Перемена лиц в обязательстве- разъяснения Верховного Суда

Перемена лиц в обязательстве- разъяснения Верховного Суда

В постановлении Пленума Верховного суда от 21.12.2017 года №54 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» были даны разъяснения о порядке применения правовых норм об уступке прав требования.
Особое внимание в этом постановлении следует обратить на четыре довольно спорных вопроса.
До опубликования указанного постановления суды руководствовались разъяснениями из обзора Пленума ВАС 2007 года, то есть, информационным письмо от 30.10.2007 № 120.
Сразу следует отметить, что Постановление ВС касается лишь тех случаев, когда смена кредитора или должника в обязательстве либо их обоих одновременно происходит на основании сделки — договора цессии, перевода долга или передачи договора. Это постановление не касается случаев перемены лиц в обязательстве в силу закона.
В то же время в Постановлении указывается, что предметом цессии могут быть и внедоговорные обязательства (п. 13).

Верховный Суд разделил собственно переход права и основание, на котором происходит переход. В Постановлении указывается, что основанием для уступки может быть любой договор, предполагающий полную передачу имущества от одного лица к другому, — будь то договор купли-продажи, дарения, а равно и непоименованный или смешанный договор.
.
Постановление положительно решило вопрос о допустимости инкассо-цессии, что облегчает жизнь профессиональным взыскателям, то есть коллекторам.
В Постановлении ВС не устанавливает критерии разграничения договоров продажи имущественных прав и договоров факторинга. В примерах оснований уступки Пленум не называет договор мены. Видимо ВС считает, что к обмену правами требования нормы о мене неприменимы.
В Пленуме разделяется распорядительная уступка и ее обязательственное основание. При недействительности основания уступки переход права считается несостоявшимся.

В отношении перехода прав требования действует диспозитивная консенсуальная система, то есть право переходит от цедента к цессионарию по общему правилу с момента заключения соглашения. Если стороны не оговорили иного, обязательственная сделка, являющаяся основанием цессии, имплицитно содержит в себе и распорядительное соглашение сторон о переходе права. Переход совершается в момент заключения этой обязательственной сделки-основания.
Стороны вправе согласовать другой срок перехода права, да и природа уступаемого права может требовать такого иного момента.
Что касается соглашения сторон, то возможна привязка момента перехода права к моменту осуществления встречного предоставления со стороны цессионария, а также к наступлению иного события.
Пленум уделил внимание уступке будущих требований. Стороны могут договориться о совершении отдельной распорядительной сделки. На случай неисполнения обязанности цедента совершить такую сделку Постановление предусматривает такой способ защиты цессионария, как перевод на него прав в судебном порядке, — этот вопрос позитивным законодательством урегулирован не был, однако ВС посчитал ненужным конструировать в данном случае иски о «понуждении к передаче права» или о «понуждении к совершению сделки».
Уступка будущих требований — исключение из общего правила. По общему правилу право переходит в момент совершения сделки- основания. Однако, есть исключения, наиболее характерное из которых — уступка будущих требований. Такое требование не может перейти к цессионарию ранее того момента, когда оно появится у цедента.
В Постановлении указано, что обязательства, срок исполнения которых не наступил, не относятся к будущим. Но Постановление не внесло ясности в вопрос об отнесении к будущим ряда требований.
В некоторых случаях Постановление позволяет должникам пренебрегать даже достоверно известным им фактом материального правопреемства и дожидаться публичного подтверждения уступки. Речь идет о правах, относительно которых состоялось судебное решение и начато исполнительное производство: если уступка была произведена на этом этапе, Постановление позволяет «не осуществлять исполнение до замены взыскателя».
Приобретатель недвижимого имущества, переданного в аренду, может разумно рассчитывать на то, что после перехода права собственности он будет получать от арендатора платежи в размере, установленном договором аренды, как он видит его условия по данным реестра. Если же выяснится, что арендодатель давно уступил эти требования третьему лицу, то такой приобретатель лишится своих ожиданий, причем основанных на данных реестра, — имеет место нарушение принципа публичной достоверности реестра.
Постановление однозначно требует регистрации договоров уступки. При этом Пленум ВС не воспользовался возможностью произвести дифференциацию тех требований из договоров, которые по своей природе действительно требуют регистрации, и тех, в отношении которых она не имеет никакого смысла, а только лишь дает недобросовестным должникам лишние возможности для воспрепятствования взысканию с них.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *