Определение Верховного Суда по делу № 18-КГ19-176 от 11.02.2020 г

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
№ 18-КГ19-176
О П Р Е Д Е Л Е Н И Е
г. Москва                                                                                                11 февраля 2020 г.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации в составе
председательствующего Кликушина А. А.,
судей Рыженкова А.М. и Юрьева И.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело
№ 2-7323/2018 по иску Собченко Ивана Анатольевича к Собченко Ольге
Владимировне о разделе совместно нажитого имущества супругов,
по кассационной жалобе представителя Собченко Ивана Анатольевича —
Гончарова Владимира Анатольевича на решение Прикубанского районного
суда г. Краснодара от 10 декабря 2018 г. и апелляционное определение
судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от
14 марта 2019 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя Собченко И.А. —
Гончарова В.А., подержавшего доводы кассационной жалобы, Собченко О.В. и
ее представителя Грабо Е.А., возражавших против доводов кассационной
жалобы,
установила:
Собченко И.А. обратился в суд с иском к Собченко О.В. о разделе
совместно нажитого имущества, указав, что состоял в браке с ответчиком.
Решением мирового судьи судебного участка № Прикубанского
внутригородского округа г. Краснодара от 25 ноября 2014 г. брак между
супругами Собченко расторгнут. Требования о разделе общего имущества
супругов заявлено не было. В период брака супругами приобретена квартира,
2 расположенная по адресу: г. , право собственности на
которую зарегистрировано за Собченко О.В. Брачный договор между
супругами не заключался, соглашения о разделе совместно нажитого в браке
имущества не достигнуто. После уточнения заявленных требований истец
просил суд разделить квартиру по указанному выше адресу, являющуюся
совместно нажитым в браке имуществом, передав ее в собственность
Собченко О.В. с взысканием в его пользу денежной компенсации
½ стоимости квартиры в размере 2 463 000 руб.
Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 10 декабря
2018 г. в удовлетворении исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам
Краснодарского краевого суда от 14 марта 2019 г. решение суда первой
инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе представитель Собченко И.А. — Гончаров В.А.
ставит вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном
заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации для отмены вынесенных судебных постановлений.
По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации
Кликушина А.А. 6 ноября 2019 г. дело истребовано в Верховный Суд
Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением
судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 января 2020 г.
кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании
Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной
жалобе, возражения на нее, Судебная коллегия находит, что имеются основания
для отмены состоявшихся судебных постановлений.
В соответствии со статьей 39014 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной
коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в
кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального
права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и
без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных
прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом
публичных интересов.
Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при
разрешении настоящего спора.
Как установлено судом и следует из материалов дела, с 14 ноября
1992 года Собченко И.А. и Собченко О.В. состояли в браке.
30 декабря 2014 г. на основании решения мирового судьи судебного
участка № Прикубанского внутригородского округа г. Краснодара от
25 ноября 2014 г. брак между супругами Собченко прекращен (л.д. 5).
8 период брака Собченко О.В. по договору купли-продажи от 25 июля
2012 г. приобрела в собственность квартиру по адресу:
(л.д. 124-127).
9 января 2019 г. Собченко И.А. обратился в Прикубанский районный суд
г. Краснодара с вышеуказанным иском (л.д. 1-2).
Разрешая спор и принимая по делу решение об отказе в удовлетворении
исковых требований Собченко И.А., суд первой инстанции пришел к выводу о
пропуске истцом предусмотренного пунктом 7 статьи 38 Семейного кодекса
Российской Федерации трехлетнего срока исковой давности для предъявления
требований о разделе совместно нажитого с Собченко О.В. имущества
(квартиры), о применении которого заявлено ответчиком по делу, исчислив его
с момента прекращения брака.
Суд апелляционной инстанции согласился с данным выводом суда
первой инстанции, дополнив указанием на то, что срок исковой давности
следует исчислять с момента прекращения брака между супругами, поскольку
именно с этого времени истцу стало известно о том, что в спорной квартире
проживает ответчик Собченко О.В., при этом, истец никаких расходов по
содержанию жилого помещения не несет, то есть не исполняет обязанности
собственника квартиры.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации считает, что с выводами судебных инстанций нельзя согласиться в
виду следующего.
Согласно пункту 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации
(далее — СК РФ) законным режимом имущества супругов является режим их
совместной собственности.
В соответствии с пунктом 1 статьи 38 СК РФ раздел общего имущества
супругов может быть произведен как в период брака, так и после его
расторжения по требованию любого из супругов.
В силу пункта 3 статьи 38 СК РФ в случае спора раздел общего
имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе
производятся в судебном порядке.
Пунктом 7 статьи 38 СК РФ предусмотрено, что к требованиям супругов
о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется
трехлетний срок исковой давности.
Как разъяснено в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда
Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами
законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», течение
трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества,
являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых
расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации),
следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной
регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского
состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского
состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу
решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении
своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской
Федерации).
Таким образом, срок исковой давности по требованиям о разделе общего
имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда
бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее
имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация
права собственности на имущество за одним из супругов в период брака,
прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т.п.).
Как установлено судом, спорная квартира приобретена сторонами в
период брака, в связи с чем в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской
Федерации является совместной собственностью супругов, что сторонами не
оспаривается.
Собченко И.А. ссылался на то, что после расторжения в 2014 году брака с
Собченко О.В. между ними отсутствовал спор относительно спорной квартиры,
с вопросом о его разделе он не обращался в связи с отсутствием такой
необходимости и отсутствием нарушения его прав со стороны
Собченко О.В. От своего права собственности на долю в квартире он не
отказывался, при этом отсутствие платы за содержание жилого помещения
данный факт не опровергает.
Однако суд первой инстанции срок исковой давности по требованиям
Собченко И.А. исчислил не с того дня, когда он узнал или должен был узнать о
нарушении своего права, а с момента прекращения брака, что противоречит
приведенным выше нормам Семейного кодекса Российской Федерации,
разъяснениям по их применению, данным Пленумом Верховного Суда
Российской Федерации, при этом не установив момент, когда началось
нарушение прав истца по настоящему делу.
Суд апелляционной инстанции данное нарушение суда первой инстанции
не устранил, тогда как в апелляционной жалобе Собченко И.А. ссылался на то,
что о нарушенном праве он узнал в ноябре 2017 года, когда у него возникла
необходимость распорядиться своей долей в спорной квартире, которая, как
выяснилось из выписки Единого государственного реестра прав на недвижимое
имущество, находится в залоге у ПАО «Совкомбанк» (л.д. 142).
При этом судом апелляционной инстанции признан несостоятельным
довод истца о том, что о нарушенном праве он узнал в ноябре 2017 года из
5
вышеуказанной выписки, однако мотивов, по которым данный довод
истца отклонен как необоснованный, судом не приведено.
Таким образом, вывод судебных инстанций о пропуске истцом срока
исковой давности для обращения в суд с данными требованиями является
преждевременным и сделан без учета всех юридически значимых
обстоятельств по данному делу.
С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации считает, что допущенные судами
первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и
процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела
и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и
законных интересов заявителя, в связи с чем решение Прикубанского
районного суда г. Краснодара от 10 декабря 2018 г. и апелляционное
определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского
краевого суда от 14 марта 2019 г. нельзя признать законными, они подлежат
отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и
разрешить дело в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и
требованиями закона.
Руководствуясь 39014, 39015, 390 6 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации
определила:
решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 10 декабря
2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Краснодарского краевого суда от 14 марта 2019 г. отменить, направить дело на
новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий
Судьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *