Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии 

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии, на практике не производится. Адвокатская практика показывает, что следователи ( дознаватели) повсеместно отказывают в удовлетворении ходатайство обвиняемых о признании доказательств недопустимыми, даже при наличии обоснованных сомнений в допустимости доказательств и фактически перекладывают решение этого вопроса на суд. Признать доказательства недопустимыми по собственной инициативе следственным органам не приходит в голову. Большая редкость признание доказательства недопустимым постановлением прокурора. В чем причина такого положения дел, кроме известного обвинительного уклона в уголовном процессе? 

Недопустимости доказательств посвящена ст.75 УПК   РФ, которая содержит понятие недопустимых доказательств и закрепляет  невозможность их использования в процессе доказывания по уголовному делу. Часть 2 этой нормы к недопустимым доказательствам относит:

— показания подозреваемого, обвиняемого в отсутствие защитника;

— показания свидетеля, потерпевшего основанные на догадках и предположениях, а так же без указания  источника своей осведомленности;

-иные доказательства, полученные с нарушением закона.

Два первых частных случая отнесения доказательств к недопустимым, достаточно ясны. На практике наибольшую проблему вызывает оценка допустимости «иных доказательств». В первую очередь необходимо уяснить: всякое ли отступление от предписаний закона, в т.ч. самое минимальное, по формальным основаниям следует приравнивать к нарушению нормы уголовно-процессуального закона, либо в подобных ситуациях к оценке нарушений стоит подходить индивидуально? Во избежание ошибок при оценке допустимости доказательства не требуется ли предусмотреть в законе перечень нарушений процессуальных норм, само наличие которых будет являться безусловным основанием для признания доказательства недопустимым.

 Законодатель  очень широко и неопределенно сформулировал критерии недопустимых доказательств. Поэтому на практике на протяжении многих лет ориентиром в толковании закона стал анализ конкретных уголовных дел и судебной практики в целом, проводимый Верховным Судом по фактам признания доказательств недопустимыми.

Однако правильно применять закон, руководствуясь лишь анализом имеющегося и получившего соответствующие оценки практического опыта, невозможно, поскольку в основе любой практики должна лежать ясная и четкая позиция руководства законом. Поэтому целесообразно включить в УПК РФ перечень нарушений процессуальных норм, являющихся безусловными основаниями для признания доказательства недопустимым, сохранив в то же время и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, позволяющий правоприменителю по своему усмотрению, исходя из конкретных обстоятельств дела, исключить из числа допустимых и иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Судебная практика идет по пути признания недопустимыми доказательства полученные с существенным нарушением УПК РФ. Но любой адвокат может назвать не одно уголовное дело в котором и существенные нарушения УПК не влекли признание их недопустимыми.

Исходя из содержания ч. ч. 3 и 4 ст.88 УПК РФ суд, прокурор, следователь, дознаватель должны оформить свое решение о признании доказательства недопустимым в процессуальном документе. Если речь идет о ходатайстве, поступившем от подозреваемого, обвиняемого следователю или дознавателю, то оно разрешается по общим правилам рассмотрения заявленных им ходатайств, предусмотренных главой 15 УПК РФ. Порядок же признания доказательства недопустимым прокурором, конкретными нормами УПК РФ вообще не предусмотрен, и, соответственно, процедура принятия такого важного процессуального решения не определена. Пробел процессуальных норм не позволяет четко представить механизм осуществления прокурором права признать доказательство недопустимым. По этой самой причине правоприменителям остается непонятным, во-первых, может ли прокурор истребовать для этого находящееся в производстве следователя или дознавателя уголовное дело и, соответственно, вправе ли он принять решение об исключении доказательства из числа допустимых еще в момент расследования, или же такое решение прокурор может принять только при получении уголовного дела с обвинительным заключением (актом) по завершении предварительного расследования; во-вторых, каковы сроки и порядок рассмотрения подобного рода ходатайства; в-третьих, в каком процессуальном акте должно быть отражено решение прокурора по этому вопросу.

Порядок признания судом доказательства недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе установлен ст. ст. 234 и 235 УПК РФ. Причем состоящая из семи частей ст. 235 УПК РФ полностью посвящена процедуре рассмотрения судом ходатайства об исключении доказательства, а ч. 7 указанной статьи содержит принципиальное положение о том, что при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым. Естественно, что это правило действует только в отношении доказательств, исключенных судом на предварительном слушании. В отношении же восстановления юридической силы доказательств, признанных недопустимыми прокурором, следователем, дознавателем, этот вопрос остается открытым, поскольку законом он не урегулирован.

Явный акцент в законе на решение вопроса о недопустимости доказательств именно судом представляется не совсем обоснованным.

Другая немаловажная проблема в этом вопросе- это  неравнозначный подход закона к реализации прав участников уголовного процесса в части возможности заинтересованных лиц повлиять на формирование доказательственной базы.  Почему-то  законодатель наделил правом заявлять ходатайства о признании доказательств недопустимыми только подозреваемых и обвиняемых.

 Очевидно, что в большинстве случаев от имени подозреваемого, обвиняемого такое ходатайство будет составлять адвокат. Однако, прямого законодательного закрепления такого права у защитника нет, оно лишь вытекает из ст.53 УПК РФ дающая право защитнику заявлять ходатайства.

 Кроме этого, в деле есть и другая заинтересованная в собирании доказательств сторона — потерпевший. Заявлять ходатайство суду (начиная с предварительного слушания) об исключении любого доказательства из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, в соответствии с ч. 1 ст. 235 УПК РФ и ч. 1 ст. 271 УПК РФ имеют право обе стороны, а следовательно, потерпевший, его законный представитель и представитель. Почему же указанные участники уголовного процесса должны откладывать момент заявления ходатайства о признании доказательства недопустимым как минимум до предварительного слушания в суде, поскольку они лишены возможности заявить его ранее в процессе предварительного расследования следователю или дознавателю, либо прокурору при получении им уголовного дела с обвинительным заключением ( обвинительным актом)?

По-видимому, имеется практическая необходимость уточнения процессуального закона в этой части уголовного процесса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *