Вовлечение несовершеннолетнего в совершении преступления

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления является уголовно-наказуемым деянием, ответственность за которое предусмотрено ст.150 УК РФ. Официальное толкование  нормы вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления дано в Постановлении Пленума ВС РФ №1 от 01.02.2011 года. 

Названное постановление ВС  определило состав этого  преступления, отнеся его к материальным. Как разъяснено в данном документе, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления является оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление. Данное толкование ст. 150 УК РФ во многом связано с тем, что законодатель, используя термин «вовлечение» в уголовном законе содержания его не раскрывает.

Однако, практика правоприменения последнего десятилетия фактически приняла концепцию о формальности состава рассматриваемого преступления и не знает случаев  квалификации содеянного по этой статье со ссылкой на ст. 30 УК РФ, т.е. как приготовление к этому преступлению или покушение на него. Теперь же такая квалификация стала возможной, на что прямо указывается в Постановлении.

Таким образом, как покушение необходимо квалифицировать действия взрослого, направленные на вовлечение, но не повлекшие преступной активности несовершеннолетнего.

Если будет иметь место хотя бы сговор с несовершеннолетним на совершение преступления, то это уже является приготовлением к «основному» преступлению. Следовательно, деяние должно квалифицироваться как оконченное преступление. На практике случаи квалификации по этой статье со ссылкой на ст. 30 УК РФ  очень редки.

Как правило, предварительное следствие и суды сталкиваются со случаями оконченных преступлений, совершенных совместно взрослыми и несовершеннолетними . В силу этого особое значение приобретает толкование самих действий по вовлечению, их форм и интенсивности. В связи с этим в Постановлении указывается, что "под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления  понимаются действия совершеннолетнего лица, направленные на возбуждение  у несовершеннолетнего лица желания совершить преступление или антиобщественные действия. Такие действия могут быть в форме предложения совершить конкретное преступление, в форме угроз, обещаний, обмана Действия взрослого лица могут выражаться как в форме обещаний, обмана и угроз, разжигания чувства зависти, мести и других действий.

Для квалификации по ст. 150 УК РФ не имеет значения, в каком качестве в совершение умышленного преступления вовлекается несовершеннолетний — в качестве исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, а также в какую стадию неоконченного преступления: в приготовление или покушение.

Если взрослый выступает организатором или подстрекателем преступления, то в этом случае налицо  состав вовлечения. В таких ситуациях имеет место совокупность двух преступлений: «основного»  и предусмотренного в ст. 150 УК РФ. Однако Пленум связывает квалификацию вовлечения только с подстрекательством (абз. 6 п. 42).

Когда несовершеннолетний и взрослый действуют как соисполнители «основного» преступления, действия взрослого должны квалифицироваться по ст. 150 УК РФ при наличии любой инициативы с его стороны в совершении преступления, выразившейся в предложении, уговорах, обозначенной конклюдентными действиями и т.п., а также при принуждении несовершеннолетнего. Еще недавно практика по данному вопросу была противоречива, встречались откровенные казусы. Зачастую суды считали доказанный факт простого предложения совершить преступление недостаточным для вменения состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ (даже со ссылкой на ст. 33 УК РФ).

 Теперь такой подход невозможен. Даже простое предложение, имевшее результатом совершение несовершеннолетним преступных действий, необходимо признавать преступлением по ст. 150 УК РФ, не достигшее такого результата — как покушение на это преступление. Это должно коренным образом отразиться на практике вынесения судебных решений...

Возможны ситуации, когда установлены пособнические действия взрослого несовершеннолетнему, что укрепляет желание и решимость совершить преступление, дополнительно побуждает и отрицательно воздействует на последнего. По сути, это является видом вовлечения в совершение преступления, если отсутствует физическое или психическое воздействие на взрослого со стороны самого несовершеннолетнего.

Отдельную группу  составляют случаи использования несовершеннолетних для совершения преступлений без посвящения в преступную, противоправную суть совершаемого. Действия взрослых в таких случаях должны квалифицироваться по статье об ответственности за совершенное преступление (со ссылкой на ч. 2 ст. 33 УК РФ), а наказание должно быть назначено с учетом отягчающего обстоятельства, предусмотренного в п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Однако это возможно лишь тогда, когда используется лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности, что ограничивает область применения данного пункта.

 Проблема степени осознанности возраста вовлекаемого несовершеннолетнего.

Встречаются случаи оправдания лиц, действия которых были квалифицированы по ст. 150 УК РФ, со ссылкой на «отсутствие достоверного знания о возрасте вовлекаемого». Между тем в диспозиции ст. 150 УК РФ отсутствует указание на «заведомость» знания о несовершеннолетнем возрасте вовлекаемого.

Образует ли состав преступления  вовлечение несовершеннолетнего в совершение неосторожного преступления? Формулировка Пленума «возбуждение желания совершить преступление» свидетельствует о том, что несовершеннолетний должен быть нацелен на совершение конкретного, осознанного деяния. Увязка ст. 150 УК РФ с институтом соучастия и его терминологией не позволяет вести речь о возможности вовлечения в неосторожное преступление. Об этом говорит и упоминание стадий приготовления и покушения (абз. 4 п. 42 Постановления), не предусмотренных для неосторожных преступлений, а также правила квалификации, предложенные в абз. 5 и 6 п. 42 этого же документа.

Таким образом, если для целей совершения умышленного преступления каким-либо образом провоцируются неосторожные действия несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, деяние следует квалифицировать по правилам, предложенным выше для квалификации «использования», т.е. как посредственное причинение без вменения ст. 150 УК РФ.

Сложнее решить вопрос о квалификации умышленной провокации неосторожных преступлений несовершеннолетних, подлежащих уголовной ответственности. Строго основываясь на разъяснениях Постановления, можно заключить, что «вовлекатель» в таких ситуациях вообще ответственности не подлежит, так как нет ни умышленности соучастия (подстрекатель-исполнитель), ни посредственного причинения. Однако данная ситуация представляется неоднозначной.

На первый взгляд термин «несовершеннолетний», употребляемый для характеристики возраста потерпевшего в ст. 150 УК РФ, не должен вызывать споров. Этот термин в российском праве обозначает лиц в возрасте до 18 лет и является синонимом термина «ребенок» . Однако на практике встречаются случаи, когда лицам, вовлекшим малолетних в совершение умышленных преступлений, ст. 150 УК РФ не вменяется, а причиненный малолетними вред квалифицируется как причиненный взрослым путем посредственного исполнения соответствующего состава преступления.

Пленум в абзаце 5 п. 42 упомянутого Постановления дает следующее разъяснение: «...В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения». При этом не уточнен вопрос об одновременном вменении ст. 150 УК РФ.

На практике суды  зачастую не усматривают наличие состава «вовлечения» если в совершении преступления были вовлечены лица не достигшие возраста уголовной ответственности за конкретное преступление.

В большинстве случаев несовершеннолетний вовлекается в совершение квалифицированных краж, грабежей, разбоев, незаконный оборот наркотических средств, т.е. тяжких и особо тяжких преступлений. Таким образом, применить к вовлекателю в соответствии с ч. 4 ст. 150 УК РФ можно лишь очень суровое наказание — от 5 до 8 лет лишения свободы и назначить немалое наказание и за «основное» преступление (кражу, грабеж, разбой и др.), а затем окончательное по совокупности. На практике такого практически не происходит.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *