Дистанционный сбыт наркотиков-момент окончания преступления

Дистанционный сбыт наркотиков-момент окончания преступления

Дистанционный способ сбыта наркотиков заключается в том, что продавец не осуществляет передачу наркотиков непосредственно приобретателю «из рук в руки», а использует онлайн-магазины в виде веб-сайтов, бот-сети, аккаунты или каналы в мессенджере Telegram, платежные системы, использующие криптовалюты, электронные кошельки, приватные мессенджеры и т. д., тем самым исключая личный контакт с покупателями, тщательно скрывая свою личность.

В связи с распространением этого способа сбыта наркотиков в 2015 году  законодатель ввел квалифицированный состав преступления — п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК. Вменение данного признака предполагает наличие двух критериев — использование продавцом дистанционных средств и технологий и охват неограниченного круга лиц.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» дал  разъяснения, обязательные для нижестоящих судов, применительно к рассмотрению уголовных дел по преступлениям в сфере незаконного оборота наркотиков. Однако, некоторые вопросы квалификации таких преступлений продолжают вызывать ошибки.

Много вопросов возникает при  определения момента окончания  такого преступления.

ППВС РФ от 30.06.2015 № 30 внесены изменения в Постановление Пленума № 14. В с п. 13.1 этого постановления незаконный сбыт наркотических средств, психотропных веществ или аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю наркотиков независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 № 144‑ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота наркотиков не влияет на квалификацию преступления как оконченного.

Положения данного пункта являются развитием положения уголовного закона о том, что диспозиция ч. 1 ст. 228.1 УК не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны данного преступления наступления последствий в виде незаконного распространения наркотических средств.

Теоретики уголовного права единодушны во мнении: поскольку ст. 228.1 УК не называет среди признаков состава незаконного сбыта также его последствия, стало быть, рассматриваемое преступление содержит формальный состав. Выходит, такое обязательное последствие, как получение приобретателем реализованного наркотического средства, не является значимым при квалификации деяния, когда продавец выполнил все необходимые действия по передаче.

При  бесконтактной реализации под «действиями по передаче» ВС РФ подразумевает не только размещение тайника с наркотическим средством, но и последующую передачу информации о месте такого тайника.

Из сказанного следуют следующие выводы. В судебной практике по делам о преступлениях в сфере незаконного сбыта наркотиков нет единого подхода к определению момента окончания таких деяний. Одни суды переносят окончание преступления на начало выполнения объективной стороны состава ст. 228.1 УК РФ,  другие — на момент окончания такого выполнения, а третьи связывают с успешной передачей наркотика потребителю.

Согласно ст. 29 УК  РФ преступление признается оконченным, если в совершенном деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК. По смыслу закона незаконный сбыт наркотических средств следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю наркотических средств, независимо от их фактического получения приобретателем. Предложение лица о сбыте наркотиков, адресованное всем в формате публичной оферты, не образует оконченного сбыта наркотиков, а составляет лишь покушение на незаконный сбыт этих средств, поскольку информация о конкретных местах нахождения наркотиков не доведена до сведения потребителей наркотиков. Если суд считает сбыт наркотиков оконченным, он должен акцентировать внимание на том, что информация о местах закладок доведена до сведения потребителей.

При бесконтактной реализации под «действиями по передаче» Верховный Суд РФ подразумевает не только размещение тайника с наркотическим средством, но и последующую передачу информации о месте такого тайника.

Суд должен установить необходимый критерий отграничения покушения от оконченного преступления, а именно наличие конкретных данных о доведении сбытчиком информации о месте нахождения наркотических средств до хотя бы одного конечного потребителя

(1)