Применение исковой давности

Применение исковой давности-судебная практика

Институт исковой давности стал предметом рассмотрения постановления Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». В этом постановлении затронут блок разъяснений, посвященных общим правилам применения исковой давности.

Применение исковой давности третьим лицом

Правила о порядке применения давности не претерпели каких-либо существенных изменений в новом постановлении в сравнении с ранее применявшимся актом толкования. Однако ВС в указанном постановлении отходит от структуры, использованной ранее в Постановлении № 15/18: правила о порядке применения исковой давности в связи с их особой ролью излагались в самом начале документа.

В абзаце 4 п.10 конкретизируется, что для целей применения исковой давности не принимается во внимание заявление ненадлежащей стороны. По иному решен вопрос о возможности заявления о пропуске давности третьим лицом. В качестве общего правила в Постановлении указывается на невозможность такого заявления третьим лицом. Вместе с тем право за применение исковой давности третьим лицом все же предоставляется, если в случае удовлетворения иска к ответчику возможно предъявление ответчиком к третьему лицу регрессного требования или требования о возмещении убытков (абз. 5 п. 10). Такое толкование не покрывает все случаи защиты интересов третьего лица. Например, должник может исполнить обязательство кредитору при задавненности его требования; он также может признать долг в письменной форме, возобновив течение давности. Все это открывает дорогу для регрессного требования. Правильное решение видится не столько в наделении третьих лиц правом распоряжаться чужими правами, заявляя о давности, сколько в их возражении по регрессному требованию о том, что должник не воспользовался исковой давностью и поэтому теряет право на регресс к третьему лицу.

Применение срока исковой давности кредитором

Кредитор не может реализовать требование во внесудебном порядке, если срок исковой давности по нему истек. Серьезное нововведение, касающееся порядка применения исковой давности, это закрепленный в п. 3 ст. 199 ГК РФ, но не получивший отражение в тексте Постановления № 43, запрет на односторонние действия, направленные на осуществление права, срок исковой давности для защиты которого истек. Это правило было вызвано к жизни тем, что в ситуациях, когда кредитор реализует задавненное требование во внесудебном порядке, должник в таком натуральном обязательстве лишается возможности защиты своего интереса ссылкой на исковую давность .

Судебно-арбитражная практика поддержала следующий подход (см. п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65). Поскольку исковая давность в принципе может быть применена только судом по заявлению заинтересованной стороны в споре, то сделанное вне рамок судебного процесса заявление о пропуске срока исковой давности не может влечь установленных законом последствий. Следовательно, единственно возможным пониманием ст. 411 ГК РФ является незачетоспособность поименованных в ней требований.

При пропуске срока давности суд не будет исследовать все доказательства по делу

Правило о свободе формы заявления о применении исковой давности (п. 5 Постановления № 15/18) воспроизведено в п. 11 Постановления № 43 с тем лишь уточнением, что такое заявление может быть сделано также и в суде апелляционной инстанции, перешедшем к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции.

В пункте 16 документа практически дословно воспроизведено содержание п. 26 Постановления № 15/18 о том, что истечение исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске . Однако на практике такое разъяснение слабо мотивировало суд к экономии процесса (исследуются все обстоятельства дела по существу, несмотря на заявление о пропуске срока исковой давности). В этой связи представляется, что при наличии соответствующего заявления стороны суд должен исследовать только те доказательства, которые относятся к вопросу о пропуске срока исковой давности, остальные доказательства не исследуются. Поэтому весьма важным и обоснованным является добавление об отказе в иске по мотивам пропуска исковой давности без исследования иных обстоятельств дела.

Процедура медиации и направление претензии, приостанавливает срок исковой давности

Перечень оснований приостановления исковой давности еще в 2010 году был дополнен пунктом о заключении сторонами соглашения о проведении процедуры медиации. Теперь исковая давность приостанавливается, если стороны прибегли к процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (п. 3 ст. 202 ГК РФ). К таковым гражданский закон относит, в частности, медиацию, посредничество, административную процедуру и т. п. Срок исковой давности в этих случаях приостанавливается на время проведения такой процедуры, а если законом такой срок не установлен — на 6 месяцев с начала процедуры. К поименованным в ГК РФ внесудебным процедурам Постановление № 43 добавляет также и обязательный претензионный порядок, установленный законом (п. 16).

Включение в перечень внесудебных процедур обязательного претензионного порядка можно рассматривать как некоторое расхождение с п. 3 ст. 202 ГК РФ. В этой норме сосредоточено указание на альтернативные методы разрешения спора третьей стороной, однако претензионный порядок не вписывается в этот ряд. Вместе с тем, это снижает риски пропуска срока исковой давности лицом, которое в силу закона обязано соблюдать претензионный порядок. Можно также усмотреть, что такое разъяснение находится в русле подходов некоторых иностранных правопорядков и унификаций частного права, в которых давность приостанавливается даже в случаях переговоров сторон.

Перерыв исковой давности признанием долга

В новой редакции ГК РФ в качестве основания перерыва исковой давности называется только совершение действий, свидетельствующих о признании долга. Предъявление иска в суд теперь выделяется в качестве самостоятельного основания для применения специальных правил о течении срока исковой давности (ст. 204 ГК РФ).

Сами по себе действия, свидетельствующие о признании долга, не были конкретизированы ни в прежней, ни в нынешней редакциях ГК РФ. В этом смысле на уровне закона ничего не изменилось. Однако примерный перечень таких действий, приведенный в абз. 2 п. 20 Постановления № 43, изложен в сравнении с п. 20 Постановления № 15/18 со значительными изъятиями. В частности, в указанный перечень не включены:

— частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и (или) сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований;

— уплата процентов по основному долгу;

— акцепт инкассового поручения.

Наряду с этим в абз. 2 п. 25 Постановления № 43 разъясняется, что признание основного долга само по себе не прерывает исковую давность по дополнительным требованиям и требованиям о возмещении убытков.

Такой пересмотр указанного перечня с учетом положения о неприменении ранее действовавшего постановления (п. 28 Постановления № 43) серьезным образом меняет устоявшиеся в судебной практике подходы. Так, ранее утвердилась позиция о том, что по смыслу ст. 203 ГК РФ признанием долга могут быть любые действия, позволяющие установить, что должник признал себя обязанным по отношению к кредитору. Перечень в Постановлении № 15/18 был примерный и не являлся исчерпывающим. Каждое конкретное действие суд должен был оценивать в совокупности с представленными сторонами доказательствами6. Исключение поименованных случаев из примерного перечня действий, свидетельствующих о признании долга, надо полагать, приведет нижестоящие суды к отказу от квалификации перечисленных случаев в качестве признания долга.

Действительно, вопрос квалификации частичной оплаты в качестве признания долга вызывал дискуссии среди юристов. Однако судебная практика всецело признавала уплату части долга действием, свидетельствующим о признании такого долга.

Что касается подхода, согласно которому уплата процентов прерывает давность не только в отношении иска о процентах, но и по иску о капитале, то такое решение вытекает из самого существа дела, так как обязательство платить проценты имеет добавочный характер и признание оного необходимо предполагает вместе с тем и признание главного долга.

Таким образом, поскольку ГК РФ не претерпел каких-либо изменений в части определения действий, свидетельствующих о принятии долга, представленный в Постановлении № 43 подход нуждается в определенном политико-правовом обосновании и осмыслении. Для практикующих юристов это означает необходимость преодоления рисков задавнивания долга, когда совершаются действия, ранее признававшиеся основанием для перерыва срока исковой давности.

В абз. 2 п. 20 Постановления при указании на возможность отнесения к действиям, свидетельствующим о признании долга, изъяты слова «исходя из конкретных обстоятельств». Тем самым скована дискреция суда по оценке фактических обстоятельств дела. Между тем при определенных условиях некоторые обстоятельства, включенные в перечень оснований для перерыва срока исковой давности, могут и не свидетельствовать о признании долга.

К перечню случаев признания долга Пленум относит и подписание акта сверки взаимных расчетов (абз. 2 п. 20 ). Кроме того, в документе разъясняется, что ответ на претензию, в котором не выражено признание долга, сам по себе не является основанием для перерыва срока исковой давности. Эта позиция требует уточнения, поскольку ответ на претензию, хотя и не содержащий явно выраженного указания на признание долга, но адресующий лицу, направившему претензию, просьбу о рассрочке или реструктуризации долга, с учетом конкретных обстоятельств все же может считаться признанием долга в смысле ст. 203 ГК РФ. Все может зависеть от толкования воли, изъявленной в ответе на претензию.

Восстановление срока исковой давности

В абзацу 2 п. 12 Постановления указывается на возможность восстановления срока исковой давности судом, воспроизводит содержание ст. 205 ГК РФ и не является разъяснением в подлинном смысле. Однако уже в следующем абзаце этого пункта дана интерпретация, исключающая возможность восстановления исковой давности не только для юридических лиц, но и для индивидуальных предпринимателей в силу п. 3 ст. 23 ГК РФ. Это, возможно, обоснованное повторение разъяснения, данного еще в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 28.02.1995 № 2/1, поскольку последнее, наверное, уже основательно забылось за давностью лет.

Течение исковой давности при обращении в суд

Обращение за судебной защитой в ходе реформы ГК РФ было исключено из оснований перерыва исковой давности и является теперь основанием для применения специальных правил ст. 204 ГК РФ.

Надлежащее обращение за судебной защитой. Первое новшество ст. 204 ГК РФ, которое мы можем наблюдать в сравнении с ранее действовавшей формулировкой ст. 203 ГК РФ, это расширение случаев применения соответствующих правил об исчислении исковой давности. Если ранее говорилось только о предъявлении иска в суд, то в нынешней редакции закона речь идет уже об обращении в суд за защитой нарушенного права. Необходимость такой новеллы обоснована в п. 1.8 проекта концепции, в котором подчеркнуто, что судебная защита нарушенного права может в определенных случаях осуществляться не только в исковом производстве, но и путем выдачи судебного приказа, равно как и удовлетворением требования в различных процедурах по делу о банкротстве. Это обстоятельство в определенной мере нашло отражение в абз. 1 п. 17 Постановления. В нем к случаям обращения в суд отнесены, в том числе, заявление о вынесении судебного приказа и обращение в третейский суд.Подача заявления о выдаче судебного приказа и ранее в Постановлении № 15/18 приравнивалась к подаче иска (абз. 3 п. 15). Таким образом, к указанному перечню, как можно видеть, следует добавить и заявление требования в процедуре по делу о банкротстве.

Надлежащий порядок обращения в суд

В целом, закрепленные в документе правила согласуются с аналогичными положениями, изложенными в п. 15 Постановления № 15/18, с поправкой на возможность предъявления иска через интернет-сайт суда. Вместе с тем п. 19 Постановлении № 43, раскрывающий порядок течения исковой давности при замене ненадлежащего ответчика, в сравнении с абз. 8 п. 15 Постановления № 15/18 сформулирован неполно. Учитывая, что ч. 2 ст. 47 АПК РФ наряду с заменой ненадлежащего ответчика надлежащим предусматривает на случай несогласия истца на замену ответчика другим лицом возможность привлечения судом с согласия истца такого лица в качестве второго ответчика, указанное разъяснение нуждается в расширительном толковании.

Последствия обращения за судебной защитой.

Еще одна новация в тексте ГК РФ — это собственно последствия обращения за судебной защитой. Если раньше предъявление иска в суд рассматривалось в качестве основания перерыва исковой давности, то теперь закон устанавливает специальные последствия такого действия. По общему правилу со дня обращения в суд за защитой нарушенного права срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита (п. 1 ст. 204 ГК РФ). Исключение из этого правила оговорено в п. 2 указанной статьи. Такое последствие необходимо отличать и от перерыва, и от приостановления. Так, обращение в суд пресекает течение такого срока на будущее, в то время как после перерыва течение срока исковой давности начинается заново , а при отпадении соответствующих оснований приостановления срок исковой давности продолжается (п. 4 ст. 202).

В абзаце 2 п. 14 Постановление № 43 зафиксировано правило, согласно которому увеличение истцом размера исковых требований до принятия судом решения не изменяет наступивший в связи с предъявлением иска момент, с которого исковая давность перестает течь. Это положение, по существу, диалогично абз. 7 п. 15 Постановления № 15/18. Здесь же уточняется, что срок давности по измененным в порядке увеличения иска требованиям в отношении задолженности за периоды, не заявленные в первоначальном требовании, перестает течь с даты заявления таких требований, а не с даты предъявления первоначального иска.

Последствия оставления иска без рассмотрения.

В качестве исключения из общего правила о нетечении исковой давности с момента обращения за судебной защитой в п. 2 ст. 204 ГК РФ сформулированы специальные правила для случаев оставления иска без рассмотрения. Так, при оставлении иска без рассмотрения течение исковой давности продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым было прекращено осуществление судебной защиты. Однако если без рассмотрения был оставлен иск, предъявленный в уголовном деле, исковая давность приостанавливается до вступления в силу приговора суда. При этом в обоих случаях если после оставления иска без рассмотрения (при условии, что оно не было вызвано действиями или бездействием истца) до истечения срока остается менее полугода, такой срок удлиняется до 6 месяцев.

Эти правила конкретизируются в п. 18 Постановления № 43. В этом пункте, во-первых, определено, что при оставлении иска без рассмотрения исковая давность продолжает течь с момента вступления в силу соответствующего определения суда или отмены судебного приказа. Во-вторых, правило п. 2 ст. 204 ГК РФ, помимо оставления иска без рассмотрения, в порядке аналогии закона распространено также на случай прекращения производства по делу в связи неподведомственностью дела соответствующему суду . Получается, что истец, нарушивший установленный законом порядок обращения в суд, в известном смысле льготируется. Наконец, в-третьих, конкретизированы исключения из применения правила об удлинении до полугода срока, который к моменту оставления дела без рассмотрения оказался менее 6 месяцев . Это положение неприменимо, если дело было оставлено без рассмотрения ввиду несоблюдения истцом обязательного претензионного или иного досудебного претензионного порядка, отсутствия подписи истца либо подписания ненадлежащим лицом, повторной неявки истца в суд при отсутствии соответствующего ходатайства. Наряду с этим указанное правило распространено и на поименованный выше случай прекращения производства по делу без каких-либо оговорок.

Однако применение п. 3 ст. 204 ГК РФ без каких-либо оговорок в отношении прекращения производства по делу может потворствовать нарушению требований закона об обращении в суд в установленном порядке и использоваться недобросовестными лицами для искусственного удлинения срока исковой давности. В этой связи такая позиция требует определенной балансировки уже применительно к конкретным обстоятельствам дела.

Признание задавненного долга в письменной форме возобновляет срок исковой давности

Важной новеллой ГК РФ является закрепление в п. 2 ст. 206 ГК РФ правила, согласно которому в случае признания обязанным лицом своего долга в письменной форме, сделанного по истечении срока исковой давности, течение исковой давности возобновляется. Иными словами, такое признание долга, по существу, влечет те же правовые последствия, что и перерыв течения исковой давности. Указанная новелла обоснованно нашла свое отражение в абз. 2 п. 21 Постановления № 43.

Следует отметить, что положение п. 14 Постановления № 15/18, допускающее применение судом правил о перерыве исковой давности даже в отсутствие ходатайства заинтересованной стороны, если в деле имеются соответствующие доказательства, не было перенесено в текст документа. Вместо него в абз. 1 п. 12 Постановления содержится общее правило, согласно которому бремя наличия обстоятельств, свидетельствующих о перерыве или приостановлении давности, возлагается на истца.

В пункте 23 нового постановления воспроизведено содержание п. 22 Постановления № 15/18. Однако если в ранее применявшемся акте толкования вывод о том, что признание долга может быть осуществлено только через действия, но не бездействие, делался путем грамматического толкования (что представлялось излишне позитивистским подходом), то теперь это делается лишь взятой в скобки отсылкой к ст. 203 ГК РФ. Однако в сравнении с прежним разъяснением куда больший эффект здесь может иметь утрата термина «бесспорное списание» в выводе о том, что бездействие должника, не оспорившего платежный документ о безакцептном списании денежных средств, не свидетельствует о признании долга. В законодательстве и судебной практике термин «бесспорное списание» используется наряду с термином «безакцептное списание», поэтому разъяснение с обозначенным изъятием оказывается не полным и порождает неопределенность.

Субординация сроков исковой давности по главному и дополнительному требованиям
Этому вопросу посвящен п. 26 Постановления № 43. Так, в абз. 1 данного пункта не совсем ясно сформулирована мысль о том, что предъявление в суд главного требования еще не означает, что дополнительное требование с этого момента также не течет, напротив, оно продолжает течь.

Далее, в абз. 2 этого пункта буквально воспроизводится положение п. 1 ст. 207 ГК РФ, в силу которого истечение исковой давности по главному требованию влечет погашение давности и по дополнительным обязательствам. Главный принцип течения исковой давности по дополнительным требованиям заключается в том, что они задавниваются помимо общих оснований также и по специальному основанию — истечение давности по главному требованию. Этот принцип должен проводиться последовательно, поскольку идея заключается в том, что дополнительные требования должны разделять юридическую судьбу главного требования.

В новой редакции п. 1 ст. 207 ГК РФ содержится оговорка о том, что это правило распространяется и на дополнительные требования, возникшие после истечения давности по главному требованию. Цель такой законодательной новеллы заключается в установлении единого правового режима основного и дополнительного требований (это главная задача ст. 207 ГК РФ), что соответствует принципам частной автономии и диспозитивности. Исходя из смысла ст. 207 ГК РФ, дополнительные требования, которые будут возникать в будущем, не подлежат принудительному исполнению с самого начального момента их возникновения. При этом можно исходить из того, что проценты начисляются, но не подлежат судебной защите, или, иными словами, разделяют судьбу основного требования. Если должник сочтет возможной их добровольную уплату, уплаченное нельзя будет потребовать назад.

Наконец, в абз. 3 указанного пункта сформулировано исключение из общего правила о едином правовом режиме главного и дополнительного требований. Так, если стороны установили в договоре займа (кредита), что проценты уплачиваются после срока возврата основной суммы займа, то по требованию об уплате таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа, срок давности исчисляется отдельно и не зависит от истечения давности для возврата основной суммы займа. Это положение было прямо заимствовано из п. 25 Постановления № 15/18. Вместе с тем сохранение этой правовой позиции вызывает сомнение с учетом того, что норма ст. 207 ГК РФ была дополнена специальным указанием о том, что данное правило распространяется также и на дополнительные требования, возникшие после истечения срока исковой давности по главному требованию.

Применительно к вопросу о субординации главного и дополнительного требований необходимо обратить внимание и на п. 2 ст. 207 ГК РФ, хотя его содержание и не нашло отражение в тексте Постановления № 43. В соответствии с этой нормой исковая давность по дополнительному требованию погашается также и в случае пропуска срока предъявления к исполнению исполнительного документа (так называемая исполнительская давность). Необходимость этого правила была обозначена в п. 1.9.2 проекта концепции и обосновывалась тем, что такой подход соответствует цели включения ст. 207 ГК РФ в законодательство.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *