Объяснения как доказательство

 ОБЪЯСНЕНИЯ условия допустимости в качестве доказательства по уголовному делу

В юридической науке шел давний спор о том, относятся ли объяснения граждан, полученные  ходе проведения предварительной проверки, то есть, за рамками уголовного процесса, к допустимым доказательствам. Одни правоведы склонялись к тому, что объяснения следует относить к «иным документам», а потому использовать их как допустимое доказательство. Ряд других правоведом придерживаются иного мнения и относят объяснения к недопустимым доказательствам, так как они не отвечают требованиям Конституции РФ.

   Судебная практика по данному вопросу была не однозначна. Большинство судей не принимало объяснения как допустимое  доказательство, и даже их не оглашали. Однако, некоторые судьи продолжали признавать объяснения допустимым доказательством и ссылаются на них в обвинительных  приговорах.

    Суды присяжных Ростовского областного суда, начиная с самого первого уголовного дела, объяснения не признавали допустимыми доказательствами. Верховный Суд РФ, рассматривая такие уголовные дела в кассационном  порядке с  выводами областного суда всегда соглашался.

Из этого факта можно было сделать вывод, что высшая судебная инстанция придерживалась позиции, о том, что объяснения не являются допустимым доказательством. Объяснения должны исключаться из процесса доказывания, не должны оглашаться судом и на них нельзя ссылаться как на доказательство в приговоре.

Однако в настоящее время внесены изменения в ст.144 УПК РФ добавлен п.1.2 в соответствии с которым объяснения могут быть использованы в качестве доказательства при условии соблюдения положений  ст.75 и 89 УПК РФ. Это означает, что если в ходе следствия опрошенное лицо подтвердит свои показания при допросе в качестве свидетеля или иного процессуального лица то объяснения могут быть использованы в качестве доказательства.

Если объяснения лица отвечают требованиям предъявляемым к протоколу допроса, то есть, лицу разъяснялось право не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников, право на юридическую помощь адвоката, то в таких случаях объяснения так же могут быть использованы как доказательство.

После принятия Федерального закона от 04.03.2013 № 23-ФЗ1, в науке уголовного процесса и криминалистики активизировалась дискуссия о доказательственном значении объяснений, полученных при проверке сообщения о преступлении.

Надо сказать, что только соблюдение всех требований УПК РФ, предъявляемых к проведению следственного действия в виде допроса, может гарантировать получение объяснения как полноценного доказательства по делу.

Для того, чтобы объяснения были признаны допустимым доказательством необходимо, чтобы  опрашиваемому были разъяснены положения ст.51 Конституции РФ, разъяснены последствия дачи таких объяснений.

Опрашиваемому лицу под роспись необходимо разъяснить, что полученные в ходе такого объяснения сведения могут быть использованы в качестве доказательств как вины самого опрашиваемого, так и другого лица, в том числе в случае последующего его отказа давать какие-либо показания.

Надо отметить, что нарушение этих требований и ранее влекло признание объяснения и полученных на его основе доказательств недопустимыми

При отобрании объяснений опрашиваемом должно быть разъяснено  его право пользоваться услугами адвоката  в соответствии с п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ.  Это также указано в Постановлении № 8, где разъясняется, что при нарушении этого конституционного права на защиту объяснения должны признаваться недопустимыми доказательствами.

Получение объяснения несовершеннолетнего. По смыслу ст. 191 УПК РФ, при опросе несовершеннолетнего лица должен присутствовать педагог, а в случае необходимости — законный представитель. Особенность процедуры опроса несовершеннолетнего лица заключается в том, что к участию в этом следственном действии привлекаются третьи лица из числа тех, кому ребенок или подросток доверяет и кто может обеспечить соответствующую психологическую атмосферу допроса. Такими лицами могут быть: педагог, то есть школьный учитель или воспитатель детского дошкольного учреждения; законные представители, то есть родители, усыновители, опекуны или попечители, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится ребенок или подросток; иные близкие родственники, которые не охватываются понятием законных представителей, а именно: родные братья и сестры, дедушка, бабушка.

Для участия в опросе несовершеннолетнего лица в возрасте до 14 лет педагог вызывается в обязательном порядке, а в возрасте от 14 до 16 лет — по усмотрению лица, проводящего опрос, в зависимости от уровня развития допрашиваемого, предмета допроса и его сложности, а также других обстоятельств дела.  По усмотрению лица, проводящего опрос, определяемому теми же соображениями, вызываются и законные представители, а также близкие родственники несовершеннолетнего лица.

При этом важно помнить, что всем лицам, присутствующим при опросе несовершеннолетнего необходимо разъяснять (лучше под роспись) следующие права:

а) с его разрешения задавать несовершеннолетнему лицу вопросы;

б) делать подлежащие занесению в объяснение замечания, касающиеся самой процедуры и содержания процессуального действия, а также правильности записи объяснений, и просить о дополнении и уточнении этой записи.

Участие переводчика. Опрашиваемому лицу перед началом опроса должно быть разъяснено право на участие переводчика, в соответствии со ст.ст. 18 и 189 УПК РФ. Согласно ст. 18 Закона РФ от 25.10.1991 № 1807-14 «О языках народов Российской Федерации»4 в органах предварительного расследования (правоохранительных органах) республик, входящих в состав Российской Федерации, судопроизводство ведется на государственном языке РФ (русском) или на государственном языке республики. Недостаточно владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, является лицо, которое хотя и понимает этот язык, но не может на нем свободно общаться либо читать или писать. При этом необходимо учитывать уровень общения данного лица, так как лицо может общаться на бытовом или узкопрофессиональном уровне, но не понимать или плохо понимать значение слов, необходимых для свободного общения в области судопроизводства.

возможность решать, кто и как владеет языком судопроизводства, предоставлена суду, следователю, дознавателю, но не тому, кто лучше всех представляет уровень своих познаний в этом языке.

На услуги переводчика имеют право также немые, глухие и глухонемые лица.

Переводчиком может быть любое лицо, свободно владеющее языком судопроизводства, если это подтверждается необходимыми документами. При этом у него не обязательно должна иметься специальность или профессия переводчика. Орган или должностное лицо, ведущие процесс, сами владеющие другим языком, на котором может общаться участник процесса, не вправе быть переводчиками. В случае такого совмещения процессуальных функций они подлежат отводу (п. 2 ч. 1 ст. 61 УПК РФ ).

В соответствии с нормами гл. 16 УПК РФ опрашиваемому лицу разъясняется право приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа. Право на обжалование предоставлено любым лицам, интересы которых неправомерно страдают от процессуальных решений и действий.

Объяснение должно быть оформлено читаемым почерком и понятным опрашиваемому лицу. Объяснение записывается так, чтобы, прочитав его, лицо убедилось, что сведения действительно соответствуют его словам и сохраняют индивидуальность речи, язык и стиль изложения. Согласно ст. 75 УПК РФ нарушение правил составления объяснения может повлечь признание его недопустимым доказательством. Верховный суд РФ признает существенным нарушением процессуального закона исполнение протокола почерком, не поддающимся прочтению.

Оформление процесса опроса. По аналогии с допросом, опрашиваемому лицу запрещается задавать наводящие вопросы, то есть внушающие желаемый ответ. По инициативе органов предварительного расследования или по ходатайству опрашиваемого лица в ходе опроса могут применяться технические средства фиксации. Как правило, это происходит в случаях, когда лицо дает признательные показания, находится в болезненном состоянии, является гражданином другого государства и при других подобных проблемных обстоятельствах.

Отсутствие единого законодательного регулирования процедуры получения объяснения влечет и такую проблему, как безответственность и безнаказанность лица, давшего в рамках получения объяснения ложную информацию. Как известно, уголовный закон предусматривает ответственность за ложные показания, которые были получены только в ходе допроса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *