Допустимость электронных доказательств

Допустимость электронных доказательств

 

Понятие электронного доказательства

Определения электронного доказательства в УПК РФ нет, но его можно заимствовать из ФЗ от 27.07.2006 года №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В этом законе закреплено, что электронный документ — это документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием ЭВМ, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах. Таким образом, под это определение подпадает любая электронная информация, содержащаяся в различных файлах, сообщениях СМС и мессенджеров, электронной почте, аудио- и видеозаписях и т. п.

Электронным носителем информации, является  устройство, конструктивно предназначенное для постоянного или временного хранения информации в виде, пригодном для использования в электронных вычислительных машинах, а также для ее передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах.

Критерии допустимости доказательства

Можно выделить четыре критерия  допустимости доказательств:

  1. Доказательство получено надлежащим субъектом получения доказательства.
  2. Доказательство получено из надлежащего источника.
  3. Для получения доказательства было использовано надлежащее процессуальное действие.
  4. Соблюден порядок производства процессуального ( следственного) действия, используемого как средство получения доказательства.

Фактически ВС РФ в целом придерживается названных критериев допустимости доказательств (п.13 ППВС РФ от 19.12.2017 №  51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции).

Личные электронные сообщения

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.  В  ст.13 УПК  РФ  так же закреплен  принцип уголовного процесса- тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

На первый взгляд, это конституционное право распространяется и на любого вида электронные сообщения. Однако, судебная практика  никогда не разделяла этого мнения, и суды придерживаются позиции об отсутствии о необходимости получения судебного решения на доступ к переписке, иной личной информации при осмотре мобильного телефона или ПК. Основанием для такого мнения служит позиция КС РФ, которая изложена  в  определениях от 25.01.2018 года № 189-) и от 17.07.2018 года №1955-О.

Толкуя ст.13 УПК РФ ВС РФ, исходит из необходимости получения судебного решения только в случае производства следственных действий, предусмотренных ст. 186 и 186.1 УПК РФ.

Скриншоты как доказательства

В следственной практике как доказательство часто используются скриншоты (изображения экрана монитора или мобильного устройства), которые содержат переписку либо изображения с электронной почты, интернет-страниц, с камер видеонаблюдения и т. п.  В таких случаях многие защитники заявляют ходатайства о недопустимости скриншотов в качестве доказательств, указывая, что отсутствует первоначальный носитель информации, с содержания которого обвинение сделало скриншот.  В удовлетворении таких ходатайств суды отказывают с ссылкой на установленную ими достоверность оспариваемых доказательств.В то же время, если достоверность скриншотов, предъявленных в качестве доказательств стороной обвинения, у судей сомнений не вызывает, то скриншоты, представленные иными участниками процесса, напротив, суды не принимают. То есть, суд может признать доказательство допустимым, когда ему удобно. Из этого можно сделать вывод, что следующие условия признания допустимым скриншота переписки, как и любого другого электронного доказательства:

  1. Переписка ) сообщение, аудиозапись) должна быть с участием самого представившего доказательство лица;
  2. Следователь должен изъять и осмотреть такое доказательство при соответствующем процессуальном или следственном действии.

ВС РФ допускает скриншоты в качестве доказательств по уголовному делу, если они введены в процесс протоколом одного из следственных действий, предусмотренных УПК. Как правило, это протокол осмотра или протокол выемки.

Участие специалиста

В ст. 164.1 УПК РФ закреплена  процедура изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий. В соответствии с этой нормой участие специалиста обязательно лишь в случае изъятия электронных носителей информации в ходе производства следственных действий. Если следователь решит лишь копировать информацию, содержащуюся на электронном носителе информации, то участие специалиста необязательно. Однако, стабильной практике применения  названной нормы УПК пока нет.

Судебная практика исходит из того, что участие специалиста при изъятии электронных носителей в ходе обыска или выемки не нужно, если следствие просто целиком изымает серверы, компьютеры, жесткие диски, телефоны, ноутбуки и пр. Необходимость в специалисте возникает, если правоохранители копируют или изучают информацию на носителях в том месте, где их обнаружили

Между тем анализ  судебной практики указывает на тенденцию судов не считать нарушением ст.164.1 УПК РФ отсутствие специалиста при изъятии электронных носителей информации. Это прямо противоречит нормам указанной статьи.

Часто адвокаты заявляют ходатайства о недопустимости имеющихся в деле копий электронных доказательств либо  обращают внимание судов на их недостоверность. Но эти ходатайства и доводы защиты чаще всего не находят поддержки у судей в связи с тем, что в УПК нет правил, обязывающих правоприменителя изымать и исследовать первоисточник электронной информации.

Поскольку в УПК нет специальных правил о защите личной (персональной) информации при изъятии электронных носителей информации, а суды формально подходят к жалобам в порядке ст. 125 и 165 УПК РФ, обращение в ЕСПЧ с жалобами на нарушения права на уважение личной жизни при изъятии и исследовании личных данных в электронных устройствах имеет судебную перспективу. Достаточно доказать  лишь вмешательство в право «предусмотрено законом», что предполагает оценку качества внутригосударственного закона с учетом практики его применения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *