Запрет определенных действий — статья 105.1 УК РФ

 

Запрет определенных действий — статья 105.1 УК РФ

Возможность установления запретов, предписанных ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ, предусмотрена при применении трех мер пресечения: самого запрета определенных действий (ст. 105.1 УПК), залога (ч. 8.1 ст. 106 УПК) и домашнего ареста (ч. 7 ст. 107 УПК). Возникает вопрос: в чем отличие запрета определенных действий от двух других близких мер пресечения: домашнего ареста и залога? Ведь ограничения из примерно одного и того же перечня могут быть установлены при применении трех мер пресечения.

В содержание запрета определенных действий входит несколько запретов. 1. запрет выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором подозреваемый или обвиняемый проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях. Возможно применение и других запретов (их еще пять), установленных законодателем в ч. 6 ст. 105.1 УПК, как совместно с первым указанным запретом, так и без него.

Домашний арест заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением запретов и осуществлением за ним контроля (ч. 1 ст. 107 УПК).

Таким образом,  разницы  между домашним арестом и запретом,  предусмотренным вышеуказанной нормой фактически никакой. Однако запрет определенных действий следует считать более мягкой мерой пресечения по сравнению с домашним арестом, так как  запрет определенных действий может быть выражен даже в одном из запретов. В то время как домашний арест в любом случае заключается в изоляции подозреваемого или обвиняемого в жилом помещении. Другими словами, мера пресечения в виде запрета определенных действий не может трактоваться как идентичная иной мере пресечения — домашнему аресту, поскольку по отношению к домашнему аресту является более мягкой.

Отличия между запретом определенных действий и залогом более существенные, так как залог не ограничивает право на выход из жилого помещения. Хотя в настоящее время законодатель предусмотрел возможность возложения на подозреваемого или обвиняемого обязанности по соблюдению запретов, указанных в ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ. Поэтому формально не исключена возможность применения к лицу, в отношении которого избран залог, запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения. Однако на практике таких случаев практически нет. Из сказанного следует, что возможность применения идентичных запретов зачастую размывает четкие грани между тремя названными мерами пресечения.

УПК устанавливает сроки запрета определенных действий, предусмотренного п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ, в зависимости от категории преступления: для преступлений небольшой или средней тяжести — 12 месяцев, для тяжких преступлений — 24 месяца, для особо тяжких — 36 месяцев. Остальные запреты действуют до момента отмены или изменения меры пресечения в виде запрета определенных действий.

На сроки домашнего ареста распространяются правила ст. 109 УПК РФ в отношении содержания под стражей. На практике возможны случаи, когда следователь, не успевая завершить следствие даже после истечения максимального срока содержания под стражей или домашнего ареста, может воспользоваться сроками, установленными для запрета определенных действий, в связи с тем что они более продолжительные.

Рассматриваемая в настоящей статье мера пресечения может применяться и активно применяется после поступления уголовного дела в суд в ходе его рассмотрения.

Законодатель регламентировал немедленный порядок исполнения постановлений об избрании домашнего ареста и запрета определенных действий специально в нормах УПК (ч. 6 ст. 107 и ч. 5 ст. 105.1 УПК). Однако,  законодатель в самой норме не прописал точный срок начала исполнения аналогичных запретов при избрании залога. Также порядок немедленного исполнения постановления суда законодатель не установил и для применения  временного отстранения от должности .

В ст. 97 УПК РФ  указано, что дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК. Вместе с тем ч. 1.1 той же статьи ставит данное требование под сомнение. Из содержания ч. 1.1 ст. 97 УПК РФ следует, что допустимо возложение на лиц, в отношении которых избран залог или домашний арест, обязанностей по соблюдению одного или нескольких запретов, предусмотренных ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ. То есть, законодатель не исключает возможность сочетания двух мер пресечения и одновременного их применения.

Пункт п. 1 ч. 6 и ч. 7 ст. 105.1 УПК РФ содержат взаимные противоречия, поскольку могут быть восприняты двояко. Первый предусматривает запрет выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором обвиняемый (подозреваемый) проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях. Часть 7 ст. 105.1 УПК требует, чтобы в постановлении суда были указаны конкретные условия исполнения этой меры пресечения с учетом возлагаемых запретов: адрес жилого помещения и периоды времени, когда запрещено покидать жилое помещение, район, населенный пункт, с которыми связаны запреты, места, запрещенные для посещения, и др. То есть,, из указанных норм неясно, предусмотрена ли ими возможность установить запрет покидать какой-либо населенный пункт.

В разъяснениях, содержащиеся в п. 39 постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2013 №  41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» ВС РФ указал, что «суд не вправе подвергать подозреваемого или обвиняемого запретам и (или) ограничениям, не предусмотренным частью 7 статьи 107 УПК»2. В ч. 7 ст. 107 УПК содержатся запреты, установленные в п. 3–5 ч. 6 ст. 105.1 УПК: общаться с определенными лицами; отправлять и получать почтово-телеграфные отправления; использовать средства связи и интернет. В то же время в практике есть решения, когда суды устанавливают такие запреты вопреки разъяснениям Пленума .

Законодатель не закрепил в ст. 72 УК РФ пропорцию, в которой производится зачет времени, проведенного под запретом определенных действий, предусмотренным п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ, в срок лишения свободы. Но порядок такого зачета установлен для домашнего ареста: два дня домашнего ареста за один день лишения свободы. Это обстоятельство приводит к неясностям при исполнении приговора суда при расчете времени, которое осталось отбывать осужденному.

Кроме того, упоминание о зачете времени, в течение которого к подсудимому применялась мера пресечения в виде запрета определенных действий, предусмотренного п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ, входит в число требований к резолютивной части обвинительного приговора суда. Однако о необходимости зачета и пропорции его исчисления не говорится в ст. 72 УК.

В ч. 4 ст. 105.1 УПК РФ содержится перечень решений, которые вправе принять суд по ходатайству органов расследования. Среди них отсутствует решение о прекращении производства по делу. Но на практике возможны случаи, когда следователь отзывает свое ходатайство о применении запрета определенных действий по различным причинам (например, в связи с прекращением уголовного дела и др.).

Таким образом, основные выводы следующие:

  1. запрет определенных действий следует считать более мягкой мерой пресечения по сравнению с домашним арестом;
  2. мера пресечения в виде запрета определенных действий активно применяется после поступления уголовного дела в суд в ходе его рассмотрения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *