СОГЛАСИЕ БЫВШЕГО СУПРУГА НА РАСПОРЯЖЕНИЕ ИМУЩЕСТВОМ НАЖИТОМ В БРАКЕ

СОГЛАСИЕ БЫВШЕГО СУПРУГА НА РАСПОРЯЖЕНИЕ ИМУЩЕСТВОМ НАЖИТОМ В БРАКЕ

Имущественные отношения по поводу распоряжения общим супружеским  имуществом достаточно подробно урегулированы СК РФ, чего не скажешь  о распоряжении  имуществом  нажитым в браке лицами, чей брак уже  расторгнут. В правоприменительной деятельности продолжает оставаться актуальным вопрос о правовом регулировании отношений по распоряжению общим имуществом в случае расторжения брака.

Единый подход к разрешению этого вопроса  в практике  наших судов, нотариальных органов и органов государственной регистрации недвижимости отсутствует.

Одни юристы считают, что развод еще  не влечет прекращения общей совместной собственности супругов,  а потому  на распоряжение таким  имуществом требуется согласие другого бывшего  супруга.

Другие юристы полагают, что после развода  граждане уже перестают быть супругами и потому на них  не распространяются права и обязанности супругов, предусмотренные СК РФ. То есть, согласие бывшего супруга на совершение сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, не требуется.

Верховный Суд РФ в своем Определении N 12-В04-8 еще в 2005 г., указывал, что нормы ст. 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота. К указанным правоотношениям должен применяться п. 3 ст. 253 ГК РФ. Такая же  позиция была изложена и в более поздних решениях, например в Определении ВС РФ от 25.07.2017 N 18-КГ17-105.

Однако, такая позиция ВС небезупречна,  необходимо учитывать, что установленная в ст. 253 ГК РФ презумпция рассчитана на наличие между собственниками особых, лично-доверительных отношений, а после развода о какой-либо доверительности между мужчиной и женщиной, как правило, не приходится говорить. Кроме того, приобретая имущество в браке, супруги не предполагают возможность  распоряжения этим  имуществом одним из супругов без согласия другого. Будучи уверенными в том, что независимо от того, на чье имя зарегистрировано имущество, оно будет являться общим и распорядиться другой супруг сможет им только с согласия первого, они действовали в строгом соответствии со ст. 34 СК РФ. Супруг же, на имя которого все имущество зарегистрировано, воспользовавшись таким пробелом в законодательстве, может сразу же после развода распорядиться общим имуществом, которое на него оформлено, и тем самым нарушит права другого супруга.

Следует также учитывать, что, вступая в договорные отношения с лицом, состоящим в браке и имеющим нажитое в браке имущество, контрагент исходит из наличия у него права на общее имущество супругов, несмотря на то что все имущество зарегистрировано на имя другого супруга. Поэтому, чтобы не отдавать долги, супруги могут оформить «фиктивный развод», и супруг, не являющийся должником, вправе произвести отчуждение ценного имущества постороннему лицу, которое в последующем, вероятнее всего, будет признано добросовестным приобретателем. Таким образом, отсутствие надлежащего правового регулирования по данному вопросу приводит к нарушению не только прав бывшего супруга, но и кредиторов супруга-должника.

В п. 3 ст. 244 ГК РФ установлено императивное правило о том, что «общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество». Известно, что действующее законодательство РФ устанавливает несколько случаев образования общей совместной собственности, в том числе в отношении имущества, нажитого супругами во время брака, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества (п. 1 ст. 256 ГК РФ). Соответственно, если имущество нажито супругами во время брака, то оно является общей совместной собственностью, а закон не ставит вид указанного имущества  в зависимость от того, прекращен ли брак. Наличие этого юридического факта влияет лишь на определение того нормативного акта, который регулирует складывающиеся между бывшими супругами отношения.

Как уже отмечалось, в случае расторжения брака СК РФ не применяется. Следствием этого является обоснованность использования положений ГК РФ при регулировании отношений по распоряжению нажитым в браке имуществом, в том числе презумпции согласия участников совместной собственности на распоряжение совместно нажитым имуществом. Вместе с тем, на наш взгляд, такое положение вряд ли можно считать справедливым и разумным.

После расторжения брака должен быть изменен режим имущества бывших супругов с общей совместной собственности на общую долевую собственность. Указанный подход позволит всякий раз при распоряжении общим имуществом одним из бывших супругов получать согласие другого бывшего супруга, защищая таким образом права последнего.

Думается, что это единственно справедливый и разумный выход из сложившейся ситуации, поскольку, несмотря на расторжение брака, в случае отсутствия раздела совместно нажитого имущества, имущество, принадлежащее бывшим супругам, является общим, а в главе 16 ГК РФ устанавливается лишь два вида общей собственности. Однако действующее гражданское законодательство РФ не допускает «автоматического» изменения вида общей собственности в случае расторжения брака. Исчерпывающий перечень оснований установления общей долевой собственности на имущество, находившееся в общей совместной собственности, закреплен в п. 5 ст. 244 ГК РФ. К ним относятся соглашение участников совместной собственности, а при недостижении согласия — решение суда.

Видимо при определении вида общей собственности во всех случаях прекращения семейных правоотношений законодатель должен использовать единый подход. Расторжение брака является одним из оснований его прекращения. В соответствии со ст. 16 СК РФ брак прекращается также в случае смерти одного из супругов или объявления судом одного из супругов умершим. В случае смерти или объявления супруга — участника совместной собственности — умершим, принадлежащая ему доля в общей совместной собственности в силу прямого указания ст. 1164 ГК РФ поступает со дня открытия наследства в общую долевую собственность наследников. Таким образом, в законе непосредственно закреплено основание изменения вида общей собственности при прекращении семейных правоотношений и нет причин сомневаться в том, допустимо ли включение в закон аналогичного правила, касающегося случаев расторжения брака.

  В Определении ВС РФ от 02.02.2016 года № 5-КГ15-184 ВС указал, что срок исковой давности по искам о разделе имущества супругов, брак которых расторгнут, должен исчисляться с момента когда супругу стало известно о нарушении своего права собственности на  общее имущество. В таком случае получается, что режим совместной супружеской собственности сохраняется за супружеским имуществом и после расторжения брака до момента раздела имущества, а отсюда согласие бывшего супруга на отчуждение совместного супружеского имущества требуется и после развода.

 

Совершенно очевидно, что законодателю давно следует урегулировать эту ситуацию для единообразного толкования закона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *