Возмещение ущерба в случае смерти обвиняемого

Возмещение ущерба потерпевших в случае смерти обвиняемого

В соответствии со ст. 52 Конституции РФ  государство  обязано создавать условия для защиты нарушенных прав потерпевших, обеспечивать им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Однако как реализовать эти гарантии в случае смерти лица, совершившего преступление?

Смерть обвиняемого влечет  прекращение уголовного дела по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, а потерпевшему, гражданскому истцу разъясняют право подать иск в порядке гражданского судопроизводства. (ч. 4 ст. 213 УПК РФ).

КС РФ указал, что такое разъяснение не может быть формальным. Следователь должен разъяснить в какой срок и в Следователь должен разъяснить в какой суд нужно обращаться, в какой срок и какими правовыми нормами следует руководствоваться. (определение от 18.01.2005 №  11-О).

Если производство по уголовному делу прекращает суд, он оставляет гражданский иск без рассмотрения (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

При прекращении уголовного дела орган, в производстве которого находится дело, по общему правилу отменяет меры, направленные на обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска, если таковые были приняты (п. 8 ч. 1 ст. 213, п. 4 ч. 1 ст. 306 УПК РФ).

Если лицо не может быть признано виновным в совершении преступления, то в рамках уголовного судопроизводства на него (а в случае смерти — на его правопреемников,  нельзя возложить ответственность по гражданско-правовому обязательству даже при наличии к тому оснований.

По уголовным делам в отношении умерших, постановить обвинительный приговор нельзя.

Невозможность вынесения обвинительного приговора означает, что перспектива гражданского иска по такой категории дел отсутствует в принципе. И если умерший при жизни не предпринял мер по возмещению вреда, то после его смерти действующий механизм возмещения ущерба потерпевшему в рамках уголовного судопроизводства неприменим. Заглаживать вред от преступления членам семьи умершего незачем, гражданский иск суд не удовлетворит, арест имущества отменят

Однако такое положение вещей не означает, что восстановление прав потерпевших от преступлений завершается вместе с уголовным судопроизводством. Согласно п. 39 ППВС РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре», оставление судом гражданского иска без рассмотрения при прекращении уголовного дела не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

По смыслу определения КС РФ от 18.01.2005 №  11-О, осуждение лица, совершившего преступление является необязательным  условием рассмотрения гражданского иска о возмещении вреда, вытекающего из общих с уголовным делом обстоятельств. Следовательно, в случае смерти такого лица не исключена гражданско-правовая ответственность его наследников, основанная на тех же фактах. По закону наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя .

Имущественный вред, причиненный умершим при жизни, должен быть компенсирован за счет и в пределах имущества, наследуемого правопреемниками умершего. Такой вывод следует из положений ГК РФ. В частности, ч. 1 ст. 418 ГК РФ определяет, что смертью должника прекращаются только те обязательства, исполнение которых не может быть произведено без личного участия должника, а также обязательства, которые иным образом неразрывно связаны с личностью должника.

К неотчуждаемым, помимо прочих, относятся обязанности по возмещению морального вреда, причиненного потерпевшему в результате преступления. Такие обязательства прекращаются на будущее время в связи со смертью причинителя вреда либо в связи с объявлением его умершим. Обязанность компенсации морального вреда способна к наследственному переходу, только если она была установлена вступившим в силу решением суда при жизни гражданина (ППВС РФ от 17.11.2015 № 50). В остальных случаях правопреемство таких обязательств недопустимо.

Сложилось мнение, что постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям должны иметь преюдициальное значение при рассмотрении гражданским (арбитражным) судом исковых требований, вытекающих из совершенного преступления. В таком случае потерпевшие по уголовному делу, которые не смогли восстановить нарушенные преступлением права в ходе уголовного судопроизводства, освобождаются от доказывания.

На практике суды толковали указанные нормы ГПК и АПК расширительно и в качестве доказательств приобщали к гражданским делам не только приговоры, но и постановления о прекращении уголовного дела, а также постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Причем не только судебных решений, но и постановлений следственных органов. Главный критерий — наличие в документе сведений, необходимых для разрешения гражданского иска.

КС РФ в своем определении № 1823-О от 16.07.2015 года разъяснил, что положения ч. 4 ст. 61 ГПК РФ не препятствуют суду принять в качестве письменного доказательства постановление о прекращении уголовного дела и оценить его наряду с другими доказательствами .

С 01.10.2019 с внесением изменений 13 ч. 4 ст. 61 ГПК РФ и ч. 4 ст. 69 АПК РФ предусматривают, что в гражданском и арбитражном процессах освобождает от доказывания не только вступивший в силу приговор суда по уголовному делу, но и «иные постановления суда по этому делу. Однако  неясным, что имел в виду законодатель: отныне имеют преюдициальное значение все постановления по уголовному делу или только постановления по делу, по которому постановлен вступивший в силу приговор?

Исходя из буквальной формулировки норм, речь идет о втором варианте. Тогда внесение изменений ничего не меняет. При наличии вступившего в силу приговора как итогового решения по уголовному делу необходимость приобщать к материалам гражданского дела иные постановления сомнительна.

По всей видимости толковать внесенные изменения следует гораздо шире.  Следует распространить действие ч. 4 ст. 61 ГПК рф, ч. 4 ст. 69 АПК рф на все процессуальные решения, связанные с отказом от уголовного преследования умерших, в том числе принятые органами предварительного расследования и дознания.

Постановление о прекращении уголовного дела (постановление об отказе в возбуждении уголовного дела), как и приговор, устанавливает преюдициальные для судебных решений факты. Это вопросы о том, имело ли место событие преступления и совершило ли его конкретное лицо. Установление данных фактов — условие для принятия решения о прекращении уголовного дела (об отказе в возбуждении дела) в отношении умершего по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Если законодатель дозволяет органам предварительного расследования при принятии решения о прекращении уголовного дела (и даже органу дознания при принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела) разрешать вопросы причастности лица к совершению уголовно-наказуемого деяния, то нет оснований не признавать за их решениями фактоустанавливающей и правоприменительной функций. В пользу такой точки зрения говорят положения п. 4 ст. 215 ГПК РФ. Согласно названной нормы, производство по гражданскому делу подлежит приостановлению в случае невозможности его рассмотрения до разрешения другого дела, рассматриваемого в уголовном производстве. Результатом уголовного процесса при установлении причастности умершего к совершенному преступлению может быть постановление о прекращении уголовного дела по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК. Данное постановление вправе вынести как суд, так и орган предварительного расследования (при отсутствии возражений близких родственников умершего против принимаемого решения). К тому же результатом уголовного производства, в частности проверки сообщения о преступлении, которое совершил умерший гражданин, может стать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по аналогичному основанию.

Стоит предвидеть возражения, что решения органов предварительного расследования, а тем более дознания, нередко отменяются, что в рассматриваемых ситуациях способно повлечь отмену решения гражданского суда. Однако, не каждое принятое решение, вынесенное взамен отмененного преюдициального акта, с необходимостью повлечет отмену обусловленного им решения по гражданскому делу. Когда преюдициальное решение в виде приговора или постановления было отменено из-за нарушения процессуального закона (что чаще всего и случается на практике) или недостаточной обоснованности (недоказанности фактов), обусловленный ими судебный акт по гражданскому делу не подлежит пересмотру и отмене. Отмене будут подлежать только те, которые по-иному решают вопрос, имели ли место действия и совершило ли их лицо, привлекавшееся к уголовной ответственности.

Из сказанного следует, что осуждение лица, совершившего преступление, — это необязательное условие рассмотрения гражданского иска о возмещении вреда, вытекающего из общих с уголовным делом обстоятельств. В случае смерти такого лица не исключена гражданско-правовая ответственность его наследников, основанная на тех же фактах. Обязанность компенсации морального вреда способна к наследственному переходу, только если она была установлена вступившим в силу решением суда при жизни гражданина.