Обоснованность перехода на альтернативную меру пресечения

Обоснованность перехода на альтернативную меру пресечения

В рамках судебного контроля  за законностью ограничения конституционного права на личную свободу, судьи могут по ходатайству следователя, дознавателя применять самые строгие меры пресечения.

При этом заключение под стражу и домашний арест суд может избрать, только если нельзя обойтись более мягкой мерой пресечения для предотвращения противоправного поведения обвиняемого (подозреваемого).

Закон позволяет суду  применить альтернативную меру пресечения если сочтет необходимым отказать в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу  как по своей инициативе так и по ходатайству подследственного и его защитника. Таковыми могут быть домашний арест, запрет определенных действий либо залог.

В ППВС РФ  от 19.12.2013 №  412 судам даны разъяснения о том,что призывает суды при рассмотрении ходатайств следователей об избрании меры пресечения, продлении срока  действия меры пресечения, обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон.

Такое правомочие не совсем вписывается в состязательную конструкцию судопроизводства, так как суд выходит за пределы обращения органа расследования и применяет процессуальное принуждение, о котором не просит сторона обвинения. Однако такое решение суда согласуется с положениями ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод  и оправдано с позиции как публичных, так и частных интересов. Избрание судом менее строгой меры пресечения позволяет, с одной стороны, своевременно пресечь и (или) предупредить неправомерное поведение обвиняемого (подозреваемого) и тем самым обеспечить беспрепятственное осуществление уголовного судопроизводства, а с другой — оградить личность от избыточных репрессий.

На практике  многие судьи, руководствуясь состязательными началами судопроизводства, а также по причине необоснованности требований следователей (дознавателей), не назначают альтернативную меру пресечения. При этом инициатором «замены» предлагавшегося заключения под стражу на иную меру пресечения во многих случаях выступала сторона защиты.

В то же время в последнее время наметилась новая тенденция: суды, в том числе по собственной инициативе, «переходят» на домашний арест при разрешении ходатайств о заключении под стражу

Поскольку суды стали активно использовать домашний арест в качестве альтернативной меры пресечения, актуальным становится вопрос о законности и обоснованности соответствующих судебных постановлений.

Обоснованными и мотивированными  должны быть все судебные решения в уголовном судопроизводстве, в том числе постановления об избрании или изменении меры пресечения. Необоснованное и (или) немотивированное постановление суда об избрании меры пресечения незаконно и подлежит отмене по правилам п. 1 и (или) п. 2 ст. 389.15 УПК РФ.

В рамках контрольно-проверочной деятельности суд должен установить наличие или отсутствие оснований для этого и проверить соблюдение предусмотренных законом условий (общих и особых) ее применения.

Основания применения мер пресечения (ст. 97 УПК) едины для всех мер, о чем судьи нередко забывают. Они представляют собой совокупность достоверно установленных в ходе производства по делу фактических обстоятельств, которые позволяют с определенной степенью вероятности полагать, что обвиняемый (подозреваемый) может:

1) скрыться от дознания, предварительного следствия или суда;

2) продолжить заниматься преступной деятельностью;

3) угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

То есть, использование в досудебном производстве меры пресечения допустимо только при подтвержденной угрозе воспрепятствования производству по делу перечисленными в ч. 1 ст. 97 УПК РФ способами.

Условия применения мер пресечения делятся на общие и специальные. Общие условия — установленные в УПК и выработанные практикой ЕСПЧ процедурные требования, которые выступают процессуальными гарантиями законности и обоснованности ограничения свободы человека посредством мер пресечения.

К общим относятся следующие условия:

— возбуждение в установленном порядке уголовного дела;

— актуальный (не истекший) срок предварительного расследования;

— процессуальный статус обвиняемого (подозреваемого) у лица, в отношении которого избирается мера пресечения;

— компетентность должностного лица органа предварительного расследования (наличие полномочий применять меру пресечения или ходатайствовать об этом перед судом);

— соблюдение процессуального порядка возбуждения перед судом ходатайства об избрании меры пресечения (для заключения под стражу, запрета определенных действий, домашнего ареста и залога);

— законность задержания в качестве подозреваемого, обоснованное подозрение в совершении преступления, невозможность применения иной, более мягкой меры пресечения (для заключения под стражу, запрета определенных действий и домашнего ареста) и др.

Для конкретных мер пресечения в законе предусмотрены особые, дополнительные условия применения. Они закреплены в соответствующих статьях УПК и отражают специфику каждой из мер. Так, наблюдение командования  в/ч может избираться только в отношении военнослужащего и гражданина, проходящего военные сборы , а домашний арест допустимо назначать при наличии жилого помещения, в котором обвиняемый (подозреваемый) проживает на законных основаниях . Наибольшее количество особых условий установлено для самой жесткой меры пресечения — заключения под стражу.

Избирая меру пресечения по результатам рассмотрения ходатайства следователя (дознавателя), в том числе в альтернативном порядке, суд обязан убедиться в наличии указанных оснований и условий и четко прописать их в итоговом постановлении. Обосновать наличие этих условий суд должен не умозрительно и абстрактно, приводя лишь формулировки закона, а с привязкой к конкретным фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, которые следует проанализировать. Так же суд должен мотивировать вывод о возможности применения более мягкой меры пресечения, чем просит орган предварительного расследования.

Эти, казалось бы, очевидные требования, на которые постоянно обращает внимание ВС РФ, судьи соблюдают далеко не всегда. При этом апелляционные суды на незаконные судебные акты так же не реагирую.

Непосредственное изучение судебных постановлений данного вида показывает, что далеко не все они законные и обоснованные, а многие из них содержат явные ошибки в оценке оснований применения мер пресечения, существенные недостатки мотивировочной части и отражают неверные методологические подходы к построению, обоснованию и мотивированию решения.

При разрешении  ходатайств следователей, суды часто допускают типичные ошибки.  Самая существенная ошибка, которую суды допускают при вынесении решений рассматриваемой категории, — применение альтернативной меры пресечения при отсутствии предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований. Судья при мотивировании отказа в заключении лица под стражу увлекается аргументами против доводов следователя и зачастую констатирует либо полное отсутствие доказательств, подтверждающих возможность совершения обвиняемым (подозреваемым) действий, препятствующих производству по делу, либо недостаточность сведений для вывода о наличии такой угрозы. Тем самым судья фактически признает отсутствие оснований не только для заключения под стражу, но и для применения любой иной меры пресечения. При такой мотивировке постановление о домашнем аресте или применении иной меры пресечения, например залога, становится незаконным.

Из их содержания  мотивировочной части судебных решений очевидно, что никакие из установленных судом обстоятельств (ни по отдельности, ни в совокупности) не указывают на возможность совершения подозреваемыми противоправных действий, предусмотренных ч. 1 ст. 97 УПК РФ. Суды  не увязывают установленные обстоятельства с этими основаниями. По смыслу таких судебных постановлений  выходит, что суды существенным образом ограничили свободу человека в каждом из этих случаев только ввиду наличия у подозреваемого жилья и положительных сведений о его личности, а также явки с повинной или иного позитивного поведения.

Суд не объясняет, почему требуется домашний арест. Встречаются и более одиозные постановления, которые отличаются не только очевидной необоснованностью и безграмотной мотивировкой принятого решения, но и ее полным отсутствием в части избрания домашнего ареста.

Не установив оснований для ограничения свободы, суд не продлевает заключение под стражу, но заменяет его на домашний арест. Аналогичные нарушения суды допускают при изменении меры пресечения на домашний арест по результатам рассмотрения ходатайств о продлении срока содержания обвиняемого под стражей. В этой процедуре, помимо проверки соблюдения дополнительных условий продления срока содержания под стражей (ст. 109 и 110 УПК), суду надлежит убедиться в актуальности аргументов, которые послужили основанием для заключения лица под стражу. То есть, суд должен выяснить, не изменилась ли процессуальная обстановка, сохраняется ли и в какой степени вероятность противоправного поведения обвиняемого, не утратили ли прежние обстоятельства свое значение и не отпали ли основания для избрания меры пресечения. И только при наличии таких оснований суд может с учетом данных, перечисленных в ст. 99 УПК, решать вопрос о замене заключения под стражу на другую меру пресечения. В противном случае следует освободить обвиняемого из-под стражи, а не подвергать его свободу безосновательному ограничению.

ПРИЧИНЫ ОШИБОК

В  п. 3 ПП ВС от 19.12.2013 №  41  разъяснено судам о том, что если предусмотренные ст. 97 УПК основания отсутствуют, то суд вместо заключения под стражу не может применять иные меры пресечения. Несмотря на данное указание, суды продолжают допускать такого рода ошибки в различных регионах страны, о чем свидетельствуют приведенные примеры.

Примечательно, что большинство необоснованных постановлений об избрании домашнего ареста содержат пространные (до нескольких листов) выписки из статей УПК и выдержки из вышеуказанного ПП ВС РФ, в том числе разъяснения по применению ст. 97 УПК, но при этом не отражают главного — приложения юридических норм к конкретным обстоятельствам дела и не объясняют непосредственные основания применения домашнего ареста.

Содержание описательно-мотивировочной части изученных постановлений показывает, что некоторые судьи недопонимают единство оснований мер пресечения и смешивают понятия «основания мер пресечения», «условия их применения» и «обстоятельства, учитываемые при выборе мер пресечения». Вывод следует один- судьи формально подходят к разрешению ходатайств о применении мер пресечения, обосновывают и мотивируют свои решения шаблонно, изготавливают постановления  по шаблону заготовленному в компьютере.

Как указано выше, не устраняет эти ошибки   судебный контроль вышестоящих инстанций. В большинстве случаев до них подобные решения не доходят.  А если доходят, то  вышестоящие судебные инстанции при решении данного вопроса не всегда оказываются на высоте и сами допускают аналогичные ошибки.

Таким образом, самая существенная ошибка при применении альтернативных мер пресечения заключается в том, что судья в постановлении признает отсутствие оснований не только для заключения под стражу, но и для применения любой иной меры пресечения

Некоторые судьи недопонимают единство оснований мер пресечения и смешивают понятия «основания мер пресечения», «условия их применения» и «обстоятельства, учитываемые при выборе мер пресечения»

(1)