Срок исковой давности по требованиям о привлечении лица к субсидиарной ответственности

Срок исковой давности по требованиям о привлечении лица к субсидиарной ответственности

По итогам рассмотрения дела  № 308-ЭС 17-6757 (2,3) ВС  в своем определении сделал следующие выводы относительно применения срока исковой давности по требованиям о привлечении лица к субсидиарной ответственности.

Суть дела в следующем. Конкурсное производство в отношении ООО «Дальняя степь» было завершено 22.10.2007. Определением от 09.09.2015 суд удовлетворил заявление уполномоченного органа и отменил определение суда от 22.10.2007 о завершении конкурсного производства по вновь открывшимся обстоятельствам. Срок конкурсного производства был продлен.

Полагая, что банкротство должника вызвано действиями контролирующих его лиц, конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении их к субсидиарной ответственности. Ответчик заявил о пропуске сроков исковой давности по заявлению, поданному 19.04.2017.

Суды первой и апелляционной инстанций требования конкурсного управляющего удовлетворили. Суд округа отменил принятые акты в размере суммы текущих платежей. В остальной части оставил судебные акты без изменения.

Исходя из действовавшей на момент доведения должника ответчиками до банкротства редакции ст. 200 ГК и ст. 10 Закона о банкротстве, исковая давность по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности не могла начать течь ранее момента возникновения у истца права на иск и объективной возможности для его реализации.

    В целях проверки доводов ответчика суд определил три периода, в рамках которых следовало установить, текла давность или нет.

Первый период: с 2006 по 2007 год.

Второй период: с сентября 2015-го по январь 2016 года — период отсутствия правоспособности должника до момента восстановления должника в ЕГРЮЛ и утверждения конкурсного управляющего.

Третий период: с момента возникновения полномочий конкурсного управляющего (ноябрь 2015 года) до даты подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (19.04.2017).

При исчислении трехлетнего срока исковой давности учитывается только время актуального нахождения должника в состоянии процедуры банкротства.

   В первом периоде суд исключил применение срока исковой давности ввиду недобросовестности ранее назначенного арбитражного управляющего, который впоследствии был осужден за пособничество в преднамеренном банкротстве должника.

Второй период суд также исключил, указав, что срок исковой давности не может течь все время, пока общество лишено правоспособности вследствие ликвидации, поскольку в условиях завершения конкурсного производства и исключения общества из ЕГРЮЛ не существовало представителя должника или его имущественной массы, уполномоченного на предъявление иска к контролирующим должника лицам.

  Судебная коллегия пришла к выводу, что давность начала течь только в третьем периоде, причем не с момента получения конкурсным управляющим сведений о спорных банковских операциях по выводу денежных средств (январь 2016 года), а с момента возбуждения обособленного спора о привлечении бывшего руководителя должника (23.06.2016), которая пояснила, что не подписывала соответствующие платежные поручения, а распоряжение денежными средствами банк осуществил произвольно.

В связи с этим суд пришел к выводу, что исковая давность по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности начала течь не ранее указанной даты.

 В рамках применения действовавших на тот момент положений абз. 4 п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, предусматривающих необходимость применения двух сроков исковой давности, Верховный суд указал, что годичный субъективный срок заявитель не пропустил, а трехлетний объективный срок подлежит исчислению только в период нахождения должника в процедуре банкротства. Соответственно, трехлетний срок также не пропущен.

Эти разъяснения ВС оставляют открытыми многие вопросы. В частности, только ли приговором суда должна быть установлена недобросовестность управляющего в целях исключения возможности исчисления срока давности или достаточно определения о его отстранении либо признания судом жалобы обоснованной? Подлежит ли универсальному толкованию позиция в части невозможности течения сроков давности, пока общество ликвидировано? Последнее может таить в себе значительные риски для контролирующих лиц, ведь возможность пересмотра судебного акта о завершении процедуры банкротства потенциально может превышать и 10-летний период.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *