Допустимость доказательств -правовые позиций

Допустимость доказательств -правовые позиций судов

Взаимосвязанные положения ст. 17, 88 и 235 УПК РФ устанавливают общие требования и правила оценки, круг ее субъектов, а также последствия признания доказательства недопустимым.
Свобода оценки доказательств наряду порождает ряд проблем, обусловленных разногласиями между внутренними убеждениями различных участников процесса. Отсюда, правильное понимание оценки доказательств является залогом успешного отстаивания сторонами своих позиций в суде. В этой связи важно постоянное обобщение следственно-судебной практики по вопросу оценки доказательств.
УПК РФ не делает различий между изложением оценки доказательств следователем, прокурором или судом, обязывая каждого из этих участников судопроизводства принимать обоснованные и мотивированные процессуальные решения.
Однако практика знает случаи, когда на стадии предварительного расследования процессуальные документы не отражают глубокого анализа собранных доказательств и содержат лишь формальные указания на «необоснованность» или «незаконность» вынесенного постановления.
Суды же предъявляют высокие требования к мотивировке принимаемых решений, что продиктовано прямым указанием на то в законе (положения п. 3, 4 ч. 1 ст. 305, п. 2 ст. 307 УПК) и разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ (п. 6 постановления от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре»).
Проверяя решения нижестоящих судов, апелляция обращает внимание на условия и полноту произведенной ими оценки доказательств.Среди таких приводятся следующие факты:
1. Доказательства получены судом в установленном законом порядке;
2. Доказательства полностью согласуются с другими доказательствами;
3. Каждый из участников процесса дал показания о тех обстоятельствах, которые ему известны;
4. Все исследованные доказательства судом оценены как допустимые и достоверные;
5. Причин для оговора осужденных у потерпевших и свидетелей не имелось;
6. Суд первой инстанции сделал и мотивировал вывод об отсутствии оснований не доверять показаниям;
7. Показания участников процесса объективно подтверждаются протоколами следственных действий, заключениями проведенных по делу экспертиз, представленными оперативными службами результатами ОРД, другими перечисленными в приговоре доказательствами;
8. Мотивы оценки доказательств и доводов сторон, приведенные судом первой инстанции в решениях, убедительны;
9. Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их толкования в пользу осужденных, по делу отсутствуют;
10. Суд первой инстанции в основу приговора положил показания лиц, данные на предварительном расследовании, поскольку с момента исследуемых событий прошло значительное количество времени;
11. Показания на предварительном следствии подтверждены свидетелями и потерпевшими в судебном заседании.
Этот перечень непосредственно относится к решениям суда, однако целесообразно его применение и при формировании мотивировочной части постановлений следователей и прокуроров на стадии предварительного расследования.
При рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении ее срока суд должен оценивать доказательства, несмотря на отсутствие прямого упоминания об этом в законе.
В ст. 108 и 109 УПК РФ законодатель сознательно уходит от использования понятия «доказательства». Это сделано, чтобы предупредить оценку судом собранных доказательств в контексте вопросов, разрешаемых лишь при рассмотрении уголовного дела по существу. Так, ст. 108 УПК РФ предусматривает, что при необходимости избрания стражи в качестве меры пресечения следователь возбуждает перед судом ходатайство, к которому прилагаются материалы, подтверждающие его обоснованность. В решении суда об аресте лица должны быть указаны конкретные обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.
ПП ВС РФ от 19.12.2013 № 41 предписывает судьям проверить, содержит ли ходатайство следователя и приобщенные материалы сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению конкретного лица, и дать этим сведениям оценку.
Вместе с тем, суд в ходе судебного заседания при избрании меры пресечения изучает и оценивает не просто материалы, обстоятельства или сведения, а доказательства по уголовному делу1, применяя при этом правила, предусмотренные ст. 17 и 88 УПК РФ:
1. Представленные материалы должны быть достаточными для принятия решения;
2. Решение должно быть основано на материалах, исследованных в полном объеме и с обязательным участием сторон;
3. Необходимо проверять доводы защиты о недостоверности представленных суду доказательств о причастности лица к совершенному преступлению;
4. С определенными изъятиями: суду не следует входить в обсуждение достаточности доказательств по вопросу виновности лица, а также конкретной квалификации его действий.
Нарушение перечисленных правил должно влечь отмену судебного погстановления.
Признание доказательства недопустимым предполагает принятие отдельного процессуального решения, а не игнорирование данного доказательства.
Основополагающие положения по данному вопросу сформулированы КС РФ: «УПК определяет, что доказательства, полученные с нарушением требований данного Кодекса, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных его статьей 73. Уголовно-процессуальный закон устанавливает конкретные процессуальные механизмы устранения таких доказательств из уголовного дела и предъявляет к процессуальному решению по вопросу о допустимости доказательств требования законности, обоснованности и мотивированности.
Часть 3 ст. 7, ч. 1 ст. 17, ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 75, ч. 1 и 4 ст. 88 УПК РФ не содержат положений, освобождающих суд, прокурора, следователя и дознавателя от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств — отвергнуть.
Признание доказательства недопустимым предполагает обязательное вынесение субъектом доказывания соответствующего решения, отвечающего требованиям, перечисленным в ст. 7 УПК РФ. Отказ от использования доказательства без принятия отдельного процессуального решения об этом не формулирует четкой позиции субъекта доказывания по итогам оценки такого доказательства.
Признание явки с повинной недопустимым доказательством не запрещает учесть ее в качестве смягчающего наказание обстоятельства.
Ссылаться на доказательства, признанные судом первой инстанции недопустимыми, нельзя и апелляционному суду. В соответствии с ч. 5 ст. 235 УПК РФ, если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.
Показания свидетеля, данные на стадии предварительного расследования, могут быть признаны недопустимыми в случае невозможности их проверки в суде. Они не могут быть использованы в доказывании ввиду отсутствия возможности проверки в порядке ст. 87–89 УПК РФ.
Непредоставление осужденному возможности оспорить показания потерпевшего влечет их исключение из объема доказательств.
Заключение и показания специалиста, данные без учета всех доказательств по уголовному делу, могут быть признаны недопустимыми. Выводы и суждения специалистов не могут быть объективными, обоснованными и достоверными, в связи с чем отвергаются, поскольку ими не исследовались все имеющиеся в материалах уголовного дела доказательства.
Отсутствие возможности проверить достоверность заключения психофизиологического исследования с применением полиграфа влечет безусловное признание его недопустимым доказательством.
Несмотря на наличие четко сформулированной позиции ВС РФ относительно использования полиграфа в доказывании по уголовным делам (п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»), следственные и судебные органы продолжают признавать заключения полиграфологов допустимыми доказательствами.
Результаты ПФИ не соответствуют требованиям, предъявляемым к заключениям экспертов, а представляют собой один из способов выработки и проверки следственных версий и не относятся к числу источников доказательств, согласно положениям ст. 74 УПК РФ. Таким образом, ПФИ показаний в силу невозможности определения их достоверности не имеет доказательственного значения. Поэтому из приговора указанное доказательство подлежат исключению
При повторной оценке доказательства и признания его вновь допустимым нет необходимости отменять предыдущее решение, на основании которого доказательство было исключено.
При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании ранее исключенного доказательства допустимым.
При этом закон не требует вынесения судебного постановления об отмене предыдущего решения, на основании которого доказательство было признано недопустимым.
При наличии совокупности недопустимых доказательств суд вынесет оправдательный приговор.
Таким образом, из вышесказанного можно сделать следующие основные
выводы:
1.Признавать доказательство недопустимым путем его «неиспользования» — ошибочно. Требуется отдельное процессуальное решение
2.Доказательство может быть признано недопустимым в конкретной части, в остальном же его использование возможно
3.Признание доказательства недопустимым не запрещает учесть его при установлении смягчающего наказание обстоятельства

(0)