Мошенничество в форме приобретения прав на чужое имущество

Мошенничество в форме приобретения прав на чужое имущество

Часть 1 ст.159 УК РФ  предусматривает два вида мошенничества:

  1. хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием (мошенническое хищение);
  2. приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

На практике чаще всего встречается первый вид мошенничества, то есть, мошенническое хищение. Вторая разновидность мошенничества встречается значительно реже и при этом  каждый подобный случай порождает множество проблем. Наиболее сложные ситуации возникают с мошенническим приобретением обязательственных прав на чужое имущество.

Мошенническое приобретение обязательственного права имущественного характера имеет следующие проявления:

  1. обманное приобретение права требования чужого имущества при отсутствии обязательственных отношений. В этих случаях виновный посредством обмана как бы создает право требовать чужое имущество, фальсифицируя документ, в котором отражается мнимый правоустанавливающий юридический факт.
  1. обманное приобретение права требования чужого имущества при отсутствии фактических обязательственных отношений. Например, мошенническое завладение долей в уставном капитале корпоративной коммерческой организации. Подобное деяние соответствует признакам второй разновидности мошенничества — мошеннического приобретения права на чужое имущество.
  2. Обманное увеличение объема имущественных требований. Обманное увеличение объема имущественных требований к должнику, вследствие которого виновное лицо приобретает право требования на получение более ценного имущества или имущества в большем размере, чем полагалось по договору. Умысел мошенника направлен на обманное увеличение объема требований к должнику. Он использует, в частности, при совершении сделок с вещами, определяемыми родовыми признаками, то есть не имеющими индивидуально-определенных характеристик (зерно, нефть и др.)

Для правильной квалификации таких деяний нужно учитывать гражданско-правовой режим вещей, определяемых родовыми признаками, а также динамику прав и обязанностей, возникающих в связи с оборотом таких вещей.

С точки зрения цивилистики право собственности может существовать только в отношении индивидуально-определенных вещей. Следовательно

зерно, которое  сельхозпроизводитель передал на хранение на элеватор, в результате смешения с зерном других поклажедателей  теряет свои индивидуализирующие признаки. Вследствие этого сельхозпроизводитель утрачивает право собственности на зерно, приобретая при этом право требовать от организации-элеватора получение зерна того же сорта и в том же количестве, которое было передано на хранение. С учетом этого следует вывод, что  поклажедатель  и его соучастник из числа работников элеватора путем обмана (приписки веса зерна, переданного на хранение на элеватор) приобрели право на чужое имущество...

Аналогично происходит, когда нефть, которую сдает грузоотправитель в магистральный нефтепровод, смешивается с нефтью других грузоотправителей и в результате этого владелец нефти утрачивает право собственности на конкретную партию нефти с соответствующими характеристиками (уровень серы, воды, хлорсодержащих примесей).

Исходя из этого, закачку «грязной» нефти в магистральный нефтепровод под видом качественной необходимо квалифицировать как мошенническое приобретение права на чужое имущество в пользу третьих лиц — недропользователей-грузоотправителей (уполномоченных ими грузополучателей в конечной точке маршрута).

Тот факт, что соответствующее право требования в результате мошеннических действий получили не сами злоумышленники, а другие лица (организации-грузоотправители), не осведомленные о преступных действиях, не препятствует квалификации содеянного по ст. 159 УК как приобретение права. ВС РФ в своей практике использует широкую трактовку корыстной цели имущественных посягательств, которая изложена в  п. 26 постановления от 30.11.2017 №  48 .Хотя указанное разъяснение ВС РФ сформулировал применительно к хищению, очевидно, что оно распространяется и на корыстную цель мошенничества в форме приобретения права на чужое имущество.

Из  ч. 1 ст. 159 УК РФ следует, что обманное приобретение права на чужое имущество является альтернативным по отношению к хищению деяние. Преступление с альтернативными действиями признается юридически оконченным с момента совершения хотя бы одного из действий, указанных в диспозиции соответствующей статьи УК РФ. Следовательно, после того как лицо получит юридически удостоверенное право требовать чужое имущество, мошенничество будет уже юридически окончено, так как второе альтернативное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 159 УК, оно выполнило в полном объеме. То есть, для вменения оконченного состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, не нужно дожидаться, чтобы мошенник реализовал приобретенное путем обмана право требования, то есть получил чужое имущество в натуре.

Если приобретенное путем обмана право требования мошенник конвертировал в вещную форму, получил имущество от должника, то по правилам уголовно-правовой оценки преступлений действия должны квалифицировать как последовательно совершенные мошеннические действия, то есть, как одно преступление. Причем в обвинительном заключении и приговоре должно быть описано каждое фактически совершенное деяние: и мошенническое приобретение права, и мошенническое хищение. Только в этом случае будет реализован принцип полноты уголовно-правовой квалификации.

Следователи и судьи нередко  забывают, что ст. 159 УК РФ имеет альтернативную конструкцию и предусматривает ответственность не только за мошенническое хищение, но и за приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверия.  В результате при наличии всех признаков второй разновидности мошенничества обманное приобретение права на чужое имущество получает иную юридическую оценку, которая не позволяет адекватно отразить сущность и общественную опасность преступного посягательства.

Правоприменительные ошибки, связанны с уголовно-правовой оценкой  такого мошенничества связаны главным образом в неопределенности диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ, а именно термина «право на чужое имущество». Этот термин не известен гражданскому законодательству В ГК РФ существует термин  «имущественные права», что наводит на мысль об уголовно-правовой «автономности» этого понятия., однако это содержание должным образом не определено законодателем.

ВС РФ. В своем постановлении от 30.11.2017 № 48  не ответил на вопрос о разновидностях права на чужое имущество, которые могут выступать предметом мошенничества...

.Таким образом, преступные схемы, направленные на обманное увеличение объема требований к должнику, злоумышленники используют при совершении сделок с вещами, которые не имеют индивидуально-определенных характеристик.

Для вменения  оконченный состав преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ, не нужно дожидаться, когда мошенник реализует, монетизирует приобретенное путем обмана право требования, то есть получит чужое имущество в натуре. Достаточно установить, что он обманным путем приобрел такое право.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *