Единое и продолжаемое преступление

  Единое и продолжаемое преступление

Следственной и судебной практике возникают трудности в разграничении Сложность  неоднократности , то есть, реальной совокупности преступлений от продолжаемых преступлений. Это вызвано сходством объективных признаков неоднократных преступлений и продолжаемого преступления. К роме того, разъяснения ПВ Суда РФ по различным категориям дел не всегда единообразны.

В УК РФ нет определения  единого продолжаемого преступления. Оно есть только в теории уголовного права и в  п. 2 ППВС СССР от 04.03.1929№23 с изменениями от 14.03.1963 года . В этих разъяснения Высшей судебной инстанции указано, что продолжаемые преступления складываются из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Все эпизоды продолжаемого преступления объединены единым умыслом, возникшим до начала совершения преступления. Неоднократные преступления совершаются каждый раз по вновь возникшему умыслу.

Толкование продолжаемого преступления, отграничения его от совокупности преступлений было предметом рассмотрения ЕСПЧ по делу «Рохлена (Rohlena) против Чешской Республики» (постановление от 27.01.20151, жалоба №  59552/08). В нем отмечается, что понятие продолжаемого преступления занимает центральное место в системе европейского права по вопросу о множественности преступлений, является «грамматикой уголовного права». Заявитель, обвиняемый в неоднократном применении физического и психического насилия к своей жене, жаловался на то, что его признали виновным в продолжаемом преступлении, в состав которого входили деяния, совершенные до того, как они стали уголовно наказуемыми.

ЕСПЧ при толковании законодательства Чешской Республики сослался на понятие «продолжаемого преступления», признав, что оно состоит из отдельных деяний, объединенных общей целью, представляющих собой одно и то же преступление. Продолжаемое преступление следует считать единым деянием, и его юридическая квалификация должна осуществляться в соответствии с законом, который действовал на момент окончания последнего эпизода преступления.

Из указанного постановления ЕСПЧ следует, что деяния связаны между собой тем, что осуществляются одним и тем же способом и преследуют одну и ту же цель. Необходимость близости отдельных деяний во времени презюмируется. Однако данный фактор надо рассматривать с учетом обстоятельств каждого дела, без заранее определенных сроков. Отдельные деяния могут быть взаимосвязаны настолько, что они указывают на непрерывное существование внешних обстоятельств, благоприятствующих совершению преступлений, и общего преступного замысла. Более того, отдельные деяния должны быть объединены общей преступной целью в том смысле, что возобновление умысла преступника может определяться внешними обстоятельствами, благоприятствующими совершению преступления.

Основные признаки продолжаемого преступления

В постановлении  ПВС СССР от 04.03.1929 №23 дано  определение продолжаемого преступления . ВС выделяет три его признака:

  1. совершение нескольких деяний;
  2. тождественность этих деяний;
  3. единство цели.

Таким образом, продолжаемое деяние — это одно преступление, хотя и состоящее из совокупности нескольких. И квалифицироваться оно должно по одной статье УК РФ. Признаки продолжаемого преступления являются  для суда ориентиром  при определении ключевых моментов субъективной стороны деяния. Указанные основные признаки  в зависимости от характера преступления могут быть дополнены факультативными.

    Факультативные признаки продолжаемого деяния

  1. Хищение из одного источника

В постановлении ППВС РФ от 27.12.2002 №  29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»  указано, что от совокупности преступлений следует отличать продолжаемое хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление». То есть, здесь добавлен признак хищения из одного источника.

  1. Способ совершения преступления

Действия, слагающие продолжаемое деяние, могут быть обусловлены способом совершения преступления, поскольку он проявляется в волевых поступках индивида.

  1. Неизменность способа совершения преступления.

Модификация способа осуществления преступного намерения, изменение приемов и методов совершения, времени, места, орудий, то есть целой совокупности признаков объективной стороны деяния, влечет уголовно-правовую самостоятельность каждого последующего преступного акта.

  1. Тождественность деяний.

В п. 24 ППВС РФ от 30.11.2017 говорится, что  если лицо совершает с единым умыслом хищение вверенного имущества, одна часть которого им присваивается, а другая растрачивается, содеянное не образует совокупности преступлений. В случае совершения нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого образует крупный или особо крупный размер, содеянное квалифицируется с учетом соответствующего признака, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере

Таким образом, здесь уточнен признак тождественности деяний. Верховный Суд РФ допускает единое продолжаемое преступление и при однородности деяний. Действия, из которых складывается продолжаемое преступление, не могут и не должны быть абсолютно идентичными ни в юридическом, ни в фактическом смысле. Акты преступного поведения должны иметь аналогичную социальную сущность — в этом и воплощается единый преступный умысел.

  1. При крупных хищениях единый умысел охватывает размер похищенного. Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, а концом — момент совершения последнего преступного действия.
  2. Общее время, место и обстановка деяний. Время, место и обстановка преступного деяния играют заметную роль в определении единичного характера посягательства, выявляя признаки единого умысла виновного.
  3. Одновременное хранение нескольких единиц и видов оружия, различных видов боеприпасов квалифицируется как одно преступление по ч. 1 ст. 222 УК РФ.
  4. Оскорбление в разное время участников судебного разбирательства обоснованно квалифицировается как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 297 УК РФ.
  5. Для взяточничества — систематическое получение или одно действие в интересах нескольких взяткодателей. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 №  24 разъяснено, что от совокупности преступлений следует отличать продолжаемые дачу либо получение в несколько приемов взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе. Как единое продолжаемое преступление следует, в частности, квалифицировать систематическое получение взяток от одного и того же взяткодателя за общее покровительство или попустительство по службе, если указанные действия были объединены единым умыслом.

Здесь добавлен признак единого деяния, за которое передается взятка — за общее попустительство или покровительство. Этот признак обусловлен спецификой самого преступления получения взятки.

Коммерческий подкуп состоит в незаконной передаче лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно в незаконном оказании ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Так по одному из уголовных дел, возбужденного отношении руководителя коммерческой организации, суд установил, что  тот за денежное вознаграждение  договорился с представителем другой коммерческой организации о заблаговременном предоставлении по планируемым закупкам информации об условиях, предмете и сроках планируемых поставок комплектующих с правом увеличения цены, чтобы у указанной организации была возможность подготовиться до направления заявок и, соответственно, имелось преимущество перед другими участниками закупок. С одним и тем же поставщиком было совершено девять аналогичных преступных действий по разным закупкам в разное время. За предоставленную информацию осужденному  перечислялись разные суммы. В судебном заседании адвокат подсудимого заявил ходатайство о необходимости квалификации действий виновного  как одного продолжаемого преступления, предусмотренного п. «г» ч. 7 ст. 204 УК РФ.  Прокурор и суд с такой квалификацией согласились.

10.Общая цель при подлоге нескольких документов.

По мнению некоторых следователей, составление в разное время различных ложных документов не может быть единым преступлением. Предмет преступления наделен законодателем специфическими признаками. Однако наличие предмета преступления может свидетельствовать о факте состоявшегося посягательства на объект уголовно-правовой охраны. Сам по себе различный предмет преступления в каждом случае не считается индикатором совокупности преступлений (п. 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 №  24).

11.Служебный подлог допустимо квалифицировать как продолжаемую преступную деятельность лица при схожих или идентичных обстоятельствах. Наличие единого умысла, когда имеется общая цель подлога нескольких документов, является признаком продолжаемого преступления.

И так, продолжаемое преступление должно отвечать следующим общим признакам:

1.совершение нескольких деяний;

  1. тождественность этих деяний;
  2. единство цели.

Все специфические признаки единого преступления, характерные для конкретного вида преступлений, могут уточняться в ППВ Суда РФ.

Умысел может быть как простым конкретизированным, так и носить неконкретизированный характер

Решить вопрос о том, являются ли два или более эпизода тождественных деяний единым сложным продолжаемым преступлением либо двумя самостоятельными преступлениями, могут только правоприменительные органы, исходя из анализа всех объективных и субъективных признаков преступления.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *