Допрос законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего

Допрос законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего

В УПК отсутствует норма   определяющая  порядок участия в уголовном деле  представителя несовершеннолетнего потерпевшего. Ее отсутствие приводит к проблемам на практике.

Законные представители потерпевшего имеют такие же процессуальные права, что и представляемые ими лица, следовательно, право потерпевшего давать показания  в равной степени распространено и на них. На практике возникает вопрос  о том, в качестве кого на следствии и в суде следует допрашивать  этого законного представителя. Многие правоведы считают, что представитель и свидетель — это две процессуальные роли, которые не могут быть совмещены в одном лице.

Практика в этом вопросе  неоднозначна. В одних случаях законный представитель потерпевшего допрашивается в качестве свидетеля. В других — в качестве законного представителя, в третьих  в качестве потерпевшего .

При расследовании отдельных категорий уголовных дел получить показания законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего просто необходимо, поскольку они будут важным и незаменимым доказательством.

В первую очередь это относится к преступлениям, предусмотренным гл. 20 УК.

Например, при расследовании уголовных дел по ч. 1 ст. 157 УК РФ, где потерпевшим признается несовершеннолетний, на содержание которого взысканы алименты, допрос законного представителя проводят в обязательном порядке. Ведь в большинстве случаев он же является и взыскателем по исполнительному производству и, как никто другой, обладает необходимой информацией об обстоятельствах совершения указанного преступления.

Кроме того, допрос законного представителя нужен для подтверждения определенных фактов по иным категориям уголовных дел (например, факта получения несовершеннолетним в дар вещи, которая была впоследствии у него похищена, факта знакомства несовершеннолетнего потерпевшего с обвиняемым и т. д.).

В  ст. 74 УПК РФ законодатель устанавливает определенные требования не только к самим доказательствам, но и к их источникам. При этом для любого источника доказательства предусмотрены определенный способ и процессуальный порядок его закрепления.

Показания участников процесса  также относят к источникам доказательств, но показания рассматриваются в плане определенного процессуального статуса участника процесса и каждое имеет самостоятельное доказательственное значение.

Допрос законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего в том же качестве и фиксация его показаний протоколом допроса законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего противоречат уголовно-процессуальному законодательству. Статья 74 УПК закрепляет исчерпывающий перечень доказательств по уголовному делу и не предусматривает доказательств в виде показаний законного представителя потерпевшего, а потому ссылаться на них в процессе доказывания нельзя.

Вопрос о возможности совмещения одним лицом нескольких уголовно-процессуальных статусов дискуссионный. Одни ученые считают, что такое совмещение законно. Другие такую возможность отрицают.

Первая позиция видимо предпочтительней. Одно и то же лицо может одновременно обладать несколькими процессуальными статусами. Вполне возможно, что одно и то же физическое лицо будет признано и потерпевшим, и гражданским истцом. Так бывает даже в тех случаях, когда один и тот же человек по одному и тому же уголовному делу одновременно является и потерпевшим, и частным обвинителем и в случае подачи встречного заявления даже подсудимым».

Законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего не может быть допрошен в качестве потерпевшего ведь он имеет те же процессуальные права, что и представляемые ими лица, в том числе и право давать показания.

Законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего может располагать информацией, имеющей значение для дела, и такая осведомленность неизбежно ставит его в положение свидетеля, а потому совмещение процессуального статуса с свидетелем возможно

В УПК РФ приведен исчерпывающий перечень показаний. Показания могут быть лишь обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, эксперта, специалиста и, конечно же, свидетеля». И если участники процесса «не обвиняемые (подозреваемые, потерпевшие, эксперты и неспециалисты), то по общему правилу допрашиваются они в качестве свидетелей, каким бы статусом вне допроса, очной ставки и проверки показаний на месте они ни обладали.

В числе обстоятельств, исключающих допрос лица в качестве свидетеля, ч. 3 ст. 56 УПК не указывает его участие в деле в качестве законного представителя.

Однако не все правоведы согласны с тем, что законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего можно допрашивать как свидетеля. Обычно в противовес такому мнению ставят вопрос о возможности последующего участия в процессе в качестве законного представителя лица, допрошенного ранее в качестве свидетеля.

Действительно, в силу п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК представитель потерпевшего не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному делу в качестве свидетеля. Однако по данному основанию ст. 72 УПК исключает дальнейшее участие в уголовном деле представителя, но не законного представителя потерпевшего, что совсем не одно и то же.

Законное представительство основано не на соглашении, а на законе и обязательно, если потерпевший недееспособен из-за возраста или своего состояния. Поэтому даже допрос в качестве свидетеля не освобождает законного представителя от данной обязанности, в противном случае несовершеннолетний просто будет лишен права на защиту своих прав и законных интересов.

Конечно, можно возразить, что в подобном случае необходимо заменить законного представителя на другого. Но ведь новый законный представитель тоже может быть допрошен в качестве свидетеля, и такая постоянная замена вряд ли будет соответствовать интересам несовершеннолетнего потерпевшего.

Получение от лица свидетельских показаний не может быть препятствием для дальнейшего его участия (при наличии к тому оснований) в том же уголовном деле в качестве подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и (или) гражданского ответчика, а также в некоторых иных, не вошедших в эти два перечня, качествах.

Кроме того,  ПВС РФ в постановлении от 01.02.2011 №  116 разъяснил, что при рассмотрении судами уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних их родители, участвующие в деле в качестве законных представителей, могут быть допрошены в качестве свидетелей. Признавая такой допрос необходимым, суд должен вынести соответствующее определение и разъяснить лицу положения ст. 51 Конституции РФ. При этом в случае допроса законного представителя он предупреждается об уголовной ответственности только за дачу заведомо ложных показаний.

Данное постановление актуально и для досудебной стадии, и в отношении законных представителей потерпевших. Каких-либо процессуальных препятствий для подобного вывода не усматривается.

В связи с этим возникает вопрос: если законные представители подсудимого (подозреваемого или обвиняемого) могут быть допрошены в качестве свидетеля, то почему такого права лишены законные представители потерпевшего? Как раз это и будет нарушением принципа равенства сторон в состязательном уголовном судопроизводстве.

Обратим внимание, что статусом свидетеля могут обладать и иные участники уголовного судопроизводства. Например, согласно ч. 3 п. 2 ст. 56 УПК, адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого может быть допрошен в качестве свидетеля по его ходатайству с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого. В данном случае не ставится вопрос о совмещении статусов и невозможности дальнейшего участия защитника в процессе.

Из сказанного можно заключить, что законный представитель, как и свидетель, незаменим в процессе и, следовательно, совмещение их обязанностей в одном лице в ряде случаев неизбежно. В то же время имеются все основания для признания показания законного представителя, допрошенного в качестве законного представителя, а тем более потерпевшего, недопустимым доказательством.

Допрос законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего в том же качестве противоречит уголовно-процессуальному законодательству

Законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего может располагать информацией, имеющей значение для дела, и такая осведомленность неизбежно ставит его в положение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *