Воспрепятствование предпринимательской деятельности

Воспрепятствование предпринимательской деятельности

Следственно-судебная практика по применению ст.169 УК РФ начала складываться совсем недавно, а потому она крайне скудна. Воспрепятствование предпринимательской деятельности по своей сути является должностным преступление так как исходя из диспозиции этой нормы, невозможно совершить такое преступление, не будучи должностным лицом и не используя свое служебное положение. Этот факт объясняет выбор иных «должностных» составов, с которыми на практике ст. 169 УК образует реальную совокупность: ст. 285 УК «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 286 УК «Превышение должностных полномочий», ст. 290 УК «Получение взятки», ст. 292 УК «Служебный подлог».
Статья 169 УК РФ образует совокупность с должностными преступлениями и без непосредственно коррупционной составляющей.
Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ в одном из уголовных дел перечислила и раскрыла элементы диспозиции ст. 169 УК и указала , что по смыслу закона ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица — это незаконное ограничение правоспособности этих лиц по причинам их организационно-правовой формы. Как следует из решения, ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы означает дискриминационный подход к различным субъектам экономической деятельности, иными словами, создание препятствий для реализации отдельных прав одним хозяйствующим субъектам за счет создания преимуществ другим. Кроме того, под ограничением прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы следует понимать любые действия должностных лиц, которые существенно сужают сферу, предоставляемую действующим законодательством для удовлетворения интересов и прав субъектов предпринимательской и иной деятельности. Это в том числе умышленное создание условий, которые делают невозможным осуществление указанной в законе деятельности.
По другому уголовному делу ВС не посчитал уголовно-наказуемым воспрепятствованием предпринимательской деятельности действия заместителя главы администрации городского поселения который необоснованно отказал ИП в продлении договора аренды земли, а затем, вопреки решениям суда, не устранял данное нарушение, договор аренды не продлевал. Суд указал, что по делу не доказан умысел подсудимого и его конкретные действия, направленные на совершение преступления, а отказ в продлении договора не связан с организационно-правовой формой ИП
В другом уголовном деле кассационная инстанция установила, что виновный неправомерно ограничил право индивидуального предпринимателя — главы КФХ на преимущество перед другими субъектами при заключении договора аренды земельного участка сельскохозяйственного назначения и его законные интересы по использованию земельного участка по целевому назначению. Тем самым И. воспрепятствовал законной предпринимательской деятельности КФХ. Кассация отменила приговор по ч. 1 ст. 169 УК и прекратила уголовное дело в отношении И. по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК (определение Шестого КСОЮ от 20.05.2020 №  7У-2296/2020).
Таким образом:
1. Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности может быть самостоятельной квалификацией по делу либо образовывать реальную совокупность с иными должностными и коррупционными преступлениями.
2. При вменении совокупности ст. 169 УК с иными составами идентичные формулировки обвинений, как правило, влекут исключение ст. 169 УК из итоговой квалификации.
3. Воспрепятствование в форме ограничения прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица возможно только по причинам их организационно-правовой формы.
4. Если должностное лицо использует свое общее служебное положение, а не конкретные полномочия при незаконном вмешательстве в деятельность предпринимателя, это влечет ответственность по ст. 169 УК без дополнительной квалификации по «должностным» статьям.
5. Ответственность по ст. 169 УК наступает, если совершено преступление как в отношении конкретного предпринимателя, так и в отношении неопределенного круга юрлиц.
6. Суды склоняются к переквалификации деяния со ст. 285 на ст. 169 УК, если потерпевший перечисляет деньги не непосредственно обвиняемому, а третьим лицам, никак формально с ним не связанным. Например, под видом благотворительного взноса или оплаты счетов за товары и услуги.
В заключение отметим, что, несмотря на заданную руководством страны цель исключить вовлечение правоохранительных органов в споры между представителями бизнеса, применением ст. 169 УК эту цель вряд ли можно достигнуть. Прокуратура направляет в порядке п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК в следственные органы материалы для инициирования уголовного преследования по ст. 169 УК. Однако, как было показано выше, из-за неоднозначной практики, различных подходов к оценке собранных доказательств в регионах такие материалы не во всех случаях трансформируются в уголовные дела, имеющие реальную судебную перспективу.
Проблему теоретически могли бы решить разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. Однако, возможно, таких разъяснений до сих пор нет из-за образовавшегося диалектического противоречия. С одной стороны, статья 169 УК недостаточно востребована в практике, поэтому нет адекватного для обобщения числа судебных решений, с другой — судебной практики в необходимом количестве нет из-за отсутствия единой ориентирующей позиции о применении ст. 169 УК. Вместе с тем Пленум ВС РФ в своей деятельности не ограничивается разъяснением вопросов применения наиболее востребованных в практике норм УК и УПК, а действует на опережение.

(0)