Кража из одежды и ручной клади

Кража из одежды и ручной клади

Последние изменения в постановление ПВС РФ от 27.12.2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» касаются актуальных вопросов судебной практики. Одно из наиболее значимых разъяснений являются разъяснения по применению п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, предусматривающего квалифицирующий признак кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем. Втаких случаях суду в первую очередь необходимо установить, находилось ли имущество при потерпевшем. Похищаемое имущество должно находиться на потерпевшем. Например, при краже из карманов одежды, надетой на потерпевшем, или из находящегося на потерпевшемрюкзака или в его руках (кража из сумки, портфеля). 

В п. 23.1 Постановления 29 закреплена позиция, согласно которой имущество, находящееся в непосредственной близости от потерпевшего,также может рассматриваться как находящееся при нем. Основным ориентиром для судов, должно стать размещение потерпевшим своего имущества в такой близости от себя, которая с очевидностью для других указывает на то, что имущество принадлежит именно ему. Ведь человек, ожидая своего поезда, не случайно кладет свою сумку на сиденье дивана рядом с собой, а следуя в общественном транспорте, ставит чемодан под свое кресло или рядом с ним. Разместив таким образом свои вещи, человек как бы говорит окружающим, что это его вещи, они принадлежат ему. Очевидно, что указать конкретное расстояние до имущества невозможно. Не важен визуальный контроль за ним. Ситуации, когда имущество потерпевшего постоянно находится при нем, кардинально отличаются от тех, при которых он, например, сдает свои вещи в камеру хранения, или оставляет их, по разным причинам, в транспорте, на вокзале, покидая, хотя бы и временно, место их нахождения. ИЗ ПРАКТИКИ. Например, виновный водитель такси после того, как потерпевшая вышла из машины на несколько минут, похитил из ее сумки кошелек с деньгами. В данном случае, хотя кража и совершена из сумки, однако сумка в момент похищения не находилась при потерпевшей, а потому кража не может быть квалифицирована по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ.
Особенности состояния потерпевшего
Ответственность по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ наступает лишь при краже имущества у живого человека. Если тайное хищение совершается из одежды, сумки или иной ручной клади после наступления смерти потерпевшего, указанный квалифицирующий признак будет отсутствовать. Наибольшее расхождение в правоприменительной практике вызывали случаи, когда потерпевший находился в состоянии опьянения или спал. Часть судов в этих случаях отказывала в наличии указанного квалифицирующего признака. Суды ссылались на то, что законодатель, вводя этот признак в ч. 2 ст. 158 УК РФ, указывал на повышенную общественную опасность таких преступлений, как карманные кражи, которая выражаетсяв наличии у виновного специальных навыков и особой дерзости, игнорировании опасности быть пойманным на месте преступления. Поскольку хищение совершается у спящего, который в силу своего состояния утрачивает физический контроль над своим имуществом и его сохранностью, умыслом виновного охватывается существенное снижение вероятности быть застигнутым на месте преступления, что снижает степень общественной опасности содеянного и не может не сказаться на квалификации содеянного. Другие суды признавали, что особенности физиологического состояния потерпевшего не влияют на квалификацию действий виновного лица поп. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Это следует из диспозиции закона, в которой отсутствуют ссылки на состояние потерпевшего, а определяющим обстоятельством признается лишь факт нахождения предмета преступления при потерпевшем (в одежде, сумке, иной ручной клади). Пленум дал следующее разъяснение: «Особенности состояния потерпевшего (например, сон, опьянение, потеря сознания, психическое расстройство и т. п.) значения для квалификации преступления по пункту „г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ не имеют, так как использование субъектом преступления состояния потерпевшего не исключает его умысла на хищение из одежды, сумки или другой ручной клади и лишь указывает на тайный характер такого хищения». Это разъяснение не противоречит замыслу законодателя. Оно учитывает, во-первых, избранный им способ правового запрета, отсылающий к признакам объективной стороны, а не к личности «профессионального» преступника или таким особенностям субъективной стороны, как осознание им состояния потерпевшего. Во-вторых, такой подход наиболее точно отражает потребности общей превенции уголовно-правовой нормы. Она направлена на преследование не только состоявшихся «карманных» воров, но и любого лица, которое уподобится им, переняв специфические способы кражи, а возможно, и посягнет обучиться «ремеслу», совершенствуя навыки на спящих или нетрезвых потерпевших. Что же касается физического или визуального контроля потерпевшего над своим имуществом, то применительно к краже как хищению, имеющему тайный характер, такое определение является искусственным. Как подчеркнуто в разъяснении Пленума, вызывавшие споры особенности состояния потерпевшего являются лишь одним из проявлений тайного характера действий виновного. Это частный случай наряду с множеством других обстоятельств, которые могут свидетельствовать о том, что ни потерпевший, ни окружающие не наблюдают или не осознают преступных действий похитителя. Потерпевший может отвернуться от своей сумки, может задуматься, читать книгу или отвлечься на телефонный разговор. Любое поведение потерпевшего (не только его бессознательное состояние), которое может облегчить незаметное изъятие его имущества, облегчает реализацию умысла на кражу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *