Допрос адвоката

Допрос адвоката

 Подследственный  в той или иной степени вынужден делиться известной ему информацией со своим адвокатом, ибо без знания конкретных обстоятельств дела построение верной линии защиты просто невозможно. В связи с этим адвокат зачастую бывает  осведомлен об обстоятельствах преступления лучше, чем его подзащитный.

По групповым делам адвокаты, как правило, знают даже  гораздо больше, чем отдельные участники преступления, ибо у них есть возможность оперативно получать информацию как непосредственно из материалов уголовного дела, так и от своих коллег.

Естественно, что данная информация — лакомый кусок для стороны обвинения, в первую очередь для сотрудников оперативных служб, следователей, дознавателей и прокуроров.

В странах, где состязательный процесс — реальность, адвокаты сознательно допускают утечку известных им фактов, чтобы ускорить заключение сделки о признании вины. В силу  известных особенностей Российского уголовного процесса  в нашей стране такой практики нет.

Однако, такого рода «утечки» информации имеют место и в России. Чего у нас нет, так это нормальных профессиональных отношений между следователями с одной стороны и адвокатами с другой стороны. Более того, такие отношения не поощряются не только руководством органов предварительного расследования, но и обществом в целом. К сожалению, большинство в преступнике видит врага, а в адвокате-защитнике его пособника.

Нельзя не упомянуть и о таком обстоятельстве, что принципиальные и грамотные адвокаты «раздражают» следователей, поэтому последние всячески стараются от них избавиться.

Один из вариантов 100-процентного избавления — допрос адвоката в качестве свидетеля.

 Допрос адвоката как способ избавится от принципиального защитника

 Возможен ли допрос адвоката в принципе, ибо по общему правилу не подлежит допросу:

адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ);

адвокат — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи (п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Иными словами, допрос адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи, категорически запрещен законом. Правило общее, исключений из него не предусмотрено, так как это презумпция, взлом которой — уже преступление, ибо речь идет о посягательстве на конституционные принципы, такие как состязательный процесс и право на защиту.

Несмотря на очевидность и однозначность вышеприведенных положений, попытки следователей взломать свидетельский иммунитет адвоката не прекращаются. Как ни странно, помогают следователям в этом  и суды.

На практике суды не анализируют  проблему недопустимости допроса адвоката по вопросам, ставшим ему известными в связи с исполнением последним своих служебных обязанностей, судом.

Адвокат в судебное заседание  в котором рассматривается ходатайство о проведении следственных действий с адвокатом не вызываются, сведений о направлении в его адрес постановления судьи, которым следователю был разрешен его допрос, в документе  в судебных делах не имеется, несмотря на констатацию права принесения жалобы в вышестоящий суд в момент его провозглашения.

Отсюда можно обозначить ряд спорных вопросов по этой теме:

во-первых, сама по себе проблема допустимости вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля по вопросам, ставшим ему известными в рамках его профессиональной деятельности;

во-вторых, право адвоката на участие в судебном заседании, в рамках которого выносится решение, разрешающее его допрос в качестве свидетеля.

Очевидно, что в случае участия в таком заседании адвоката суд будет обязан обсудить вопрос о законности его допроса по обстоятельствам, ставшим ему известными в рамках профессиональной деятельности.

Что в таких условиях остается делать адвокату? Адвокатское сообщество несколько лет назад сошлось на мысли о том, что его члены, получив повестку на допрос в качестве свидетеля, особенно если таковая подкреплена судебным решением, обязаны:

явиться к следователю;

отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением служебных обязанностей, сославшись на ч. 2 ст. 51 Конституции РФ, названные выше нормы УПК РФ, Закон № 63-ФЗ.

Однако, что делать адвокату, если следователь начнет задавать ему вопросы, не относящиеся непосредственно к его профессиональной деятельности?

По закону в таком случае адвокат — рядовой гражданин, обязан отвечать. Данный прием давно известен: спрашивая о чем-то постороннем, следователь, как бы между прочим, может спросить и о «запретном». Неосторожный ответ может привести к необратимым последствиям…

Иные следственные действия в отношении адвоката

Судебная практика знает и другие примеры «странных» следственных действий в отношении адвокатов.

На практике следователи  с согласия соответствующего РСО обращаются в суды с ходатайствами о проведении  таких следственных действий с адвокатами как  их  опознание , проведении очных ставок со свидетелями. Судьи фактически не мотивировано, без указания обстоятельств по которым суд счел возможным вторгнуться в профессиональную деятельность защитника (взломать презумпцию) дают разрешение на проведение таких следственных действий.

Сам факт обсуждения в официальных документах вопроса о необходимости проведения опознания свидетельствует о крайне низком уровне юридической квалификации следователей, РСО и судей. Следователи просят разрешение на проведение фактически ненужных следственных действий, суд, не вдаваясь в суть проблемы, дает разрешение на его проведение.

АЛГОРИТМ ДЕЙСТВИЙ АДВОКАТА

При вынесении судом постановления о производстве следственного действия, например, очной ставки адвокат может обратится в суд с заявлением о разъяснении судом своего постановления

 в части возможности производства очной ставки по вопросам, не связанным с обращением к адвокату за юридической помощью или в связи с ее оказанием примерно следующего содержания:

 «во исполнение постановления суда прошу разъяснить, что входит в круг вопросов, связанных с обращением ко мне за юридической помощью. Исходя из ч. 1, 2 ст. 8 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“, на сновании раздела ХIV УПК, прошу разъяснить:

подлежит ли разглашению информация о лице, обратившемся ко мне за оказанием юридической помощью?

каков круг обстоятельств, подлежащих выяснению в рамках очной ставки между мной и свидетелем (ФИО)?

В случае моего отказа в предоставлении какой-либо информации, связанной с моим клиентом, прошу разъяснить форму ответственности».

 ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

Итак, обойденный вниманием законодателя весьма важный вопрос — вправе ли следователь вызвать адвоката на допрос по обстоятельствам, в том числе, связанным с его профессиональной деятельностью?

Буквальное толкование УПК позволяет ответить положительно, если следователь желает таким образом закрепить какие-то формальные обстоятельства. Например, лицо отрицает факт свидания со своим бывшим защитником. В принципе, почему бы в таком случае не спросить его самого?

Что касается иной информации, то адвокат просто не имеет права ее разглашать. Очевидно главное: на практике органы следствия в большинстве случаев  хотят получить сведения от адвоката, разглашать которые он не может. При разглашении таких сведений ему грозит прекращение статуса адвоката адвокатским сообществом.

Таким образом, следователь вправе с разрешения суда:

вызвать адвоката на допрос в качестве свидетеля;

может формально его спросить обо всем, интересующем следствие, естественно, памятуя при этом о праве, более того, об обязанности данного конкретного свидетеля-адвоката скрывать от следствия информацию, которая ему стала известна в связи с исполнением профессиональных (служебных) обязанностей.

Адвокат, получив вызов на допрос в качестве свидетеля и убедившись в том, что проведение следственного действия разрешено судом, обязан явиться к следователю.

После разъяснения ему прав как свидетелю, адвокат, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ, соответствующие положения других законов, делает заявление о том, на какие вопросы он не вправе отвечать, о чем следователь обязан сделать в протоколе соответствующую запись.

Суд, рассматривая ходатайство следователя о проведении следственного действия в отношении адвоката, в первую очередь обязан обсудить вопрос о необходимости участия данного адвоката в судебно-контрольном действии.

Прокурор, участвуя в судебно-контрольном действии, также обязан критически воспринимать ходатайство следователя, направленное на взлом прав адвоката.

Общее правило: презумпция невмешательства в дела адвоката, благоприятствование защите. Опять-таки, взлом позиции защиты недопустим, ибо это нарушает фундаментальные принципы состязательного уголовного судопроизводства.

Разрешение суда на проведение следственного действия может быть обжаловано в апелляционном порядке. Право на такую жалобу у адвоката возникает с момента вручения ему копии судебного решения. Данное обстоятельство суд обязан отразить в своем решении, чего многие судьи не делают.

Выход из сложившейся ситуации давно предложен Конституционным Судом РФ: адвокат может быть допрошен только с его согласия или по его личному ходатайству (определения от 06.07.2000 № 128–04 и от 06.03.2003 № 108- О5). Нужно ли в таком случае разрешение суда? Естественно нет, ибо дача показаний — инициатива стороны защиты.

В таком случае в компетенции суда остается только разрешение на проведение тех процессуальных действий, которые связаны с вторжением в помещения, занимаемые адвокатами, их документами, счетами. Практика выдачи судами разрешений на допрос адвоката, проведение с ним очных ставок должна быть прекращена как противоречащая Конституции, УПК РФ и Закону № 63-ФЗ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *