Жалоба в Европейский суд –условия приемлемости

Жалоба в Европейский суд –условия приемлемости

Жалоба в Европейский суд может быть подана любым гражданином России в силу положений ч. 3 ст. 46 Конституции РФ.

В  соответствии с п. 1 ст. 35 Конвенции Европейский суд  принимает жалобу к рассмотрению только когда заявитель исчерпал все внутригосударственные средства правовой защиты, подал эту жалобу в шестимесячный срок  с даты вынесения Российскими органами окончательного решения по делу.

 Отсюда выделяется три критерия приемлемости жалобы в Европейский суд:

1.      Заявитель исчерпал все внутригосударственные средств защиты нарушенного права

2.      Заявитель обратился с жалобой в Европейский суд в установленный строк

3.     В жалобе содержится указание на допущенные судом первой инстанции  или иным государственным органом нарушения Конвенции.

Исчерпание внутригосударственных средств защиты нарушенного права

 Первым критерием приемлемости жалобы в ЕСПЧ является исчерпание внутригосударственных средств защиты нарушенного права.

Исчерпание внутригосударственных средств защиты в уголовном судопроизводстве завершается судебным актом, окончательно определяющим права и обязанности гражданина, признанного невиновным в совершении преступления (статус оправданного) или виновным в совершении преступления (статус осужденного). Это — оправдательный или обвинительный приговор и применение принудительных мер медицинского характера.

Приговор подлежит исполнению только после его вступления в законную силу (спустя 10 суток после провозглашения, если не был обжалован — ст.ст. 389.4, 390 УПК РФ).

Если осужденный или оправданный, равно как и иные лица, наделенные правом обжалования приговора, не воспользовались этим своим правом и не обжаловали приговор в апелляционном порядке, это означает, что они не исчерпали доступные им средства правовой защиты, добровольно отказавшись от представленной законом возможности.

В случае обжалования исполнение приговора приостанавливается до его проверки судом по доводам поданных апелляционных жалобы, представления прокурора. При этом окончательным судебным актом будет являться апелляционное определение (для коллегиального состава суда) или апелляционное постановление (для суда в составе одного судьи), либо новый приговор, который вступает в силу с момента провозглашения.

Если приговор в порядке апелляции отменен с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, считается, что окончательное решение по делу не вынесено. Но в таких ситуациях, особенно при неоднократной отмене приговора, можно инициировать жалобу на неэффективность судебной защиты.

Обращение с жалобой в Европейский суд в установленный срок

С момента вступления приговора в силу после его обязательного обжалования в суде апелляционной инстанции право его дальнейшего обжалования в национальной юрисдикции дополняется возможностью обращения с жалобой в ЕСПЧ — не позднее 6 месяцев от даты вынесения окончательного решения суда апелляционной инстанции (второй критерий приемлемости).

Исчерпывающие разъяснения ЕСПЧ по вопросу достаточности получения решений двух судебных инстанций для исчерпания средств правовой защиты в РФ были даны в одном из первых постановлений Европейского суда в отношении России — по делу «Тумилович против России» (постановление от 22.06.1999, жалоба № 47033/99).

Но, поскольку заявители из России продолжали направлять жалобы в Европейский суд только после того, как получали ответы из Верховного Суда РФ, что происходило далеко за рамками 6-месячного срока, все эти жалобы были признаны неприемлемыми.

Такие ошибки заявителей во многом объяснялись тем, что многочисленные публикации по тематике Европейского суда содержали неверное толкование условия «исчерпание средств правовой защиты внутри национальной правовой системы», как якобы включающего необходимость обращения с жалобой на приговор во все доступные судебные инстанции, вплоть до Верховного Суда РФ.

Таким образом,  обращение в суды надзорных инстанций (с 01.01.2013 — в суды кассационной и надзорной инстанций) никогда не являлось обязательным для исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты по смыслу ст.ст. 13 и 35 Конвенции.

Однако, Европейский суд отметил, при отсутствии уведомления истца о дате судебного разбирательства, срок на подачу жалобы начинает исчисляться с даты передачи истцу копии соответствующего судебного постановления (постановление ЕСПЧ от 07.06.2007 по делу «Ларин и Ларина против России», жалоба № 74286/01).

  Указание в жалобе на допущенные  нарушения Конвенции

Хотя в последние годы наблюдается положительная динамика в сближении мотивировки судебных актов высших судебных инстанций РФ с решениями ЕСПЧ, обжалование приговора в национальной правовой системе имеет концептуальные отличия.

Как показывает изучение уголовных дел, российские судебные инстанции уровня районных судов практически не применяют разъяснения Европейского суда и зачастую даже игнорируют их, что на этом уровне приводит к повторности тех же самых нарушений положений Конвенции, по поводу которых уже были вынесены соответствующие решения ЕСПЧ по делам против России.

В определенной мере тенденция к системности нарушений положений Конвенции облегчает подготовку жалобы в ЕСПЧ, принимая во внимание, что третьим критерием приемлемости жалобы, согласно п. 3 ст. 35 Конвенции, является наличие существенного нарушения положений Конвенции.

Указание в жалобе на допущенные судом первой инстанции нарушения Конвенции со ссылкой на состоявшиеся ранее решения ЕСПЧ о признании факта такого же нарушения по аналогичному делу не только облегчает формулирование доводов жалобы, но может ускорить получение по ней окончательного решения.

А вот неосведомленность заявителей о прецедентной практике ЕСПЧ явилась основной причиной неэффективности их жалоб. Нередко заявители использовали доводы, которые уже были отклонены Европейским судом по ранее рассмотренным делам.

  Ошибки при составлении жалобы в Европейский суд

 Для преемственности выводов по прецедентным делам доводы жалоб должны быть обеспечены всеми сопутствующими им условиями, принимаемыми во внимание Судом.

Так, важнейшим условием справедливого суда является то, что раскрытие доказательств другой стороне должно происходить до судебного разбирательства. (постановление ЕСПЧ от 03.03.2000 по делу «Krcmar and Others v. Czech Republic», жалоба № 35376/97, § 42).

Однако, если заявитель не обращался в судебные органы с ходатайством об ознакомлении с материалами дела, то в этом конкретном случае Суд не найдет нарушения положений ст. 6 Конвенции. Иными словами, заявителю надлежит своевременно создать предпосылки для обоснования в будущем доводов своей жалобы. При этом он сам выбирает, достаточно ли ему ограничиться уже имеющимися прецедентами Суда, сформированными по рассмотренным ранее делам, или создавать свою прецедентную практику, как это имело место по ряду дел против России. Таким прецедентом явилось дело «Ваньян против России», по которому признана несоответствующей ст. 6 Конвенции одна из уловок в деятельности оперативных сотрудников в Российской Федерации — инициирование преступной деятельности, вместо ее выявления и обнаружения.

Например, Европейский суд констатировал, что результаты провокации со стороны органов правопорядка не могут являться достаточным основанием для осуждения.

Суд указал, что п. 1 ст. 6 Конвенции требует, чтобы процедура расследования и рассмотрения уголовного дела, включая получение доказательств, соответствовала требованиям справедливости. Использование агентов под прикрытием должно быть ограничено, даже когда речь идет о торговле наркотиками. Общественный интерес прекращения торговли наркотиками не может оправдать использование доказательств, добытых в результате провокации, то есть действий агентов, подстрекающих к совершению преступления, которое без этой провокации не было бы совершено (постановление ЕСПЧ от 15.12.2005 по делу «Ваньян против России, жалоба № 53203/99. Аналогичная позиция была выражена в постановлении от 26.10.2006 по делу «Худобин против России», жалоба № 59696/00).

На этапе формулирования доводов обращения в Европейский суд выявляется и другая ошибка методологического характера: копирование доводов апелляционной жалобы. Часто заявители указывают на нарушения норм УПК РФ, но не обосновывают, каким образом они повлекли также нарушение конкретных положений Конвенции, хотя только второе обеспечивает соблюдение заявителями третьего критерия приемлемости жалобы к производству в ЕСПЧ.

К тому же недостаточно формально указать в жалобе на нарушения тех или иных статей Конвенции. Надлежит привести описание действий (бездействия, решений) властей, содержащих признаки этих нарушений. Эти описания деятельности представителей государства-ответчика в отношении заявителя и будут оцениваться Судом применительно к положениям Конвенции.

Отметим еще одно немаловажное обстоятельство. Заинтересованные лица и потенциальные заявители в ЕСПЧ (чаще всего — обвиняемый и его защитник) крайне редко ссылаются на положения Конвенции и прецеденты ЕСПЧ при производстве по уголовному делу на стадии предварительного расследования и в суде первой инстанции. Из-за этого им крайне сложно на более поздних стадиях судопроизводства увязать свои доводы о якобы допущенных следственными органами и судами многочисленных нарушениях УК и УПК РФ с действительными, а не предполагаемыми и зачастую мнимыми, нарушениями конкретных установлений Конвенции.

Только при обжаловании вынесенного приговора у защиты начинают появляться ссылки на Конвенцию и решения ЕСПЧ. Чаще всего эти ссылки малоубедительны и даже не убедительны, если несогласие заинтересованного лица с тем, как органами расследования и судами применены нормы УК и УПК РФ, трансформировано в формальное утверждение о якобы автоматическом нарушении также и соответствующих положений Конвенции, хотя это зачастую совсем не так.

Отсутствие четкого обоснования нарушения или несоблюдения российскими органами расследования и судами положений Конвенции влечет признание неприемлемости жалобы по причине того, что в ней отсутствует фактическое и правовое подтверждение факта нарушения конкретных предписаний Конвенции. И не просто нарушений по субъективному мнению заявителя, а и тех нарушений, которые признаны таковыми прецедентной практикой Европейского суда. Даже если жалоба будет признана приемлемой и рассмотрена по существу, все ее невразумительные доводы по названным причинам будут отклонены Судом в окончательном решении. А пересмотр приговора, повторим, как цель заявителя, будет зависеть от окончательного решения ЕСПЧ, а не от первоначальных доводов индивидуальной жалобы.

Пример. В жалобе Б. в Европейский суд было указано, что властями России нарушены положения ст. 6 Конвенции, выразившиеся в том, что при кассационном рассмотрении дела (сейчас это апелляция ) судебная коллегия отказала защите в удовлетворении ходатайства о вызове и допросе свидетелей.

После изучения представленных документов Суд решил, что в этой части жалоба подлежит отклонению, поскольку заявителем не было предоставлено подтверждения тому, что защита ходатайствовала о вызове данных свидетелей ранее на стадии расследования и затем в суде первой инстанции, хотя о наличии таковых защите было известно, что вытекало из доводов ходатайства, заявленного в суде кассационной инстанции.

Таким образом, Европейский суд пришел к выводу, что на ранних стадиях производства по уголовному делу имел место отказ защиты от осуществления своего права. В этом случае действия властей на стадии обжалования приговора не могут расцениваться как нарушающие или ограничивающие права заявителя, гарантированные подп. «d» п. 2 ст. 6 Конвенции (постановление ЕСПЧ по жалобе № 35350/05, вступило в силу 12.01.2012; см. также постановление от 26.04.2007 по делу «Вожигов против России», жалоба № 5953/02).

С другой стороны, существует обширная практика Европейского суда, когда власти государства-ответчика в своих возражениях просили признать жалобу неприемлемой по тем же основаниям, но Суд, учитывая все связанные с этими доводами заявителя обстоятельства, отклонял возражения властей.

Так, в постановлении от 13.07.2006 по делу «Попов против России» (жалоба № 26853/04) ЕСПЧ пришел к выводу, что отказ суда допросить свидетелей защиты нарушает право на справедливое судебное разбирательство, если показания этих свидетелей являются существенными для разрешения вопроса о виновности подсудимого. В любом случае оглашаемые в суде показания свидетелей не могут являться единственными доказательствами виновности осужденного. Эти показания должны подкрепляться другими относимыми доказательствами.

Из сказанного следует, что одни и те же утверждения заявителей могут привести к совершенно противоположным выводам Суда. Все зависит от подтвержденности этих утверждений фактическими действиями заявителя и властей государства-ответчика.

Следует так же отметить, что жалоба в Европейский суд должна быть написана на утвержденном формуляре. С 01.01.2014 года жалобы должны писаться на новом формуляре.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *