Арест имущества иностранного траста в обеспечительных целях 

Арест имущества иностранного траста в обеспечительных целях

На практике имеют место быть случай, когда следователь пытается наложить арест на имущество обвиняемого — россиянина с двойным гражданством, которое ранее обвиняемый передал в траст. Однако это  недопустимо по следующим основаниям
Цель траста в иностранных юрисдикциях по общему праву Великобритании обычно состоит в урегулировании вопросов наследования и предупреждении семейных конфликтов. Но траст еще и заблаговременная защита активов от имущественных претензий, предъявляемых к учредителям трастов.
Имущество, которое бывший собственник передает в траст, выбывает из его владения. Право собственности в его «континентальном» понимании полностью переходит к управляющему трастом. Влияние на деятельность управляющего со стороны бывшего собственника имущества, переданного в траст на условиях безвозвратности, полностью исключено либо может быть косвенным через фигуру протектора. Протекторы в ряде случаев вправе сменить управляющих, но не имеют права вмешиваться в их деятельность.
Чтобы определить принадлежность имущества, в качестве личного закона гражданина в России применяется отечественное законодательство вне зависимости от множественности его гражданства, а личным законом юридического лица, как правило, считается законодательство страны регистрации (ст. 1195, 1202 ГК). Статус самих трастов нужно рассматривать исключительно по праву страны учреждения или праву, указанному в его учредительных документах. Коллизионной нормы о трастах в ГК нет. Россия не присоединилась к Гаагской конвенции 1985 года о праве, применимом к трасту, и его признанию, а российское «доверительное управление имуществом» (гл. 53 ГК) не аналогично трастам, регулируемым этой конвенцией.
Все это доказывает, что в отношении недвижимости и иного имущества, внесенного в траст, не может быть доказан признак, обязательный для имущества, подвергаемого аресту по ст. 115 УПК. Ведь арест накладывается на имущество обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Но обвиняемый бенефициар траста — не собственник и не владелец имущества траста. На имущество, внесенное в траст, обвиняемый утратил все права, кроме права на получение доходов. В российском правопорядке нет закона, обязывающего управляющих трастами нести ответственность за деликты своих бенефициаров.

(1)