МНИМЫЕ СДЕЛКИ ПРИ ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ СУПРУГОВ

МНИМЫЕ СДЕЛКИ ПРИ  ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ СУПРУГОВ. СОВМЕСТНЫЕ ДОЛГИ СУПРУГОВ

В соответствии с п. 2 ст.253 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию участников, однако распоряжение совместным имуществом возможно любым из участников совместной собственности, а согласие другого участника предполагается.  Пункт 1 ст. 34 СК РФ содержит правило, согласно которому имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, а общие долги при разделе общего имущества распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям (п. 3 ст. 39 СК РФ).

В п. 3 ст. 35 СК РФ закреплено, что для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Указанные положения закона, направлены на предотвращение недобросовестных действий супругов, связанных либо с несанкционированным отчуждением совместно нажитого имущества, либо с его обременением различного рода обязательствами. Однако споры о правомерности распорядительных действий одного из супругов и споры, связанные с заключением одним из супругов заемных договоров, по которым другой супруг обязывается к исполнению, не редкость в судах общей юрисдикции.

Наиболее распространенными являются споры о распределении общих долгов супругов на основании договора займа, заключенного одним из супругов. Ни ГК ни СК РФ этот вопрос специально не регулируют и требований о получении согласия другого супруга на заключение такого рода договоров не содержат.  В судах является типичной следующая ситуация. Истец обращается в суд с иском о взыскании задолженности по договору займа, заключенному им в период брака, полагая, что задолженность по договору является совместным долгом. Как правило такие требования заявляются  уже после расторжения брака во время раздела общего имущества. Другой супруг всегда возражает относительно заявленных требований, ссылаясь на то, что денежные средства им не получались и расходовались не на общие семейные нужды, а на личные нужды истца. Кроме того,  другой супруг обращается в суд с заявлением о признании договора займа, заключенного между его супругом и иным физическим лицом, недействительной сделкой, указывая, что договор заключен лишь для вида, без намерения создать правовые последствия (мнимая сделка) и направлен на создание искусственного увеличения задолженности с целью сократить имущественную массу совместной собственности, подлежащую разделу.

Сложности при рассмотрении таких дел возникают в связи с тем, что в рамках рассмотрения спора установить с достоверной точностью действительность произошедшего практически невозможно. И судебный спор превращается в выяснение фактов, хотя отсутствие воли одного из супругов на совершение сделки прямо свидетельствует о нарушении его прав по распоряжению общим имуществом. Разрешая спор, суды в абсолютном большинстве случаев устанавливают «истину» по делу, ограничиваясь формальной оценкой представленных доказательств, что и приводит к принятию неправосудных решений. Исключить подобное можно только посредством уяснения смысла, целей и намерений, воплощаемых в действиях, выявления их мотивов и юридически значимых связей между причинами и социально-правовыми последствиями действий.

Как правило суд, оценивая договор займа как основание для возникновения совместных долговых обязательств супругов, указывает, что главным доказательством, что договор займа не является мнимой сделкой, является вступившее в законную силу решение суда, что подтверждает факт передачи заимодавцем денег заемщику. В то же время при оспаривании договоров займа многие обстоятельства остаются невыясненными, поскольку и «заемщик», и «заимодавец» в этих случаях преследуют общую цель и суды не проверяют, например, реальные возможности заимодавца предоставить взаймы деньги, считая, что "непредоставление истицей доказательств наличия у нее денежных средств, впоследствии предоставленных в долг ответчику, не может служить основанием для отказа в удовлетворении предъявленного ею иска.

. Суды не настораживает также и то, что часто в договорах займа между физическими лицами, которые впоследствии предъявляются в споре о разделе совместно нажитого имущества, прямо указано, что заемные деньги нужны для приобретения конкретного объекта семейной собственности, что для заемных договоров не свойственно. Так, в п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 судам разъясняется, что установление обстоятельств, которые свидетельствуют о совершении конкретных действий, направленных на создание соответствующих заключенным сделкам правовых последствий, исключает применение п. 1 ст. 170 ГК РФ. В свою очередь, возникает вопрос: что следует понимать под свидетельством совершения конкретных действий? Видимо если речь идет о заключении договора займа, таким свидетельством может служить составление расписки или акта передачи денежных средств. По мнению Верховного Суда РФ, "реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной, и в семейных спорах мнимо созданные долговые обязательства серьезно ущемляют имущественные права супругов. Кроме того ВС разъяснил  что «обе стороны мнимой сделки стремятся к сокрытию ее действительного смысла. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся». По общему правилу сделки супругов должны совершаться к их общей выгоде. Сделка, совершенная лишь для вида (мнимая сделка), имеет другие цели, а соответственно, и другие последствия. В наших случаях сделки совершаются с целью изменения перспектив раздела совместно нажитого имущества в пользу одного из супругов за счет другого супруга. Поэтому стороны мнимой сделки совершают все необходимые действия для того, чтобы подтвердить ее реальность, старательно оформляя все необходимые для этого документы (например, акты передачи имущества, расписки в получении денежных средств), что не составляет никакого труда.  Ничтожная сделка недействительна независимо от судебного решения, но все же может быть оспорена в суде, однако не участвующий в такого рода сделках супруг лишен действенных способов защиты. Например, при договоре займа не участвующий в сделке супруг, на которого теперь возлагается бремя возвращения половины «общего» долга, лишен возможности оспаривать договор займа по безденежности (ст. 812 ГК РФ), поскольку управомоченным по таким делам является только непосредственный заемщик.

Установленный порядок раздела имущества супругов, в соответствии с которым общие долги супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям, не выполняет функцию защиты супруга от недобросовестных действий другого супруга, а лишь образует правовую возможность для злоупотреблений.

Статью «Раздел имущества супруга-ИП» читайте на сайте здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *