), прокурор, законный представитель несовершеннолетнего подследственного и защитник, если он учувствует в деле. На практике защитник есть всегда.

   В судебном заседании может принимать участие следователь (дознаватель), руководитель следственного органа.

   Неявка указанных лиц не является препятствием для рассмотрения ходатайства в их отсутствие. Исключение составляет неявка лица в отношении, которого избирается мера пресечения. В отсутствие этого лица заседание возможно лишь в случае объявления его в международный розыск.

   Порядок судебного заседания по рассмотрению ходатайства следователя об аресте. 

 Вначале судья объявляет, какое и чье ходатайство слушается судом, кто принимает в нем участие. Затем судья разъясняет всем участникам заседания их права и обязанности, выясняет наличие отводов суду и другим участникам заседания. После этого прокурор, или по его поручению следователь излагает ходатайство об избрании меры пресечения в виде ареста. После изложения ходатайства высказывают свое мнение относительно ходатайства следователя другие участники судебного заседания, в том числе сам подследственный.

   После выступлений всех участников заседания судья удаляется в совещательную комнату для принятия решения. При выходе из совещательной комнаты судья оглашает свое постановление и разъясняет порядок его обжалования. Копия постановления вручается участникам заседания под роспись.

   При недостаточности материалов приложенных к ходатайству суд может продлить срок задержания подозреваемого до 72 часов и отложить судебное разбирательство, если одна из сторон процесса об этом просит.

  Если судья отказывает в аресте подследственного, повторное обращение с таким ходатайством возможно лишь при возникновении новых обстоятельств являющихся основанием для ареста.

   На практике в подавляющем большинстве случаев суд удовлетворяет ходатайство следователя, даже в случаях его необоснованности и отсутствия законных оснований для применения ареста.

   Обжалование постановления суда об аресте 

    Постановление суда об аресте подследственного может быть обжаловано: самим арестованным, его защитником, законным представителем несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в суд кассационной инстанции, в течение 3 суток с момента его вынесения.

   Хотя постановление судьи об аресте может быть обжаловано, исполняется оно немедленно. Постановление суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке.

   На практике постановление суда апелляционной инстанции обжалуется очень редко, поскольку срок рассмотрения этой жалобы достаточно большой и эффективность таких жалоб как правило нулевая.

   Кроме того, судьи апелляционной и кассационной инстанций рассматривают эти жалобы формально и удовлетворяют их крайне редко, несмотря ни на какие доводы и руководящие разъяснения Пленумов ВС РФ.

 

 

 

 

One thought on “Арест ( заключение под стражу)

  1. «Ползучий Переворот. 10 лет спустя.»

    (Это уже не крик, а вопль о помощи, обращенный уже к мировой юридической общественности, по поводу Пленума ВС РФ о порядке применения меры пресечения – к обвиняемым и подсудимым).

    Уважаемый читатель, т.н. скатывание в пучину полицейского государства в нашей стране завершилось. Яркими признаками этого являются завершение внутреннего коллапса нашей судебной системы, который сначала проявлялся в демонстративном неисполнении прямых категоричных положений уголовного процесса, а теперь к финалу обрел формы выхолащивания и незатейливого переиначивания в понимании, например, ст. ст. 97 и 99 УПК РФ, определяющих ОСНОВАНИЯ для применения той или иной меры пресечения гражданину. То есть, произведена прямая подмена положений УПК РФ соответствующими положениями Постановления ПВС РФ, и белое ничтоже сумняшеся названо черным. Ну а теперь конкретно:

    1. Ст. ст. 97 и 99 УПК РФ гласят, что любая мера пресечения (даже подписка о невыезде), может быть применена только (дословно): «…при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый:

    — скроется от дознания, предварительного следствия или суда.

    — может продолжать заниматься преступной деятельностью.

    — может угрожать свидетелям, иным участникам судопроизводства.

    — может уничтожить доказательства.

    — либо может иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу».

    Согласитесь, уважаемый читатель, что суть всех вышеизложенных категорических установлений ст. 97 УПК РФ состоит в выявлении и доказанности именно определенных НАМЕРЕНИЙ соответствующего субъекта, а не в ПОЛУЧЕНИИ ИМ ФИЗИЧЕСКОЙ ВОЗМОЖНОСТИ ЧТО-ТО СДЕЛАТЬ ИЛИ СОВЕРШИТЬ!

    И еще один принципиальный акцент. Если в каком-то конкретном случае и есть какие-либо основания предполагать именно вышеуказанные намерения, но они, по мнению право-применяющего органа являются недостаточными, то применять любую меру пресечения (ДАЖЕ ПОДПИСКУ О НЕВЫЕЗДЕ) категорически нельзя, ТАК ГЛАСИТ ЗАКОН!

    2. 02.12.2003 года в газете «Известия» в своем интервью председатель ВС РФ г-н Лебедев В.М. сказал, дословно, следующее, касаясь вышеизложенной проблемы:

    «А позиция Верховного суда для судей, которые принимают решения и для тех, кто рассматривает их в кассационной инстанции одна: чтобы вопрос рассматривался объективно. И заключение под стражу производилось бы только в тех случаях, когда это предусматривается Законом. Т.е., когда совершено тяжкое преступление, когда есть опасность того, что подозреваемый может воздействовать на ход следствия и когда он может скрыться. Вот три позиции являющихся основаниями для заключения под стражу». Уважаемый читатель, даже если Вы и не юрист, то Вы безусловно обратите внимание на «игру» «граней и терминов» — НАМЕРЕН и МОЖЕТ – улавливаете, какая между ними разница в контексте вышеизложенного!? Как уважаемый председатель ВС РФ, простите, влегкую, жонглируя подменил одно – другим!? Как же он умудрился не заметить принципиальной, вопящей разницы!?

    После прочтения этого, уважаемые читатели, автор данной статьи впал в прострацию и полное уныние. Но вдруг подумалось, что это все корреспонденты–непрофессионалы по-напечатали, не дав проверить конечный вариант интервью самому г-ну Лебедеву, на самом деле, не может же так говорить Сам Председатель Верховного Суда ! Оказалось — ошибки нет.

    3. В тот же день, но уже в «Российской Газете» было опубликовано Постановление Пленума ВС РФ на туже тему, которое дословно излагает следующее (п. 14 абзац № 3 и № 4): «…Должны существовать и иные обстоятельства, которые могли бы оправдать изоляцию от общества. К таким обстоятельствам, в частности относится возможность того, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый МОГУТ продолжить преступную деятельность, либо скрыться от предварительного следствия или суда, либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями».

    Вот тут-то все и встало на свои места…. Не опечатка это была, это была заранее запланированная, пусть неуклюжая, но попытка как-то если не подготовить, то хотя бы затупить общественное мнение.

    И вот завершающий, серьезнейший шаг к т.н. полицейскому государству, был сделан не кем-нибудь, а

    Его Величеством самим Верховным Судом! И говорить здесь о какой-то зарапортовавшейся близорукости и/или неспособности определиться с не самыми сложными терминами русского языка, абсурдно.

    И как же мне, «…твари дрожащей…», неловко сейчас объяснять, аж самому ВЕРХОВНОМУ СУДУ, п р и н ц и п и а л ь н е й ш у ю РАЗНИЦУ В ЭТИХ ПОНЯТИЯХ! Ведь все мы прекрасно понимаем, что если исполнять данные требования ст. 97 УПК РФ дословно и буквально (а как же иначе!!!), то тогда 90 % от всех приводимых на арест субъектов нужно будет отпускать и, в том числе, отпетых отморозков и маньяков!!!

    НО ВЕДЬ ТАКОВ ЗАКОН! И при разрешении судом вопроса о ЛЮБОЙ, кстати, мере пресечения нужны убедительнейшие доказательства того, что очередной обвиняемый, приведенный на арест в суд, именно намерен скрыться, именно намерен продолжить преступную деятельность, именно намерен, а не получит такую возможность, воздействовать на свидетелей и т.п. — ТАКОВ ЗАКОН!

    Вот и дошли мы до простого и естественного вопроса как же быть-то? Пути два: или исполнять закон, или изменить его. Изменить нельзя, иначе посягнем на саму концепцию и провалимся даже не на дно, а сквозь дно перед цивилизованными западными принципами юриспруденции, а этого допустить нельзя.

    Если же исполнять закон как положено и как написано, на «верху» начнутся вопросы, что, мол, да как, да почему отпускаем преступников, вот и получается – опять нельзя. Ну, вот тогда и избрали средний путь: пусть закон так и останется, а для исполнения будет Руководящий Пленум (аж в дрожь бросило от словосочетания, помните – «… Руководящий мартовский Пленум ЦК КПСС постановил …»).

    4. А теперь давайте немного отвлечемся и порассуждаем, что же это такое — Постановление Пленума Верховного Суда? Известно, что жизнь богаче любых законов и любой Закон на второй день после его издания уже в чем-то устаревает. А также общеизвестно, что невозможно придумать универсальный закон на все случаи жизни, а потому ряд положений законов естественно нуждаются в разъяснениях. Так вот для этого в практике правоприменения и существует Пленум ВС РФ, чтобы давать разъяснения о сущности и порядке применения той или иной нормы права.

    Ну а теперь самое интересное. Бесспорно, что комментировать и разъяснять нужно то, что в этом нуждается, например юридические, так называемые, оценочные понятия. В нашем случае это будет термин «достаточные основания». И вот бы Пленуму ВС РФ и дать бы в тексте разъяснения этому, привести примеры такой «достаточности» и «не достаточности» этих оснований применительно к предмету спора.

    Так что бы Вы думали, есть ли такое в тексте Постановления Пленума? – НЕТ! А причина, спросите Вы? А причина одна: если хоть косвенно остановиться на этом, то сразу, простите, вылезет наружу принципиальное вопящее противоречие написанного исполняемому.

    И если так поступить, то мгновенно сместятся акценты со столь желанного (но формального) к острейшему, предельно существенному (но не нужному и опасному) и тогда неминуемо придется анализировать проблему по направлению доказанности намерений, а не по направлению наличия физической возможности что-либо совершить! И людей из под арестов выпускать придется тысячами !!!

    Результат такого подхода Высшего судебного органа страны на сегодня – это десятки тысяч наших граждан арестованы судами совершенно незаконно без к.л. достаточных, на то, законных оснований. И в их постановлениях об аресте основания из ст. 97-й УПК РФ даже не перечисляются не говоря уже о исследовании какой-то достаточности каких-то данных.

    Более того, в связи с таким, весьма «устоявшимся» на сегодня, подходом впереди грядут сотни, тысячи, сотни тысяч таких же совершенно незаконных арестов. Так вот ситуация настолько вопиющая, что тут даже не подходит известное изречение: «Формально правильно, а по существу издевательство» — у нас и формально-то неправильно! И ужасно, что все это исходит от суда, и не просто от суда, а от Суда Верховного!

    А самое лучшее подтверждение вышесказанному следующее. Известно, что по стране, среди десятков тысяч судебных дел об уголовных арестах есть немного и таких, когда людей отпускали и не арестовывали.

    Так вот в этой категории дел суды, теперь уже для отказа в аресте, прямо указывают на основания, изложенные в данной статье, как на отсутствие именно н а м е р е н и й !!! И если, в этой связи, взять дела с арестами и дела с отказами в аресте, то все они в этой части (по объему и качеству доказательств наличия опасных вышеуказанных намерений), будут похожи друг на друга как две капли воды !!! Т.е. достаточных оснований для ареста в соответствии со ст.ст. 97,99 УПК РФ не будет ни там, ни там!!!

    Таким образом, все наши судьи прекрасно понимают, что в подавляющем большинстве арестовывают людей безосновательно и незаконно, но они делают это в угоду прокуратуре, в угоду своему судейскому начальству и т п. А вот когда это нужно им самим (за взятки; по прямым указаниям начальников; по «нежным», заискивающе-гласым просьбам прокуроров и оперативников; и т п) они успешно применяют эти же, абсолютно законные основания ДЛЯ ТОГО ЖЕ ОТКАЗА в аресте, и отпускают людей!!!

    Аркадий Шевелев. 2003—2013 г.г.

    P.S.: Прошло 10 лет, как эта статья (с несущественными редакционными изменениями) заказными

    письмами в 2003 годe направлялась повсюду, и Президенту РФ, в том числе, и в Государственную Думу, и в Верховный Суд, и в «Российскую Газету», и в министерство юстиции, и во многие иные СМИ и т п. РЕАКЦИИ = НОЛЬ!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *