Признание доказательств недопустимыми

признание доказательств недопустимыми- Европейские стандарты

Признание  доказательств недопустимыми -стандарты Европейского суда

  Признание доказательств недопустимыми   в правоприменительной плоскости используется исключительно в отношении доказательств, полученных  в ходе предварительного расследования. Однако, процессуальный порядок  исследования доказательств  так же регламентирован нормами УПК РФ  несоблюдение которого в соответствии с ч. 1 ст. 75 должно также влечь признание доказательства недопустимыми.

Таким образом, недопустимыми должны признаваться и доказательства, исследованные в  судебном заседании с нарушением  процессуальных норм.

В судебной практике нет ни одного случая признания недопустимым доказательства, исследованного с нарушением УПК в судебном заседании. Причины этого в следующем.

 Во-первых, отсутствие правоприменительной практики по данному вопросу не позволяет формировать в этом направлении систему норм, определяющих условия, порядок, процессуальную форму и правовые последствия принятия соответствующими должностными лицами решения о недопустимости доказательств. Поскольку вышестоящие суды, включая ВС РФ закрывают глаза на нарушение процессуального закона судьями, последние считают возможным нарушать закон.

 Во-вторых, практически полное отсутствие научных исследований и академической проработанности данного вопроса не позволяет юристам опираться на теоретические и научные утверждения ученых.

 В-третьих, в силу всех вышеуказанных причин участники процесса практически не реагируют на допускаемые нарушения закона в судебном заседании, что в свою очередь  не позволяет использовать в полной мере положения норм гл. 35, 37 УПК РФ. При этом непосредственное участие в процессе исследования доказательств выявляет множество нарушений указанных норм, которые остаются незамеченными.

Многие адвокаты регулярно реагируют на выявленные нарушения закона при исследовании доказательств, предостерегая о нарушении закона, заявляя ходатайства о признании доказательства, исследованного с нарушением закона, недопустимыми.

 В судах чуть ли не повсеместно, сложилась практика, когда ходатайства об исключении доказательств заявленные защитой рассматриваются не непосредственно после заявления (если не поступил отказ в их удовлетворении), а в совещательной комнате в ходе постановления приговора суда, при этом без какой-либо мотивировки суда.

 В этом случае  судебная оценка доказательств дается  в тексте приговора суда или об этой оценке можно лишь догадываться  исходя из факта использования или неиспользования доказательств в приговоре.

Подобная судебная практика не способствует установлению истины по делу и справедливому судебному разбирательству противоречит п.3 ст.7 УПК РФ, ст.235 УПК РФ. Такое положение вещей признается Европейским судом нарушением прав человека, а именно ст. 6 Европейской конвенции — прав на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом.

Практика Европейского суда по данному вопросу свидетельствует: если национальные суды не указывают в судебном решении доказательства одной из сторон, которые имеют важное значение для принятия справедливого решения, и не предоставляют исчерпывающих обоснований отказа в принятии доказательств или признания их недопустимыми, такие действия квалифицируются как нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.

Европейский суд неоднократно отмечал в своей судебной практике, что доказательства должны исследоваться в открытом судебном заседании, в присутствии обвиняемого (подсудимого), с соблюдением принципа состязательности  сторон. (Например, Постановление от 22.07.2010 г. №21731 «Смощенко и Строков против РФ».

На практике я сам сталкивался с такой практикой, когда суд не рассматривал мое письменное ходатайство об исключении недопустимых доказательств, а разрешал его уже в тексте приговора. Однако, мои апелляционные и кассационные жалобы остались без удовлетворения.

Хотя в полномочия Европейского суда не входит определение того, могут ли определенные виды доказательств (например, доказательство, полученное незаконным путем в рамках национального законодательства) быть допущены в качестве таковых, Суд выявляет, была ли эта «незаконность» результатом нарушения прав, защищаемых Конвенцией . Среди таких нарушений можно выделить следующие:

— лишение возможности знакомиться с материалами, представленными противной стороной, и обсуждать их ;

— отсутствие адекватной возможности допросить свидетелей, показания которых были оформлены в их отсутствие (доказательства должны быть представлены в присутствии обвиняемого в ходе публичных слушаний с целью обеспечения состязательного характера проведения процесса) ;

— нарушение права подсудимого давать конфиденциальные указания адвокату во время рассмотрения дела ;

— ненадлежащее рассмотрение основных доводов стороны (если такие доводы касаются прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, суд должен подойти к этому с особой тщательностью и вниманием) ;

— лишение возможности оспорить подлинность доказательства и его использование ;

— использование доказательств, полученных против воли обвиняемого, при помощи принуждения или давления;

— нерассмотрение доказательств во время публичного слушания в присутствии обвиняемого с учетом его контраргументов;

— непредоставление возможности обвиняемому оспаривать показания и задавать вопросы свидетелям;

— обоснование обвинения исключительно или в большей степени на показаниях свидетелей, которые обвиняемый не может оспорить во время суда  (Например, Постановление ЕС  от 27 января 2011 г. N 4222/02 "Кривошапкин против РФ);

— непринятие «всех разумных мер», обеспечивающих явку свидетеля для непосредственного допроса судом первой инстанции ;

— отсутствие возможности у обвиняемого подготовиться надлежащим образом к слушанию из-за бесчеловечных и унижающих достоинство условий транспортировки и содержания в здании суда;

— отсутствие возможности обмена документами между адвокатами и обвиняемым, которые необходимы для осуществления защиты ;

— отказ в дополнительном допросе свидетеля, имеющего существенное значение для разрешения дела;

— выступление по телевидению следователя, производящего производство по делу, с заявлением о виновности обвиняемого до начала судебного разбирательства, что привело к предвзятой оценке фактов компетентными судебными органами;

— постановка обвинительного заключения на основе признания обвиняемого, не уведомленного о своем праве не свидетельствовать против себя;

— использование доказательств, полученных в результате полицейского подстрекательства к совершению преступления, поскольку с самого начала это влечет за собой риск окончательного лишения обвиняемого права на справедливое судебное разбирательство (когда обвиняемый утверждает, что его подстрекали к совершению преступления, суды по уголовным делам должны тщательно изучать материалы дела, поскольку для того, чтобы судебное разбирательство было справедливым, все доказательства, полученные в результате полицейского подстрекательства к совершению преступления, должны быть исключены из рассмотрения дела);

— использование доказательств, полученных при осуществлении полицейской провокации ;

— ограничение права пользоваться бесплатной помощью переводчика при исследовании доказательств, если обвиняемый не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке ;

— ограничение права обвиняемого и защитника  на ознакомление со всеми доказательствами или замечаниями, приобщенными к делу, комментировать их и др.

Указанные нарушения закона влекут не просто нарушения отдельных норм УПК РФ, Конвенции  и других правовых документов. В таких случаях нарушается процесс исследования доказательства (нарушаются права участников исследования, установленная УПК РФ процедура производства судебных действий, обязанности суда в этом процессе), что, в свою очередь, влечет искажение сущностной стороны доказательства, где один из участников процесс или все они лишаются возможности полноценно исследовать представленное доказательство по их усмотрению с учетом ч. 2 ст. 274 УПК РФ.

Нарушение норм УПК РФ при исследовании доказательств должно влечь  признание такого доказательства недопустимыми, поскольку:

во-первых, незамедлительно (ст. 121 УПК РФ); мотивированно, обоснованно (ч. 4 ст. 7 УПК РФ); "мотивы судьи должны быть тщательно сформулированы. Во-вторых, в соответствии с позицией Европейского суда, отраженной в определении «Гефген против Германии», суд может по своему усмотрению исключать доказательства, полученные ненадлежащим образом, подвергнуть оценке их и связанные с этим интересы в тщательно мотивированном приговоре.

Назначение данной  уголовно-процессуальной санкции (исключение недопустимого доказательства из материалов уголовного дела) «состоит в ликвидации отрицательных последствий, в защите права, интереса», но этим ее содержание не исчерпывается, она служит одновременно восстановительной и штрафной мерой». Поскольку каждое признанное нарушение закона влечет ограничение прав подсудимого, следует, по нашему мнению, предусмотреть в УПК РФ меру определенного возмещения за причиненные ограничения прав (возможностей). Такой мерой, своеобразной реабилитацией, может служить норма, закрепленная в ч. 4 ст. 385 УПК Молдовы: «Если в ходе уголовного преследования или судебного разбирательства были установлены нарушения прав подсудимого, а также установлено, по чьей вине они были допущены, судебная инстанция рассматривает возможность сокращения наказания подсудимому в качестве возмещения за допущенные нарушения». Такая справедливая и обоснованная мера возмещения за нарушение закона должностными лицами, осуществляющими производство по делу, будет не только способствовать установлению принципа справедливости и добросовестности судебного разбирательства, но и позволит использовать положительные тенденции судебной практики других стран и ЕС, где опыт возмещения за допущенные нарушения имеет многолетнюю историю.

Образец жалобы в Европейский Суд смотрите здесь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *