Ответственность водителей электросамокатов

Ответственность водителей электросамокатов

На улицах городов появилось много граждан управляющих электросамокатами. Однако, вопрос об ответственности водителей электросамокатов в настоящее время является довольно проблемным. Это же можно сказать и относительно иных  средств передвижения с электрическими двигателями:гироскутеры, моноколесо, сегвей, трициклоподы, электроскейты, электроскейтборды и т. п.).

В ПДД отсутствуют специальных норм, регламентирующих использование таких устройств. Для решения вопроса о том, подлежит ли лицо, управляющее этими техническими средствами, ответственности, стороны по делу пытаются доказать свою позицию с помощью заключений специалистов или ходатайствуют о назначении судебно-технической экспертизы.Однако, в судах нет единого подхода к вопросу, могут ли пользователи устройств для передвижения на электротяге нести административную и уголовную ответственность в случае ДТП, а именно относятся ли эти средства к транспортным. Одни юристы полагают, что электросамокаты и иные средства являются индивидуальными средствами передвижения и не предназначены для движения по дорогам. Лица, управляющие ими, приравниваются к пешеходам, как и лица, использующие для передвижения роликовые коньки, обычные самокаты и иные аналогичные средства, и при наличии к тому оснований должны нести ответственность соответственно по ч. 1, 2 или 3 ст. 268 УК «Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта» (п. 2 Постановления № 25).

Такой вывод подтверждается  и редкой судебной практикой по ст. 268 УК РФ. Однако, в судебной практике привлечения к административной ответственности  есть и диаметрально противоположное мнение.

Так по одному из дел  суд отверг доводы стороны защиты о том, что не был соблюден порядок отнесения электросамоката к категории транспортных средств и в базе данных Росстандарта отсутствуют сведения об отнесении электросамоката Ninebot G30 NAN 36350 к категории мопед. Суд посчитал, что эти доводы не освобождают  водителя от административной ответственности, так как в силу п. 1.2 ПДД отнесение транспортного средства к категории мопед осуществляется на основании характеристик самого транспортного средства, а не на основании нахождения сведений о транспортном средстве в базе данных Росстандарта».

В другом деле  гражданин управлял электросамокатом, находясь в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.7 ПДД, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП. Суд отверг довод защитника о том, что электросамокат не относится к транспортным средствам по смыслу примечания к ст. 12.1 КоАП. Суд указал, что в целях применения других статей гл. 12 КоАП под транспортными средствами понимаются также иные транспортные средства, и приравнял электросамокат к мопеду, поскольку он обладал схожими техническими характеристиками. В частности, электродвигателем максимальной мощностью 350 Вт (= 0,35 кВт). При этом  суд отверг представленный гражданином ответ врио начальника 3-го отдела Управления ГИБДД ГУ МВД России по г. Москва о том, что в законе отсутствуют основания для отнесения самокатов, оснащенных электрическим приводом колес, к транспортным средствам. Суд указал, что мнение  сотрудника ГИБДД не имеет правового значения для разрешения дела по существу, поскольку он дал его «без исследования всех обстоятельств конкретного дела» .

Апелляция  по этому делу указала, что транспортное средство имеет электродвигатель мощностью 800 Вт. Несмотря на то, что определение электросамоката в законе не установлено, подобное устройство с техническими характеристиками, аналогичными характеристикам мопеда, «должно расцениваться как транспортное средство, на управление которым предоставляется специальное право категории „М“» .

(0)