Недействительность сделок с 01.09.2013 года

       

Недействительность сделок с 01.09.2013 года 

Положения ГК РФ регулирующие недействительность сделок претерпели существенные изменения. Недействительность сделок заключенных после 01.09.2013 года имеет  важные особенности.

Сделки, которые стороны заключат после 01.09.2013 года, будет намного труднее признать недействительными, чем сделки, заключенные до этой даты. В результате добросовестные участники оборота получат больше гарантий того, что их контрагенты не смогут отказаться исполнять свои договорные обязательства, воспользовавшись недочетами в тексте закона. 

Вот четыре принципиальных изменения, направленных на обеспечение стабильности оборота:

— не может оспаривать сделку тот, кто начал ее исполнять или иным образом продемонстрировал, что расценивает сделку как действительную;

—  сделки не соответствующие закону направленные в защиту слабой стороны, по общему правилу являются оспоримыми, а не ничтожными;

— значительно сложнее применить последствия недействительности ничтожной сделки;

— согласие третьего лица, необходимое для заключения сделки, можно получить заранее.

 Не может оспаривать сделку тот, кто начал ее исполнять 

Тот, кто начал фактически исполнять сделку (в т. ч. принял исполнение от своего контрагента), не может ссылаться на ее недействительность, независимо от того является она оспоримой или ничтожно Это положение закреплено в п.2 ст.166 и п.5 ст.166 ГК РФ и следует из двух новых правил:

К поведению, которое давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки, можно отнести не только ее фактическое исполнение. Это могут быть, например, и письменные уверения о готовности исполнять сделку, и иные действия, которые суд расценит в данном качестве. Фактическое исполнение сделки имеет смысл особо выделить по двум причинам:

• во-первых, оно явно подпадает под приведенную выше формулировку;

• во-вторых, именно оспаривание исполненных (или частично исполненных) сделок в настоящее время влечет значительные убытки для добросовестных участников оборота.

Часто недобросовестные контрагенты (покупатели, подрядчики, арендаторы) пытаются сослаться на противоречие сделки закону только для того, чтобы уклониться от исполнения своих обязательств или избежать применения мер договорной ответственности.

В одних случаях эти ссылки оказываются формальными и надуманными. И в итоге суды все же признают договор действительным и взыскивают задолженность, неустойку и т. п. Но происходит это не сразу, а только в надзорной или кассационной инстанции. Причина в том, что суду приходится толковать неоднозначное положение закона, чтобы решить, нарушает ли его данная сделка.

В других случаях, несмотря на то что договор был фактически исполнен, суд в итоге признает его недействительным. Даже если поставщику (подрядчику) удается взыскать оплату за поставленные товары (выполненные работы), он лишается возможности применить к контрагенту меры ответственности, установленные договором.

Недействительность оспоримых и ничтожных сделок

Оспаривание сделки в подобных ситуациях в настоящее время представляет самый большой риск для добросовестных хозяйствующих субъектов. Ведь если одна из сторон демонстрирует свою готовность исполнить сделку (в частности, принимает исполнение от контрагента), это внушает другой стороне уверенность в том, что сделка состоится и будет исполнена надлежащим образом. И в результате эта другая сторона, даже если испытывала первоначально какие-либо сомнения в контрагенте, исполняет свои обязательства в полном объеме.

Но если спор с контрагентом возникает до начала исполнения сделки, обычно еще есть возможность предотвратить потери – приостановить исполнение, расторгнуть договор (когда закон это разрешает) и т. п. А когда суд признает недействительной уже исполненную сделку, такие меры, как правило, бесполезны, и можно говорить лишь об уменьшении потерь.

Теперь контрагент будет существенно ограничен в самой возможности оспорить сделку после того, как он выполнил (или, наоборот, принял) работы, поставил (или принял) товары – и тем самым дал основания полагаться на действительность сделки.

               Ничтожные сделки стали оспоримыми

ГК РФ по-прежнему делит недействительные сделки на два вида: ничтожные и оспоримые. С точки зрения практики различие между ними состоит в том, что отказаться исполнять оспоримую сделку сложнее, чем ничтожную.

В чем выражается то, что отказаться исполнять оспоримую сделку сложнее, чем ничтожную?

В соответствии с прежней редакцией ст.168 ГК РФ по общему правилу сделка, не соответствующая требованиям закона, считается ничтожной, если только закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Теперь этот  принцип будет полностью противоположным: по умолчанию сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. При этом перечень иных последствий (отличающихся от общего правила) в законе сформулирован более сложно, чем прежней редакции.

По общему правилу последствия различаются в зависимости от того, посягает сделка на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц или не посягает. Очевидно, оценивать это в каждом конкретном случае будет суд. Тем не менее, можно попытаться предсказать, как сложится практика.

Для этого в первую очередь нужно понять, в каких конкретно случаях сделка нарушает требования закона, но при этом не посягает ни на публичные интересы, ни на права третьих лиц. Иными словами, необходимо понять, с какой целью закон может запрещать ту или иную сделку (или отдельное условие), если это делается не для защиты публичных интересов или прав третьих лиц.

Ответ здесь может быть только один: для защиты слабой стороны сделки (этот термин может означать, например, ту сторону, которой в силу объективных причин трудно получить необходимую информацию относительно того или иного условия договора).

Таким образом, сделка может нарушать требование закона, введенное для защиты:

•публичных интересов и (или) третьих лиц (тогда сделка является ничтожной);

•слабой стороны сделки (тогда сделка является оспоримой).

Если лицо, оспаривающее сделку, хочет сослаться на то, что она ничтожна, ему нужно будет сначала доказать, что сделка посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Проще говоря, саму ничтожность сделки теперь тоже нужно будет доказывать.

В новую формулировку ст.168 ГК РФ вообще не вписываются случаи, когда в тексте закона прямо сказано, что сделка является ничтожной. Между тем именно так закон характеризует мнимую и притворную сделку; сделку, совершенную с целью, противной основам правопорядка и нравственности; сделку, совершенную малолетним; договор коммерческой концессии, не зарегистрированный в Роспатенте, и т. п. Очевидно, законодатель исходил из того, что все сделки, которые названы в законе ничтожными, априори посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Во-вторых, законодатель уточнил фразу о том, что закон может предусматривать иные последствия нарушения, теперь речь идет о других последствиях нарушения, не связанных с недействительностью сделки.

Законодатель внес еще одну правку: вместо слов «закон устанавливает...» и «закон предусматривает...» («... иные последствия») теперь статья 168 ГК РФ содержит словосочетание «из закона следует...» («... что должны применяться иные последствия»).

Это изменение можно понять так: не требуется, чтобы в законе прямо говорилось: «такая-то сделка является оспоримой» или «в таком-то случае применяются другие последствия, не связанные с недействительностью сделки». Суд может прийти к такому выводу, даже если напрямую это не будет сказано – то есть все зависит от толкования судом текста закона.

Пример двух разных вариантов толкования нормы, устанавливающей последствия нарушения закона/ 

Будет сложнее применять последствия недействительности ничтожной сделки 

По своей инициативе суд может применить последствия недействительности ничтожной сделки, если это необходимо для защиты публичных интересов и если это прямо предусмотрено в законе.

Заявить о ничтожности сделки может любое  заинтересованное лицо. Потребовать применить последствия недействительности ничтожной сделки сторона  сделки и другое лицо в случаях предусмотренных законом.

Закон ограничил возможность заявить о ничтожности сделки, не предъявляя при этом требование о применении последствий ее недействительности. В настоящее время суд может удовлетворить такое требование, только если лицо, заявившее его, докажет, что оно имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

           Согласие можно получить заранее 

Для некоторых категорий договоров требуется согласование совета директоров или общего собрания участников (акционеров). Для ООО и акционерных обществ – это крупные сделки и сделки с заинтересованностью. Для унитарных предприятий ограничений больше – им требуется получать согласие собственника имущества (государственного или муниципального органа) на совершение довольно большого перечня сделок.

Если директор заключил сделку, не получив такого согласия, то сама компания или ее участник (акционер) могут оспорить сделку в суде, если докажут, что другая сторона знала или должна была знать об отсутствии необходимого согласия. С одной стороны, это защищает компанию от злоупотреблений директора (который может по сговору с контрагентом заключить сделку, выйдя за рамки своих полномочий). С другой стороны, условие о том, что другая сторона должна была знать о нарушении, – очень неопределенное. И в результате может пострадать даже добросовестный контрагент.

Все эти правила, которые раньше были прописаны только в законах об ООО, АО и унитарных предприятиях, теперь закреплены в ст. 173.1 ГК РФ.

Кроме того, добавились две важных гарантии для добросовестного контрагента:

Во-первых, согласие можно получить заранее. Как это выглядит на практике? Если организация собирается заключить сделку на значительную для нее сумму, имеет смысл обратиться к совету директоров и (или) собранию участников контрагента и спросить, нуждается ли сделка в их одобрении, и если нуждается, то одобряют ли они эту сделку. Ответ должны дать в разумный срок. В таком предварительном согласии не требуется указывать все реквизиты договора, достаточно упомянуть его предмет.

Во-вторых, возможна ситуация, когда совет директоров или собрание участников одобрили сделку, а затем сами же ее оспорили, сославшись на какой-либо недочет. В этом случае появляется шанс доказать, что лицо, давшее согласие, уже в тот момент знало или должно было знать об этом недочете. Если суд с этим согласится, то он откажет в удовлетворении требований об оспаривании сделки.

Эти же правила будут применяться не только в тех случаях, когда нужно получить согласие органа юрлица(как в случае с крупными и оспоримыми сделками), государственного органа или органа местного самоуправления (как в случае со сделками унитарного предприятия). Но также в случаях, когда нужно получить согласие какого-либо третьего лица, например:

• собственника арендованного имущества – чтобы передать это имущество в субаренду, РФ;

• собственника вещи – чтобы передать в залог право на чужую вещь;

• кредитора – чтобы перевести долг на иное лицо;

•супруга – на совершение сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *