Судебные споры клиентов с адвокатами

Судебные споры адвокатов с доверителями

Адвокат часто становится объектом недовольства как с одной, так и с другой стороны. Но если недовольство  оппонентов  понятно и адвокаты, как правило, к этому морально готовы, то конфликт с доверителем они рассматривают как удар в спину.

Чаще всего недовольные доверители подают  жалобу на адвокат в адвокатскую палату, а не обращаются с иском в суд. Количество дел по искам к адвокатом крайне мало, так как подавляющее большинство споров между адвокатами и их клиентами решается во внесудебном порядке и лишь немногие из них доходят до суда.

Однако, каждый адвокат должен рассматривать риск судебного иска недовольного клиента к нему в качестве реального и быть к этому готовым.

В большинстве случаев споры между адвокатами и клиентами заканчиваются в пользу адвоката. Причин этого несколько:

1.Как указано выше, наиболее перспективные претензии доверителей урегулируются в досудебном порядке, так как имеется реальная угроза дисциплинарной ответственности адвоката, и вполне понятное  их нежелание  выносить сор из избы.

  1. Очень низкий процент удовлетворенных требований к адвокатам в виду невысокой юридической грамотности истцов, а также сложностей с подысканием квалифицированного представителя для защиты своих интересов.

Адвокаты могут избегать участия в спорах против коллег, что обусловлено как корпоративной солидарностью, так и отдельными положениями Кодекса профессиональной этики адвоката. В  п. 4 ст. 15 КПЭА, устанавливается обязанность уведомления совета палаты при принятии поручения против другого адвоката, а также необходимость связаться с адвокатом-оппонентом и принять меры к мирному урегулированию споров.

В то же время лица, не имеющие статуса адвоката,  не всегда знают тонкости регулирования адвокатской деятельности и ничего не знают о наличии стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятый VIII Всероссийским съездом адвокатов 20.04.2017 года.

Чаще всего клиенты предъявляют к адвокатам  следующие требования:

  1. Расторгнуть соглашения об оказании юридической помощи и возвратить гонорара полностью или частично;
  2. О возмещении имущественного вреда (убытков);
  3. О взыскании компенсации морального вреда;
  4. О взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ.

Однако, все из указанных требований имеют судебную перспективу. Так, например, ни разу с адвоката не была взыскана компенсация морального вреда или убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательств. В то же время требования о возврате полученных в качестве вознаграждения денежных средств удовлетворялись во всех случаях, разрешенных в пользу клиента.

Практически всегда суды отказывают в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда, так как при нарушении имущественных прав моральный вред подлежит взысканию лишь в случаях прямо, предусмотренных законом.

В качестве правовых аргументов для взыскания морального вреда недовольные клиенты указывают на то, что право на защиту — конституционное и нематериальное. Соответственно, говорят они, моральный вред может быть взыскан с адвоката. Суды с этим доводом не соглашаются: споры с адвокатами, по мнению судов, носят имущественный характер, а значит, и моральный вред может быть взыскан только в случаях, предусмотренных законом.

Обосновывая требования в этой части доверители часто апеллируют к закону «О защите прав потребителей». Однако суды отклоняют и этот довод, так как, согласно п. 6 ППВС РФ от 28.06.2012 № 17, на взаимоотношения доверителей и адвокатов законодательство о защите прав потребителей не распространяется.

Нулевые шансы доверителя  и по требованиям о возмещении причиненных адвокатом убытки, например требования о взыскании  расходов на оплату труда другого адвоката по тому же делу,  расходов на проезд на заседание квалификационной комиссии адвокатской палаты.

Единственный вид убытков, который суд однозначно может возложить на адвоката, — это судебные расходы по иску к нему.Естественно, судебные расходы относятся на адвоката со всеми известными ограничениями, такими как взыскание их не в полном объеме, а пропорционально удовлетворенным требованиям, снижение судом расходов на оплату услуг представителя до разумного предела. В остальных случаях клиенты, как правило, не могут доказать причинно-следственную связь между убытками и недобросовестностью адвоката. Хотя, с другой стороны, столь сильной теоретической базы для защиты, как в случае с требованиями о возмещении морального вреда, для убытков не имеется. Вопрос лишь в потенциальной возможности адвоката реально причинить убытки недобросовестным ведением уголовного дела и способности доверителя доказать все необходимые элементы деликта.

Наконец, требования клиентов о расторжении соглашения хотя и имеют перспективу, но сами по себе угрозы для адвоката не содержат. Ведь доверитель и так может в любое время отказаться от договора. Главный вопрос — на каких условиях.

Практика показывает, что привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности не влечет безусловного удовлетворения требований доверителя по гражданскому делу, даже если взыскание применено к адвокату за те же обстоятельства, которыми бывший клиент обосновывает свой иск.

Суды указывают, что дисциплинарная ответственность адвокатов сама по себе не предрешает вопроса о его ответственности в гражданско-правовом смысле.

Однако, нельзя исключать, что материалы дисциплинарного производства суд может истребовать и использовать в качестве доказательств ненадлежащего исполнения адвокатом обязательств.

Во всех случаях удовлетворения иска к адвокатам основным требованием был полный или частичный возврат полученного адвокатом вознаграждения. Чаще всего указанные требования были обусловлены не ненадлежащим качеством работы как таковой, а тем, что адвокат либо вообще не приступал к работе, либо выполнил работу в объеме меньшем, чем было предусмотрено соглашением, либо просто не оформил достигнутые договоренности надлежащим образом. В частности, к такому результату может привести неоформление договоренности о дополнительной оплате и неточности в указании юридических услуг и оформлении документов. Если к делу привлекаются два или более адвоката, то имеет смысл заключить соглашения с каждым из них. Если меняется предмет соглашения, надо заручиться поддержкой не только бенефициара, но и того, кто заключил соглашение и оплачивает его. Естественно, изменения нужно своевременно подписывать, пока все еще согласны и спора не возникло.

Уклоняясь от оформления соглашения в письменной форме, адвокат, помимо дисциплинарных последствий, создает также риск признания всего полученного неосновательным обогащением. Сказанное справедливо и для случаев, когда предмет соглашения неясен.

Другая ошибка адвокатов- это неясность суммы гонорара и несогласованность предмета соглашения. Несогласованность предмета соглашения, как следствие, может привести к неясности, за какие конкретно услуги какую конкретно оплату должен был перечислить адвокату клиент.

Судебная практика показывает, что адвокат должен обосновать свой гонорар. Поэтому если адвокат заранее детализирует составные части вознаграждения и подпишет с доверителем акты и иные документы, подтверждающие надлежащее исполнение адвокатом принятых на себя обязательств.

Особое внимание  адвокату следует уделять случаям заключения соглашения в интересах доверителя с третьими лицами. При изменении условий таких соглашений изменения придется согласовывать как непосредственно с подзащитным (этого требует п. 1 ст. 6.1 КПЭА), так и с собственно стороной по соглашению, так как суды исходят из того, что право на изменение соглашения принадлежит лицу, его заключившему.

Хотя законодательство об адвокатуре не содержит специальных норм о начислении процентов по ст. 395 ГК РФ, но оно и не исключает этого. Поэтому, суды  применяют данную норму и обязывают адвокатов начислять проценты со дня получения денежных средств в случаях когда соглашение на соответствующую сумму не заключалось и денежные средства изначально были расценены судом как неосновательное обогащение адвоката

Проценты по указанной норме суд может начислить со дня истечения срока на возврат гонорара, а если он не установлен, то со дня расторжения соглашения — когда обязанность адвоката возвратить гонорар была установлена соглашением о расторжении или признана им, но не исполнена

Иногда доверители требуют  возврата «гонорара успеха» по уголовному делу. В этом случае следует учитывать нормативные акты и судебную практику ограничения на «гонорар успеха», в частности постановление Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 №  1-П, определение КС РФ от 29.09.2016 №  2067-О).  КС РФ в этих актах по сути, предписывают суду игнорировать результат дела и оценивать именно проделанную адвокатом работу.

Таким образом, анализ судебной практики говорит о том, что шансы адвоката понести имущественную ответственность по таким  судебным разбирательствам невелики.

Требования о взыскании компенсации морального вреда суды никогда не удовлетворяют, так как закон такой возможности не предусматривает. Кроме того, как правило, доверителям не удается доказать ненадлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей даже при наличии факта привлечения его к дисциплинарной ответственности.

Полный либо частичный возврат гонорара — основная мера ответственности адвоката

Привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности не влечет безусловного удовлетворения требований недовольного доверителя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *