Срок исковой давности по регрессным требованиям

Срок исковой давности по регрессным требованиям

Судебная практика по  вопросу исчисления срока исковой давности по регрессным требованиям перевозчиков неоднозначна. Верховный Суд высказал свою позицию по этому вопросу.

Перевозчики часто привлекают к оказанию услуг третьих лиц.  Если груз будет потерян или поврежден, заказчик взыщет ущерб с перевозчика. В свою очередь перевозчик, вправе предъявить регрессные требования к компании, которая непосредственно перевозила груз. Здесь встает вопрос о сроке исковой давности для предъявления таких требований.

Одни суды применяют  положения специальных уставов и кодексов — например, Устава автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта . Они закрепляют сокращенный срок исковой давности, который истец зачастую не успевает соблюсти. В итоге суды отказывают в удовлетворении заявленных требований. Другая часть судов применяет общий срок исковой давности, в который истец укладывается и успешно защищает свои права.

В октябре Верховный суд рассмотрел два дела (№ А51-9887/2017 и А39-6123/2017). В этих делах ВС занял позицию судов, применяющих сокращенный срок исковой давности.

Суть дела № А51-9887/2017 в следующем. Заказчик и экспедитор заключили договор на транспортно-экспедиционное обслуживание. Во исполнение договорных обязательств экспедитор заключил с обществом договор на организацию перевозки.

Груз в ходе перевозки получил повреждения, стоимость которых заказчик взыскал в судебном порядке с экспедитора как ущерб. Экспедитор, в свою очередь, обратился в суд с заявлением о взыскании с общества аналогичной суммы в порядке регресса.

Суды трех инстанций удовлетворили заявленные требования, отклонив довод ответчика о пропуске истцом срока исковой давности. Суды применили п. 3 ст. 200 ГК РФ и указали, что по регрессному требованию срок исковой давности начинает течь со дня исполнения основного обязательства, то есть с момента возмещения истцом убытков заказчику по платежному поручению.

Суть дела № А39-6123/2017 в следующем. Заказчик и перевозчик заключили договор перевозки. Для исполнения договорных обязательств перевозчик заключил договор транспортной экспедиции с обществом.

Общество утратило груз. В связи с этим заказчик взыскал в судебном порядке убытки с перевозчика, который затем обратился в суд с иском в порядке регресса.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований, сочтя, что истец пропустил сокращенный срок исковой давности в один год. Апелляция отменила решение суда первой инстанции и удовлетворила требования перевозчика. Суд округа согласился с апелляцией и указал, что в отношении регрессного требования срок исковой давности исчисляется на основании п. 3ст. 200 ГК РФ, а не специальных кодексов и уставов.

ВС применил к регрессным требованиям перевозчика сокращенный срок исковой давности.

Мотивировка Верховного суда по этим делам следующая  по требованиям, вытекающим из перевозки грузов, устанавливается срок исковой давности в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами (п. 3 ст. 797 ГК РФ).

Например, ст. 408 Кодекса торгового мореплавания устанавливает, что годичный срок исковой давности по требованиям о возмещении ущерба за поврежденный груз исчисляется со дня выдачи груза. Положения ст. 42 Устава автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта также устанавливают, что срок исковой давности по требованиям из договоров перевозок составляет один год и исчисляется со дня признания груза утраченным.

Исходя из этого, Верховный суд делает вывод, что сокращенный срок исковой давности и момент начала его исчисления по регрессному требованию к последующему перевозчику императивно установлены соответствующими уставами и кодексами и не могут произвольно продлеваться в зависимости от действий первоначального перевозчика.

В обоих делах судебная коллегия ссылается на п. 18 Обзора судебной практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции, утвержденного Президиумом ВС 20.12.2017 . В данном положении прямо закреплено, что исковая давность по требованию экспедитора к перевозчику о взыскании ущерба, причиненного утратой или порчей груза, начинает течь с момента, определенного в транспортных уставах и кодексах.

Таким образом, Верховный суд в обоих делах пришел к выводу, что истец пропустил срок исковой давности, что влечет отказ в удовлетворении иска.

Многие юристы критикуют эту позицию Верховного суда, так как она блокирует для перевозчиков возможность защищать свои права и законные интересы в судебном порядке. В данном случае необходимо учитывать природу заявленных истцами требований.

В указанных выше делах первоначальный перевозчик возместил ущерб от утраты либо повреждения груза заказчику. Однако ущерб возник по вине третьего лица (последующего перевозчика), что преюдициально подтверждается решением суда, которым удовлетворены требования заказчика о возмещении ущерба. Следовательно, истцы предъявляют требования о возврате выплаченного по вине третьего лица возмещения потерпевшему (заказчику по первоначальному договору перевозки/транспортной экспедиции). Эти требования — не что иное, как регрессные требования, для которых установлен иной правовой режим срока исковой давности.

Довод Верховного суда о том, что требования истцов вытекают из договоров перевозки или транспортной экспедиции, неверен, поскольку истцы требуют компенсировать выплаченное третьему лицу возмещение, а не возместить ущерб в рамках договора перевозки.

Из договоров перевозки вытекают только споры между заказчиком и первоначальным перевозчиком. Именно к ним применяется годичный срок исковой давности, который рассчитывается согласно соответствующим уставам и кодексам.

Основанием исковых требований первоначального перевозчика к последующему является то обстоятельство, что истец возместил возникший по вине ответчика ущерб, сумму которого и просит взыскать в суде, а не факт возникновения ущерба в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком последующего договора перевозки.

По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства, то есть с момента возмещения ущерба потерпевшему. Иной порядок исчисления срока исковой давности, который применил ВС, приводит к ситуациям, когда лицо не может защитить свои права и использовать институт регрессных обязательств.

Если придерживаться логики Верховного суда, получается, что срок обращения с регрессным требованием для перевозчика истек 19.10.2016. Однако на тот момент решение суда, на основании которого заказчик взыскал с перевозчика ущерб, еще не вступило в законную силу. Выходит, чтобы возместить выплаченную сумму ущерба, перевозчик должен совершить целый ряд действий:

  • отслеживать исполнение договора перевозки;
  • в случае утраты груза каким-то образом торопить заказчика подать в суд иск в отношении себя;
  • торопить суд с принятием решения по делу;
  • в срочном порядке готовить свой иск и обращаться в суд с регрессным требованием — и все это в годичный срок.

В п. 18 Обзора Президиума ВС от 20.12.2017 указано, что перевозчик должен своевременно возместить заказчику возникший ущерб, установленный решением суда, чтобы успеть обратиться в суд уже со своим требованием в годичный срок исковой давности.

Кроме того, высшая судебная инстанция не дает правовой оценки требованиям истцов. ВС сразу говорит, что это требования из договора перевозки. Следовательно, срок исковой давности сокращенный и исчисляется с момента, указанного в соответствующем  уставе или кодексе. Однако, как показано выше, природа заявленных требований носит регрессный характер — соответственно, к ним применяется общий срок исковой давности и порядок его исчисления.

Многие суды придерживались противоположной правовой  позиции, которая предполагает, что с момента возмещения ущерба заказчику у первоначального перевозчика появляются не требования из договора перевозки, а регрессные требования, основанные на решении суда. Именно с этого момента начинает исчисляться срок исковой давности, который составляет три года. В таком случае перевозчик успевает обратиться в суд за защитой своих прав.

Таким образом, подход ВС по поводу срока исковой давности по регрессным требованиям перевозчиков не согласуется с правом на судебную защиту

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *