Новые разъяснения  ВС РФ по вопросам применения мер пресечения

Новые разъяснения  ВС РФ по вопросам применения мер пресечения

ВС РФ вновь изложил свою позицию по вопросам применения мер пресечения. Необходимость внесения изменений была вызвана имевшими место  изменениями в УПК.

В частности в ч. 8 ст. 109 УПК был расширен перечень требований, предъявляемых к постановлению следователя о возбуждении ходатайства об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Усилились ограничительные меры в отношении лиц, находящихся под домашним арестом, появилась новая мера пресечения  в виде запрета определенных действий...

Кроме того, корректировка вышеназванного постановления ПВС РФ была вызвана тем, что  на практике суды продолжали использовать меры пресечения избыточного характера.

Новые позиции по вопросам мер пресечения Пленум ВС РФ изложил в  постановлении от 11.06.2020 № 7 «О внесении изменении в отдельные постановления Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам».

В этом постановлении уточнены общие подходы к принятию решений о применении любой и мер пресечения, которые применяются только по решению суда.

ВС изложил  последовательности выбора мер пресечения, а именно более строгая может быть применена только в случае невозможности выбора менее строгой. При этом во всех случаях приоритет отдается освобождению из-под стражи. Лицо может быть заключено под стражу только тогда, когда риски скрыться, продолжить преступную деятельность или воспрепятствовать производству по делу нельзя уменьшить использованием другой, более мягкой меры пресечения. Суд по своей инициативе, вне зависимости от ходатайств сторон, должен ставить на обсуждение возможность применения менее строгих мер пресечения, особенно в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести или в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении представителей бизнеса может быть избрана в исключительных случаях, а именно при наличии одного из следующих обстоятельств: если они не имеют постоянного местожительства на территории РФ; их личность не установлена; ими нарушена ранее избранная мера пресечения; они скрылись от органов предварительного расследования или от суда.

Однако даже наличие какого-либо из указанных обстоятельств не обязывает суд направлять таких лиц в следственные изоляторы. Например, в случае формального отсутствия постоянного местожительства или нарушения обвиняемым ранее избранной меры пресечения в условиях крайней необходимости. В подобных ситуациях суды могут ограничиться более мягкой мерой пресечения.

С учетом новых разъяснений домашний арест может быть избран только в тех случаях, когда невозможно применение иных, более мягких мер пресечения, в том числе залога и запрета определенных действий. При этом его избрание невозможно в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления, за которое по закону не может быть назначено лишение свободы. В том числе  при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных п. 1–4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

Для того чтобы сориентировать суды на более широкое применение меры пресечения в виде залога, Пленум ВС РФ дополнил Постановление № 41 п. 41.1 и 42.2. Согласно новым позициям, суды сами вправе вынести вопрос о применении залога на обсуждение сторон. В случаях, когда суд по результатам обсуждения возможности залога признает необходимым избрание более строгой меры пресечения, в судебном решении он должен привести мотивы, по которым посчитал использование залога невозможным.

УПК на сегодня дает судам возможность чаще применять залог в качестве меры пресечения. Пленум обратил внимание судов на то, что, если залог сам по себе является недостаточным для достижения целей, стоящих перед мерами пресечения, суд вправе дополнительно возложить на лицо один или несколько запретов, предусмотренных ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ. А именно запреты находиться в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов, посещать конкретные мероприятия и участвовать в них; общаться с определенными лицами; высылать и получать почтово-телеграфные отправления.

ВС также указывает на недопустимость учета не предусмотренных законом ограничений для применения залога. Например, сопоставление суммы залога с размером ущерба, который указан в обвинительных документах так как это  не основано на нормах закона. Кроме того, ущерб далеко не всегда подтверждается в полном объеме по итогам рассмотрения уголовного дела.

. По уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее 50 тыс. руб., а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях — менее 500 тыс. руб. Однако возможность пересмотра этих размеров выходит за пределы компетенции Верховного Суда РФ и является исключительной прерогативой законодателя.

Значительное место в новой редакции Постановления № 41 посвящено новой мере пресечения — запрету определенных действий.

Особое внимание обращено на самый строгий запрет для этой меры пресечения — запрет выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения. Этот запрет сопоставим с ограничениями, которые предусмотрены для домашнего ареста, связан с ограничением конституционного права на свободу. Поэтому срок его действия засчитывается в срок заключения под стражу из расчета два дня применения запрета за один день нахождения под стражей. В связи с этим суд должен четко прописать все условия его применения, в том числе срок действия, способы связи со следователем, дознавателем и УИИ.

Из указанного постановления ПВС РФ следует ряд выводов:

1.Более строгая мера пресечения может быть применена только в случае невозможности выбора менее строгой. При этом во всех случаях приоритет отдается освобождению из-под стражи

  1. Суд по своей инициативе, вне зависимости от ходатайств сторон, должен ставить на обсуждение возможность применения менее строгих мер пресечения, не связанных с изоляцией от общества

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *