Преступления против половой неприкосновенности

Преступления против половой неприкосновенности- судебная практика

4 декабря 2014 года было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ№ 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (далее — Постановление № 16). Ранее Пленум ВС СССР, обращался к этой теме неоднократно. Всего было принято 4 постановления (без учета тех, которыми вносились изменения), а до принятия Постановления № 16 продолжало действовать постановление Пленума ВС РФ от 15.06.2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»2 (далее — Постановление № 11).

Несмотря на то, что с момента принятия Постановления № 11 прошло относительно немного времени, за прошедшие 10 лет существенно изменился уголовный закон. Кроме того, судьи говорили о необходимость разъяснения не только правил квалификации изнасилования и иных насильственных действий сексуального характера, но и вопросов применения ст.ст. 133 — 135 УК РФ.

В предыдущем постановлении Пленума от 15.06.2004 № 112 было разъяснено, что следует понимать под половым сношением, мужеложством, лесбиянством, иными действиями сексуального характера (п. 1). В новом постановлении отказались от идеи дать дефиниции этих понятий, поскольку невозможно объять необъятное, особенно в части описания иных действий сексуального характера. Законодатель использует в Уголовном кодексе РФ такие категории, которые относятся к числу неюридических, используемых в сексологии, судебной медицине. Иные сексуальные действия разнообразны по содержанию и перечень их видов является открытым. Этот перечень вряд ли целесообразно закреплять в постановлении Пленума. Раскрыть в уголовно-правовой норме терминологию, используемую в гл. 18 УК РФ, — это компетенция законодателя

Суды отмечали, что предложенные Пленумом №11 разъяснения определения понятий половое сношение, мужеложства, лесбиянства, иные действия сексуального характера размыты, общи, не конкретны, не позволяют отграничивать соответствующие составы преступлений между собой. К примеру, исходя из формулировок Постановления № 11, определенные действия между лицами мужского пола могли быть квалифицированы и как мужеложство, и как иные действия сексуального характера.
Однако более подробное разъяснение этих понятий с использованием специальной терминологии могло бы вызвать необходимость проведения сексологических экспертиз по каждому уголовному делу, тогда как в настоящее время суд сам может определить, какие именно действия сексуального характера были совершены. Да и исчерпывающий перечень таких действий составить практически невозможно.

В связи с этим в Постановления № 16 было принято решение отказаться от разъяснения понятий полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера с учетом мнения большинства судов, указавших на то, что правоприменитель и сам способен дать правильную оценку таким действиям.

Определение развратных действий

Вместе с тем Пленум ВС РФ счел необходимым дать определение развратным действиям (ст. 135 УК РФ). Пожалуй, это одно из наиболее ожидаемых судами разъяснений, поскольку в теории и на практике возникают вопросы разграничения между собой преступлений, предусмотренных ст.ст. 135 и 134 УК РФ, а также ст.ст. 135 и 132 УК РФ.
В пункте 17 Постановления № 16 разъясняется, что к развратным действиям в ст. 135 УК РФ относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших 12-летнего возраста, но не достигших 16-летнего возраста, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям.
При этом с учетом складывающейся судебной практики Пленумом ВС РФ специально сделана оговорка о том, что разврат может носить и так называемый «интеллектуальный» характер, когда непосредственный физический контакт с телом потерпевшего отсутствовал, в том числе, если преступление было совершено с использованием сети «Интернет» и иных информационно-телекоммуникационных сетей.
Те же действия, если они были совершены с применением насилия или угрозой его применения, а равно с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, следует квалифицировать уже по ст. 132 УК РФ, как насильственные действия сексуального характера (п. 16 Постановления № 16).

Вопросы квалификации преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ

Мотив не имеет значения. В пункте 1 Постановления № 16 затронут вопрос о субъективной стороне преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 и 132 УК РФ. По смыслу ранее действовавшего Постановления № 11, мотивом совершения этих преступлений является исключительно удовлетворение половой потребности. Безусловно, данный мотив является наиболее распространенным. Однако мотивами действий сексуального характера могут быть и месть, и желание опозорить женщину, и мн. др. Изучение судебной практики наглядно показало это.
С учетом того, что в законе прямое указание на какой-либо мотив преступления не содержится, в п. 1 Постановления № 16 разъяснено, что для квалификации содеянного по ст.ст. 131 и 132 УК РФ мотив преступления значения не имеет.
Квалификация насилия, примененного к родственникам потерпевшей при изнасиловании. В ходе изучения судебной практики в рамках подготовки проекта постановления выяснилось, что у судов вызывает затруднение ответ на вопрос о том, как квалифицировать применение насилия в отношении иных лиц в целях преодоления сопротивления потерпевшего по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 131 и 132 УК РФ.
Мнения судов на этот счет разделились. Около трети судов высказало мнение, что применение насилия при изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера в отношении других лиц, в результате которого такими деяниями им причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозициями ст.ст. 131 и 132 УК РФ, а если был причинен тяжкий вред, действия виновного квалифицируются по совокупности ст. 111 и соответственно ст. 131 или ст. 132 УК РФ.
Однако большинство все же поддержало другую позицию, согласно которой любые действия по применению насилия к иным лицам требуют самостоятельной уголовно-правовой оценки. Этот вариант и нашел отражение в п. 4 Постановления № 16.
Одновременно с этим Пленум разъяснил, что лица, непосредственно не совершавшие насильственное половое сношение или насильственные действия сексуального характера, но содействовавшие в этом путем применения физического или психического насилия к другим лицам (например, в отношении мужа или ребенка потерпевшей) должны признаваться соисполнителями преступлений.
Квалификация при заражении ВИЧ-инфекцией и венерическим заболеванием.
Пункт 12 Постановления № 16, в котором освещается вопрос о возможной форме вины в случае заражения потерпевшего ВИЧ-инфекцией в процессе изнасилования или совершения насильственных действий, вызвал бурную дискуссию.
Такое толкование субъективной стороны названных преступлений обусловлено редакцией уголовного закона, которая позволяет относить указание на неосторожную форму вины в п. «б» третьих частей ст.ст. 131 и 132 УК РФ только к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица.

Законодатель специально не указал, что ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 131 и (или) по п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ возможна с определенной формой вины по отношению к последствиям в виде заражения потерпевшего лица венерическим заболеванием. Это позволяет сделать вывод, что форма вины по отношению к таким последствиям может быть любой (ч. 2 ст. 24, ст. 27 УК).
По этой причине в п. 12 было уточнено, что названные квалифицированные составы преступлений имеют место не только при наличии прямого или косвенного умысла по отношению к последствиям в виде заражения потерпевшего венерическим заболеванием, но также если виновное лицо относилось к ним преступно легкомысленно, предвидя возможность заражения потерпевшего лица венерическим заболеванием, но самонадеянно рассчитывало на предотвращение этого. В Постановлении № 11 такое положение отсутствовало.

Определение степени реализации преступного умысла

Определенные этапы развития преступления отличаются друг от друга осуществлением объективной стороны того или иного деяния и степенью реализации умысла виновного. Иные действия сексуального характера не являются тождественными половому сношению.

Субъект преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних

Из смысла п. 18 Постановления № 11 следовало, что лица, достигшие 16-летнего возраста, подлежат ответственности за развратные действия в отношении лица, заведомо не достигшего такого возраста (ст. 135 УК). Опираясь на системное толкование новых правовых норм УК, понимание того, что они направлены на охрану половой неприкосновенности несовершеннолетних от преступных посягательств совершеннолетних, предпочтение было дано разъяснение, согласно которому субъектом преступлений, предусмотренных любой из частей ст.ст. 134 и 135 УК РФ, могут являться исключительно лица, достигшие ко времени совершения преступления 18-летнего возраста (п. 16 Постановления № 16).
Законом № 14-ФЗст. 131 УК РФ была дополнена примечанием, согласно которому к преступлениям, предусмотренным п. «б» ч. 4 данной статьи, а также п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, стали относиться также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями 3 — 5 ст. 134 и частями 2 — 4 ст. 135 УК РФ, совершенные в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста.
В связи с этим в судебной практике возник вопрос: распространяется ли указанное примечание только на деяния, совершенные субъектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 134 и 135 УК РФ (то есть лицами, достигшими 18-летнего возраста), либо для признания преступными деяний, названных в примечании к ст. 131 УК РФ, возрастной порог привлечения к уголовной ответственности снижен до 14 лет?
Опираясь на доктрину уголовного права, Пленум остановился на варианте, согласно которому уголовной ответственности за деяния, предусмотренные примечанием к ст. 131 УК РФ, в соответствии с положениями ч. 2 ст. 20 УК РФ подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления 14-летнего возраста (п. 20 Постановления № 16).
Одновременно с этим п. 21 Постановления № 16 ориентирует суды на более точное толкование примечания к ст. 131 УК РФ. Специально отмечается, что деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями 2 — 4 ст. 135, могут быть квалифицированы по п. «б» ч. 4 ст. 132 исключительно при доказанности умысла на совершение развратных действий в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста.
В пункте 14 Постановления № 16 говорится о том, кого понимать под лицами, имеющими судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (ч. 5 ст. 131, ч. 5 ст. 132, ч. 6 ст. 134, ч. 5 ст. 135 УК РФ). При подготовке проекта постановления № 16 обсуждалась возможность отнесения к данному перечню не только преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 — 135 УК РФ, но и преступлений, предусмотренных ст.ст. 240, 241, 242.1 и 242.2 УК РФ, поскольку для них (в частности, для вовлечения в занятие проституцией) половая неприкосновенность, безусловно, выступает в качестве дополнительного объекта уголовно-правовой охраны. Кроме того, в примечании к ст. 73 УК РФ дается именно такое, «широкое», определение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста.
Однако именно по этой причине, учитывая, что действие примечания к ст. 73 УК РФ в силу закона распространяется только на нее и на ст.ст. 79, 80, 82 и 97 УК РФ, Пленум ВС РФ счел невозможным использовать содержащийся в этом примечании перечень преступлений против половой неприкосновенности для толкования соответствующих квалифицирующих признаков ст.ст. 131 — 135 УК РФ.
В итоге к лицам, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, предложено относить лиц, имеющих непогашенную или не снятую в установленном порядке судимость только за совершенные в отношении несовершеннолетних преступления, предусмотренные статьями гл. 18 УК РФ.

Разграничение продолжаемого деяния и совокупности деяний

В пункте 8 Постановления речь идет о критериях разграничения единого продолжаемого преступления с совокупностью деяний. В тех случаях, когда в течение непродолжительного времени виновным были совершены несколько изнасилований либо насильственных действий сексуального характера в отношении одного и того же потерпевшего и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление.
Термин «в течение непродолжительного времени» носит оценочный и относительный характер. Из этого пункта вовсе не следует, что если в течение 2–3 лет обвиняемый насиловал женщину, то это единое преступление, поскольку речь идет о продолжительном отрезке времени. Доктрина уголовного права предполагает, что каждое совершенное лицом преступление квалифицируется самостоятельно.
Наказание назначается по совокупности преступлений.
Всегда ли повторение преступной деятельности лица образует состав нескольких преступлений и может ли оно рассматриваться как юридическая совокупность таковых? В этом отношении необходимо отличать две ситуации: воспроизведение нескольких преступных действий в одном деянии, воспроизведение нескольких преступных действий в нескольких преступных деяниях.

Другие вопросы

Вопрос, касающийся квалификации нескольких изнасилований или насильственных действий сексуального характера как единого преступления, как и в Постановлении № 11, разъясняется в п. 8. Однако в отличие от предыдущего постановления было уточнено, что квалификация совершенных в течение непродолжительного времени нескольких изнасилований либо нескольких насильственных действий сексуального характера как единого продолжаемого преступления возможна исключительно в том случае, если эти тождественные действия были совершены в отношении одного и того же потерпевшего лица.
Пунктом 13 Постановления № 16 к иным тяжким последствиям изнасилования или насильственных действий сексуального характера, предусмотренным п. «б» ст. 3 ст. 131 и п. «б» ст. 3 ст. 132 УК РФ, рекомендовано относить не только самоубийство потерпевшего, как это было сделано в п. 17 Постановления № 11, но и попытку самоубийства, а также беременность потерпевшей.
Разъяснив в п. 15 Постановления № 16 то, чем понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ) отличается от изнасилования и насильственных действий сексуального характера, Пленум ВС РФ обратил внимание на то, что понуждение к действиям сексуального характера будет считаться оконченным с момента выражения в любой форме такого требования независимо от наличия согласия или отказа потерпевшего лица совершить эти действия либо их реального осуществления.
В пункте 18 Постановления № 16 говорится о квалификации в случаях, если после начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства или развратных действий к потерпевшему с целью его понуждения к продолжению совершения таких действий применяется насилие или выражается угроза применения насилия. Содеянное полностью охватывается ст.ст. 131 и 132 УК РФ, и дополнительная квалификация не требуется.
В Общей части УК РФ содержится значительное число положений, устанавливающих специальные правила назначения наказания и применения иных мер уголовно-правового характера лицам, совершившим преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (к примеру, п. «а» ч. 1 ст. 73 УК РФ). В пункте 23 Постановления № 16 обращено внимание судов на необходимость строгого выполнения этих правил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *