Нарушение тайны переписки и телефонных переговоров

Нарушение тайны переписки и телефонных переговоров

В настоящее время в коммерческой деятельности широко используются специальные технические средства, такие как аудио и видео записывающие устройства, электронная почта.

Многие работодатели считают, что имеют полное право прослушивать телефонные переговоры, а также контролировать электронную переписку своих сотрудников, не ставя последних в известность об этом. Однако такие действия подпадают под действие  ст. 138 УК РФ.

В юридической литературе можно встретить мнение о том, что ознакомление с содержанием переписки или телефонных переговоров с согласия одного из абонентов хотя и нарушает конституционные права другого абонента, но не образует состава преступления по ст. 138 УК РФ. Однако практика по данному вопросу складывается неоднозначная.

В ряде случаев следователи и судьи не соглашаются с такой позицией делают противоположный вывод о том, что конституционное право второго абонента равным образом защищается Конституцией РФ и уголовным законом, а поэтому содеянное также подпадает под ст. 138 УК РФ.

Также в отдельных случаях работодатели для аудио- или визуального контроля их работников используют скрытые технические средства, замаскированные под предметы, не предназначенные для этого (настенные часы, авторучки и т. д.). Такие действия при определенных условиях могут содержать признаки преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ, и оцениваться как незаконное приобретение или сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Понятие специального технического средства дано в постановлении Правительства РФ от 01.07.1996 № 770. Одним из существенных признаков специального технического средства является именно то, что исходя из общепринятого понимания его функционального назначения, оно не должно обладать свойством аудио и визуального контроля. Например, такими свойствами исходя из общепризнанного понимания функционального назначения, не обладают авторучка, часы, статуэтка. Если в них замаскировано внешне незаметное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации, то оборот такого предмета, в том числе его покупка, подпадает под действие ст. 138.1 УК РФ.

Практика свидетельствует о том, что большинство уголовных дел по ст. 138 УК РФ не связано с деятельностью компании по контролю за дисциплиной своих сотрудников. Чаще всего эти дела касаются случаев, когда кто-то из сотрудников компаний, обладающих большим массивом персональных данных (компании связи, например), торгует этими данными.

Чтобы ответить на вопрос, когда видеонаблюдение за работниками является законным, а когда оно будет подпадать под состав преступлений, предусмотренных статьями 138 и 138. 1 УК РФ, нужно учесть следующее.

Конституционный суд РФ в своем постановлении от 31. 03.2011 № 3-П четко определил, что уголовная ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, наступает только тогда, когда речь идет о таких специальных технических средствах, которые заведомо предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) для негласного (т. е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные ст.ст. 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции РФ.

Это значит, что наличие видеокамер в кабинете сотрудника, установленных на видном месте, о работе которых сотрудник уведомлен под роспись, не грозит компании претензиями от правоохранителей.

Также оградит от претензий, связанных с контролем почтовых отправлений, переписки, подписанное обязательство сотрудников о неиспользовании оборудования компании в личных, не связанных с исполнением обязанностей, целях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *