УСТАНОВЛЕНИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ

 УСТАНОВЛЕНИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ- НЕСОВЕРШЕНСТВО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

16 мая 2017 г. Верховный Суд РФ принял постановление, дающее разъяснения судам о применении законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей. Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснения судам, как применять нормы действующего законодательства при рассмотрении подобных дел. Однако,  некоторые вопросы по-прежнему остаются неурегулированными в законодательстве и не затронуты в Постановлении, а отдельные разъяснения требуют уточнения.

Так  в п. 13  Постановления разъясняется, что в случае оставления ребенка матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов, невозможно разрешить вопрос об установлении материнства в порядке особого производства, если регистрация рождения ребенка произведена в соответствии с законом, даже если не указаны сведения о матери. Указание судам о необходимости оставления заявления без рассмотрения в случае выявления такого обстоятельства не всегда оправданно. Если в отношении ребенка уже решен вопрос об усыновлении (удочерении), передаче в приемную семью, несомненно, усматривается наличие спора о праве, разрешение которого возможно только в порядке искового производства. В том случае, если ребенок еще находится под опекой государственных органов и объявляется мать ребенка, логичнее предоставить ей право обратиться в порядке особого производства с заявлением об установлении факта рождения ребенка. Если в судебном заседании данный факт найдет свое подтверждение (медицинские справки, заключение молекулярно-генетической экспертизы, позволяющей установить материнство с высокой степенью точности), установлены обстоятельства, по которым ребенок остался без попечения матери, и это не противоречит интересам ребенка, то возможно вынесение решения по правилам особого производства. Кроме того, к кому следует предъявить иск матери ребенка, если явно не усматривается спора о праве, поскольку ребенок еще никому не передан?

Верховный суд  обращает внимание судей на то, что в случае возникновения спора о праве при принятии заявления об установлении факта рождения ребенка конкретной женщиной, а также факта признания отцовства или факта отцовства или в процессе рассмотрения дела по правилам особого производства заявление подлежит оставлению без рассмотрения в соответствии с ч. 3 ст. 263 ГПК РФ. Следует заметить, что, несмотря на то, что эта норма предусмотрена для всех категорий дел особого производства, правовые последствия выявления спора о праве следует разделить.

В одном из своих постановлений  Верховный Суд РФ разъяснял, что в стадии возбуждения дела возможно совершение таких действий, как отказ в принятии заявления (ст. 134 ГПК), возвращение заявления (ст. 135), оставление заявления без движения (ст. 136).

В п. 25 Постановления со ссылкой на ст. 52 СК РФ указывается перечень лиц, которые вправе обратиться с исковым заявлением об оспаривании отцовства (материнства). При этом акцентируется внимание на том, что перечень является закрытым, поскольку в силу ч. 1 ст. 1 СК РФ недопустимо произвольное вмешательство кого-либо в дела семьи. Однако следует заметить, что и назвать родителей супругов «кем-либо» тоже достаточно сложно, тем более, что они являются наследниками первой очереди наравне с детьми умершего сына или дочери

В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка, факт признания им отцовства может быть установлен в судебном порядке по правилам особого производства. Установление этого факта порождает юридические последствия, в том числе и материальные (например, право наследования), соответственно, суд должен привлечь в качестве заинтересованных лиц родителей умершего наследодателя. Возникает вопрос: с какой целью привлекает их суд? Несомненно, чтобы они могли защитить свое право. В таком случае они будут доказывать, что умерший не признавал свое отцовство или вообще не мог быть отцом ребенка (например, по медицинским показаниям).

Таким образом, суд усмотрит наличие спора о праве и вынесет определение об оставлении заявления без рассмотрения, указав, что заявитель и другие заинтересованные лица вправе обратиться за разрешением спора в порядке искового производства... Тогда к кому будет предъявлять исковые требования об установлении отцовства истица? К родителям умершего предполагаемого отца ребенка (поскольку он еще не признан таковым судебным решением)? А заинтересованные лица (в нашем случае родители умершего) какой иск могут предъявить? Логичнее, если в судебном разбирательстве по заявлению об установлении факта признания отцовства в порядке особого производства привлеченными заинтересованными лицами будут предоставлены убедительные доказательства, опровергающие факт признания отцовства, или факты, вообще исключающие возможность отцовства, отказать заявителю в удовлетворении требований, не оставляя заявление без рассмотрения. Последствия принятия такого решения предотвратят дальнейший спор.

Если супруги фактически прекратили семейные отношения, но брак не расторгли. то  будет действовать презумпция отцовства. Если супруг жив, он вправе обратиться с исковым заявлением об оспаривании отцовства. Если  же он умер то возникае вопрос: кто будет «доказывать иное» в случае его смерти? Родители умершего не входят в перечень лиц, которым предоставлено такое право, хотя они явно имеют юридическую заинтересованность. Кроме того, они могут располагать доказательствами (например, факты отсутствия умершего на протяжении длительного времени в месте проживания матери ребенка, наличие у умершего медицинских показаний, свидетельствующих о невозможности иметь детей, и др.), опровергающими факт отцовства.

Такие ситуации в практике судов встречаются достаточно часто и неоднократно были предметом рассмотрения жалоб в Конституционном Суде РФ. Отказывая в принятии к рассмотрению жалоб, КС указывал на то, что в СК РФ в числе принципов регулирования семейных отношений закреплено обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи.Однако в силу ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом, и нельзя интересы одних (даже если это ребенок) ставить выше интересов других. Заинтересованными в оспаривании отцовства могут оказаться и другие дети умершего (рожденные другой женщиной). Тогда выходит, что на них не распространяется "приоритетная защита прав и интересов. По всей видимости  спорные правовые ситуации должны разрешаться судом на основе принципа состязательности в судебном разбирательстве, поскольку нельзя за счет одной семьи удовлетворять потребности другой.

Отказ суррогатной матери дать согласие на запись в качестве родителей лиц, заключивших с ней договор о суррогатном материнстве (потенциальных родителей), не является основанием для отказа последним в удовлетворении иска о признании родителями ребенка и передаче ребенка им на воспитание . Пленум обращает внимание судей на то, что следует проверять обстоятельства, имеющие значение для принятия правильного решения по делу, в том числе по каким причинам суррогатная мать отказывается дать согласие на запись в качестве родителей истцов — потенциальных родителей. Однако Пленум не приводит перечень возможных обстоятельств, на которые опирался бы суд, удовлетворяя требования истцов или отказывая им в удовлетворении иска. Хотелось бы, чтобы Верховный Суд РФ на основе имеющейся практики судов по делам подобной категории конкретизировал, в каких случаях суд может принимать то или иное решение, тем более что суррогатное материнство недостаточно урегулировано действующим законодательством. Положения законодательства, регулирующие суррогатное материнство, сводятся только к определению его понятия, а также порядку проведения репродуктивных технологий. Определение суррогатного материнства, данное в Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», породило многочисленные дискуссии среди ученых. Нормы законодательства связывают определение суррогатного материнства с договором, заключенным между суррогатной матерью и потенциальными родителями. При этом в иных нормативных актах не конкретизируется, что это за договор.

Указанное ППВС РФ рекомендует судам при рассмотрении дела проверять факт заключения договора, его условия, а также устанавливать, являются ли истцы в действительности генетическими родителями ребенка, причины, по которым суррогатная мать не дает согласие на запись их в качестве родителей. Представляется, что суд также должен исследовать законность заключения такого договора, поскольку возможность заключения договора о суррогатном материнстве связана только с невозможностью генетическими родителями выносить и родить ребенка по медицинским показаниям . Следовательно, если суд установит, что договор был заключен по иным основаниям, то в иске должно быть отказано.

Неразрешенным остается вопрос о международном суррогатном материнстве. Так, при рассмотрении дела Европейским судом по правам человека «Парадизо и Кампанелли (Paradiso and Campanelli) против Италии»  было установлено, что законодательством Италии вспомогательные репродуктивные технологии считаются незаконными, поэтому супруги заключили договор о суррогатном материнстве с российской компанией. После успешного проведения ЭКО (предположительно спермой заявителя) родился ребенок. Суррогатная мать дала согласие на запись их в качестве родителей. Власти Италии отказали в выдаче свидетельства о рождении, обвинив супругов в незаконном усыновлении. По результатам анализа ДНК выявилось, что между родителями и ребенком отсутствует генетическая связь. В отношении ребенка начали процедуру передачи под опеку. Приведенный пример вызывает ряд вопросов и позволяет сделать некоторые выводы: во-первых, если генетический материал не принадлежит генетическим родителям, то усматривается либо обман потенциальных родителей, либо преступное соглашение между ними и медицинским персоналом; во-вторых, какое отношение к этому имеет суррогатная мать? Если это ее материал, то фактически имеет место завуалированная продажа своего ребенка. В таком случае, по-нашему мнению, это уже область уголовного права.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *