увольнение за пьянку- освидетельствование на состояние опьянения

ПИЛ ИЛИ НЕ ПИЛ? ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС

Вадим Егоров, юрист, г. Москва

Хождение по мукам

Вот, к примеру, как провел свой рабочий день мастер горно-обогатительного комбината, которому сообщили, что электрогазосварщик П. находится на работе в состоянии опьянения. Мастер и работник поехали в больницу на освидетельствование и безуспешно, прождав 2,5 ч, они направились в наркологическое отделение, но там был выходной. Они опять вернулись в больницу, но врач их не принял по причине занятости.
Затем в освидетельствовании отказал и медпункт на комбинате из-за отсутствия у П. документов, удостоверяющих личность.
После этих бесплодных метаний мастер написал докладную, и был составлен акт об опьянении, в котором П. написал, что с актом он не согласен. Ему предлагали дать объяснение, но он отказался.
После увольнения П. обратился в суд, где заявил, что спиртные напитки он не употреблял, а от медосвидетельствования он не отказывался. Кроме того, П. заявил, что является многодетным отцом, почетным донором, членом общества охотников и рыболовов.
Пришлось работодателю доставлять в суд 12 свидетелей. Один из них показал, что у П. были красные глаза, шаткая походка. П. ему сказал, что «вчера был праздник, хорошо погуляли, что тут такого, было тяжело, принес на работу маленькую...».
Остальные 11 свидетелей также подтвердили, что видели П. на работе в нетрезвом состоянии. И только жена П. заявила, что домой муж вернулся трезвым.
Суд решил, что состояние алкогольного опьянения П. подтверждено.
Довод П. о том, что работодатель не выяснил у него, где, с кем, в каком количестве последний употребил спиртные напитки, правового значения по делу не имеет.
Качканарский городской суд Свердловской области решением от 01.08.2014 N 2-810/2014 признал увольнение законным, поскольку П. был в нетрезвом состоянии на опасном производственном объекте.

Дюжина противоречивых показаний

В другом случае руководитель детдома обнаружил, что от трех воспитателей, в том числе и С., находившихся за накрытым столом в бытовом помещении, исходил запах алкоголя. Им было предложено пройти освидетельствование с помощью приборов, имеющихся в детдоме, либо проехать в больницу. Однако от этих предложений воспитатели отказались. Тогда комиссия в составе четырех работников составила акты, в которых зафиксировала факт нахождения воспитателей в состоянии опьянения. От работников сразу были затребованы письменные объяснения, но в них воспитатели факт употребления спиртного отрицали.
Тем не менее воспитатели были уволены по подп. «б» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения.
С. обжаловала свое увольнение в суде, заявив, что в бытовом помещении она ужинала и пила только чай. Медик не имеет права проводить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, а его приборы доверия ей не внушали.
Направление на медицинское освидетельствование ей не выдавали. Ставить свою подпись в акте она отказалась, так как посчитала это оскорбительным.
Суд опросил 12 свидетелей, показания которых разошлись.
Один из них заявил, что уволенную он знает как опытного и талантливого педагога, которая своей честностью и прямотой может быть неугодна новому руководству. Обвинение в алкогольном опьянении сфабриковано для того, чтобы не проводить сокращения штатов.
Второй свидетель сообщил, что уволенная — образованный, ответственный человек, который всегда готов отстаивать правду, что часто не нравится руководству.
Третий свидетель пояснил, что случаи употребления спиртных напитков среди работников детдома не являются редкостью, но руководство на это обычно закрывает глаза. В этот же раз к С. явно придрались.
А вот четвертый свидетель К. пояснила, что ей назначили пенсию, а воспитатели, в том числе и С., ей сказали, что за пенсию нужно проставляться. Она купила две бутылки водки и передала их воспитателям, для того чтобы девочки отметили ее пенсию.
Остальные свидетели подтвердили версию руководителя и настаивали на том, что от С. исходил резкий запах алкоголя, лицо было красным, зрачки расширены. При этом она отворачивалась и прикрывала рот рукой. Всегда выдержанная и спокойная С. была агрессивной, грубила.
Суд решил, что в данном случае не имеет значения, отстранялся ли работник от работы в связи с состоянием алкогольного опьянения. На это указал и Пленум ВС РФ в п. 42 Постановления от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».
Состояние алкогольного опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом.
Процедуру направления на медицинское освидетельствование работников, которая бы предписывала работодателю выдавать работнику письменное направление на освидетельствование, закон не предусматривает.
Доказательств наличия объективных обстоятельств, препятствующих С. пройти проверку на алкоголь в детдоме или в лечебном учреждении, С. суду не представила.
Доводы С. о неприязненных отношениях с руководителем детдома не подтверждены какими-либо доказательствами.
Порядок привлечения С. к дисциплинарной ответственности, предусмотренный ст. ст. 192 — 193 ТК РФ, ответчиком был соблюден.
Алапаевский городской суд Свердловской области в решении от 02.09.2014 N 2-1284/2014 посчитал, что нахождение С. в стенах детского дома в состоянии алкогольного опьянения доказано, нарушает общепринятые нормы поведения в обществе и несовместимо с деятельностью педагога, в обязанности которого входит осуществление воспитательных функций. Суд решил, что мера дисциплинарного воздействия в виде увольнения соразмерна тяжести совершенного работником проступка.

Процедура и еще раз процедура

Водитель такси Г. находился на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, о чем в тот же день был составлен акт должностными лицами ООО. Это было установлено по следующим признакам: запах алкоголя, шаткая походка, несвязная речь. Работнику было предложено представить объяснение своего состояния и пройти медицинское освидетельствование. Г. факт опьянения отрицал, от дачи письменного объяснения и от прохождения медицинского освидетельствования отказался.
В суде свидетели Е. и Н. подтвердили наличие признаков нахождения в состоянии опьянения. Показания допрошенных свидетелей показались суду логичными, последовательными, взаимно дополняющими друг друга. Допрошенные судом свидетели предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и отказ от дачи показаний, оснований не доверять данным доказательствам суд не усмотрел.
Нахождение свидетелей в трудовых правоотношениях с ООО не влечет за собой недопустимость, неотносимость либо недостоверность изложенных ими сведений. Поскольку Г. уклонился от прохождения медицинского освидетельствования, работодатель был вправе это зафиксировать самостоятельно.
Кроме того, Г. мог пройти медицинское освидетельствование по своей инициативе. Только результаты медицинского освидетельствования могли опровергнуть выводы, сделанные в акте сотрудниками работодателя.
До издания приказа об увольнении от Г. было истребовано письменное объяснение, однако от дачи объяснений он отказался, что подтверждается актом.
Увольнение работника за появление на работе в состоянии опьянения является мерой дисциплинарного взыскания (ч. 3 ст. 192 ТК РФ). В силу ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.
Доводы Г. о том, что его увольнение произведено в связи с намерением работодателя принять на работу другого работника, желанием избавиться от него и местью за обращение в прокуратуру и государственную инспекцию труда по вопросу задержки выплаты заработной платы, своего подтверждения в судебном заседании не нашли.
Доказательств того, что Г. неоднократно предлагали уволиться по собственному желанию в связи с упущениями в работе, суду не представлено. Г. не привлекался к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей.
К показаниям трех свидетелей, утверждающих, что Г. в тот день был трезв, поскольку вечером управлял автомашиной, суд отнесся критически, поскольку показания родителей и знакомых Г. противоречат представленным письменным доказательствам и опровергаются последовательными и непротиворечащими показаниями четырех других свидетелей.
Несостоятелен довод Г. и о том, что его увольнение произведено без учета тяжести проступка и предшествующего поведения, так как появление работника на работе в состоянии алкогольного опьянения является грубым нарушением работником трудовых обязанностей и определение вида дисциплинарного воздействия за совершение данного проступка является прерогативой работодателя.
Сыктывкарский городской суд РК решением от 31.07.2014 N 2-6217/2014 признал, что у ООО имелись достаточные основания для увольнения истца по подп. «б» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Что хорошо русскому, австрийцу нет

А вот эмоции по поводу того, что работник опозорил предприятие перед иностранным партнером, работодателя подвели. Сборщика самолетов А. вместе с другими сотрудниками ОАО направили в командировку в Австрию в цех сборки самолетов.
По возвращении из командировки на завод пришло письмо от вице-президента австрийской компании, где сообщалось, что кафе, в котором питались прикомандированные сотрудники ОАО, выставило счет на алкогольные напитки в сумме 1100 евро, которую вице-президент просила удержать с А.
За это А. был уволен по подп. «б» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
Опросив 29 свидетелей, суд установил, что доказательства нахождения А. в состоянии алкогольного опьянения на рабочем месте в цехе сборки самолетов не представлены.
Свидетели показали, что А. пил пиво в обеденный перерыв, со стороны австрийских специалистов замечаний не было, акты о появлении на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения не составлялись, с такими документами А. не знакомили, объяснений по факту проступка не требовали.
Суд решил, что ОАО не представило доказательств, что при наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения им учитывались общие принципы юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, такие как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм, а также тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 ТК РФ), и предшествующее поведение работника, его отношение к труду (п. 53 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2).
Из характеристики, представленной А. в судебное заседание, коллективного письма сослуживцев, почетной грамоты следует, что А. является квалифицированным специалистом, ранее неоднократно поощрялся, пользуется уважением в коллективе. При таких обстоятельствах Чкаловский районный суд г. Екатеринбурга решением от 04.08.2014 N 2-3147/2014 признал увольнение незаконным в связи с отсутствием оснований и в связи с нарушением порядка увольнения.

Старый проверенный способ

Вместо того чтобы впоследствии возить в суд свидетелей автобусом, можно попробовать расстаться с нетрезвым работником полюбовно. Для этого ему необходимо предложить уволиться по соглашению сторон. Увольнение по собственному желанию в данном случае не подходит, и вот почему.
У помощника машиниста тепловоза Г. 16.04.2014 при прохождении им предрейсового осмотра алкотестер показал положительный результат. В связи с этим он был отстранен от работы. Руководитель кадровой службы предложил Г. написать заявление об увольнении по соглашению сторон. В тот же день Г. на основании заявления и был уволен. Однако 18.04.2014 написал просьбу об отзыве заявления об увольнении, которая была оставлена работодателем без удовлетворения.
Суд решил, что в отличие от увольнения по собственному желанию, когда работник вправе отозвать заявление об увольнении, при увольнении по соглашению сторон (п. 1 ч. 1 ст. 77, ст. 78 ТК РФ) дата увольнения может быть изменена только при взаимном согласии работодателя и работника. Согласно правовой позиции КС РФ, изложенной в Определении от 13.10.2009 N 1091-О-О, увольнение по соглашению сторон допускает возможность аннулирования такой договоренности исключительно посредством согласованного волеизъявления работника и работодателя, что исключает совершение как работником, так и работодателем произвольных односторонних действий, направленных на отказ от ранее достигнутого соглашения.
На день написания заявления об отзыве заявления об увольнении Г. было известно, что он уже уволен 16.04.2014.
Заявление Г. в суде о том, в работе алкотестера были сбои, ссылка на неопытность медицинского работника, проводившего обследования, отрицательный результат медицинского освидетельствования на состояние опьянения, показания свидетелей об отсутствии у Г. утром 16.04.2014 признаков опьянения значения для рассматриваемого спора не имеют, так как Г. был уволен не за нахождение на рабочем месте в состоянии опьянения, а по соглашению сторон.
На этом основании Железнодорожный районный суд г. Ульяновска решением от 11.06.2014 N 2-1231/2014 в иске Г. отказал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *