Признание вины царица доказательств

    

Признание вины царица доказательств 

     Признание вины царица доказательств, вот  главный принцип обвинительного уклона в уголовном процессе.  К сожалению, в Российских судах царицей доказательств по-прежнему является признание вины.

     Поскольку признание вины царица имеет важное доказательственное значение для суда оперативные сотрудники  используют законные и незаконные средства для получения признания подозреваемого.

     Для получения признания оперативные сотрудники обычно, применяют к подследственным тактику, описанную во многих служебных учебниках  для признания подозреваемым вины. Однако, зачастую при помощи таких приемов вину признают и лица не причастные к совершению преступления.

Находясь в состоянии стресса, до 100% допрашиваемых могут давать неправдивые признательные показания, то есть, оговаривать себя.

Для получения признания, как правило, применяют три способа.

Способ № 1.

Одиночество и изоляция: в пустой камере, в кабинете оперативных сотрудников, без естественного освещения и каких-либо звуков, нередко в наручниках, пристегнутых к батареи отопления, человек погружается в тяжкие раздумья, и его тревога усиливается.

Способ № 2.

«Не зачем отпираться, мы нашли твои отпечатки пальцев. Скоро встретишься со своими дружками!» Уровень страха  начинает зашкаливать.

Способ № 3.

«Не расстраивайся, ничего страшного, все уладится», получишь условный срок. Человек расслабляется, теряет бдительность и дает признание.

Способ № 2 заключается в том, что  на подозреваемого оказывается психологическое давление для  чего используются  фразы, типа: «Ты сядешь и надолго».

Кроме того, полицейские могут рассказывать небылицы и придумывать ложные улики, например: «Хватит отпираться, мы нашли твои отпечатки пальцев!» Либо: «Незачем врать, такой-то тебя видел», есть масса свидетелей и т.п.  Ни для кого, ни секрет, что нередко оперативные сотрудники психологическое давление сопровождают применением физического насилия.   Воля допрашиваемого подавляется и  он признаться в том, чего не совершал.

     Именно это, было доказано в ходе проведенных исследований в США. Сол Кэссин и Кэтрин Кичел собрали 79 студентов нью-йоркского колледжа Уильяма для участия в эксперименте. Официально, речь шла о том, чтобы оценить скорость, с которой студенты печатают на клавиатуре компьютера. Перед началом теста испытуемых строго предупредили, что они не должны нажимать на клавишу «ALT», так как тогда якобы, будет уничтожена информационная программа, а вместе с ней, все данные эксперимента!

На самом деле, компьютер настроили таким образом, что он сам прекращал работать в середине испытания. Ну а потом, когда компьютер «зависал», исследователи обвиняли «подопытного кролика» в нажатии на пресловутую клавишу и, с невинным видом, просили его подписать документ, в котором он признавал допущенную ошибку.
И тут, к удивлению ученых, в среднем, 69% студентов соглашались: то есть, они сознавались в том, чего не совершали!

    Внушительное количество, не так ли? Ученые продолжили свои исследования, усложнив эксперимент. Сначала, они попросили подопытных печатать под ритм метронома, который задавал либо медленный, либо быстрый темп.  При медленном темпе, студенты уверенно и точно стучали по клавишам.

А вот быстрый темп загонял их в стрессовое состояние, и когда компьютер вдруг «зависал», многие студенты соглашались: да, сбой произошел от случайного нажатия на запрещенную клавишу «ALT».

В цифрах результаты этого эксперимента выглядели так: только 35% студентов признавали мнимую ошибку — в случае медленного печатания. В то время как при быстром темпе — их количество возрастало до 65%!

Затем, ученые подключили к исследованиям своего коллегу, игравшего роль лжеца. Этот человек делал вид, что принимает участие в эксперименте: он, как бы, работал в паре с подопытным (диктовал ряды знаков, в то время как студент набирал их на клавиатуре).
Предполагалось, что они будут печатать по очереди, но компьютер отключался прежде, чем они успевали поменяться местами!

Теперь понятно, почему подследственные после многочасовых «бесед» с оперативными сотрудниками дают признательные показания.

После этого, психологи просили «партнера» испытуемого выступить свидетелем. И тот говорил: «Я всё видел, он нажал не на ту клавишу!» Студент поначалу это отрицал. Но тут, двое исследователей подходили к компьютеру и говорили: «Вы же видите, программа больше не работает. Всё было стерто!»

Студент, поставленный перед свершившимся фактом и свидетельством своего «напарника», чаще всего, сдавался. Если он печатал в медленном темпе, то подписывал ложное признание в 89% случаев. Если же, темп был быстрым, то эта цифра составляла 100%. Впечатляющий результат, не так ли?

Может быть, студенты соглашались с допущенной ошибкой просто, чтобы не вступать в споры с экспериментаторами и «напарником», а в действительности, в глубине души, они были уверены в правильном печатании? Исследователи решили это проверить.

После того, как молодой человек признавался, психологи уходили и оставляли его некоторое время ждать в своем кабинете, куда заходил еще один ученый, выступавший в качестве «постороннего». Этот человек спрашивал у студента о произошедшем. Две трети студентов, из тех, что печатали в быстром темпе, отвечали: «Я нажал на клавишу, на которую нельзя было нажимать». Выходит, невиновный может быть абсолютно уверен в своей виновности! Самое странное — 35 % признавших свою «ошибку», тут же, начинали придумывать всякие подробности, чтобы объяснить, почему они нажали не на ту клавишу. Зачем? Ну, им же говорили, что компьютер даст сбой, если они совершат неправильные действия: вот они и убеждали себя в своей виновности.

      Вы, можете сказать, что признать себя ответственным за информационную ошибку — это не то же самое, что сознаться в убийстве. Пусть так. Но от приведенных цифр всё же становится не по себе. Даже, если ставки несопоставимы, стресс от участия в эксперименте, не идет ни в какое сравнение со стрессом, от пребывания в отделе полиции.

Студенты не проводили долгие часы в четырех стенах. Им не задавали десятки раз одинаковый вопрос. Наконец, исследователи не пытались их умаслить, притворяясь добрыми дядями — третий способ из  специальных учебников.

По словам Сола Кэссина и большинства психологов, такая тактика вынуждает признаться очень многих.

   Общеизвестный факт, что по делу Чикатило, Витебского маньяка признание вины в убийствах было получено от абсолютно невиновных людей. Любой адвокат со стажем наверняка может Вам рассказать об уголовных делах, по которым люди  на предварительном следствии давали признание в том, чего не совершали, а затем безуспешно пытались оспаривать это признание.

   Изложенные факты в настоящей статье убедительно говорят о том, что признание вины не должно являться неоспоримым доказательством вины. Положения уголовно-процессуального закона о том, что признательные показания должны  убедительно подтверждаться другими бесспорными доказательствами должно на деле применяться судами, а не оставаться декларативными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *